Юрий Баранчик: Начнёт ли Запад игру вокруг преемника Лукашенко?

Юрий Баранчик: Начнёт ли Запад игру вокруг преемника Лукашенко?В своих предыдущих публикациях мы неоднократно говорили, что в настоящее время политическая система страны держится исключительно на авторитете фигуры президента и его поддержке силовыми структурами, свидетельством чего являются последние перестановки в МВД республики. Партии слабы, парламент не воспринимается большинством граждан республики как центр принятия решений. Накануне парламентских выборов руководство страны предприняло определенные шаги для выхода из ситуации кризиса в отношениях с Западом, выпустив двух «политзаключенных» и временно стабилизировав отношения с…

В своих предыдущих публикациях мы неоднократно говорили, что в настоящее время политическая система страны держится исключительно на авторитете фигуры президента и его поддержке силовыми структурами, свидетельством чего являются последние перестановки в МВД республики. Партии слабы, парламент не воспринимается большинством граждан республики как центр принятия решений. Накануне парламентских выборов руководство страны предприняло определенные шаги для выхода из ситуации кризиса в отношениях с Западом, выпустив двух «политзаключенных» и временно стабилизировав отношения с ЕС, который, в свою очередь, после освобождения заключенных вернул послов в республику. Пока стороны воздерживаются от дальнейших шагов как в отношении смягчения позиции, так и в отношении роста эскалации. В белорусско-европейских отношениях наступило временное затишье, которое продлится не долго — ориентировочно до июля, когда начнет приближаться кампания по выборам в парламент.

Отличительной чертой нынешней кампании является и то, что власть так и не решилась на запуск проекта по созданию провластной партии «Белая Русь», которой могло бы принадлежать большинство мест в нижней палате парламента, и на которую президент мог бы переложить часть вопросов, связанных с устойчивым функционированием политической системы страны. Очевидно, что связано это с тем, что глава государства не хочет создавать даже иллюзорный новый центр принятия решений, и он прав — никто не знает? как поведет себя партия «парламентского большинства» в условиях, когда она почувствует вкус власти, тут не поможет никакой предварительный отсев кандидатов в депутаты, а повторения ситуации возврата в 90-тые президент по вполне понятным причинам не желает, и это также вполне объяснимо. Тем не менее, проблема партийного строительства в республике остается одной из самых острых политических проблем, т.к. очевидно, что мы в этом отношении отстали от наших партнеров по Евразийскому союзу очень серьезно — от России лет на двадцать, от Казахстана — лет на десять. И если ситуация в плане формирования Евразийского союза к 2015-2018 годам подойдет к своему логическому завершению — формированию Евразийского парламента и выборам делегатов, то очень странно в нем будут смотреться депутаты от республики, выбранные не по партийным спискам.

Вполне вероятно, что проблема легитимности будущего парламента останется одной из главных тем и на предстоящих выборах. Она связана с тем, что в предыдущие годы легитимность белорусского парламента имела в качестве своей основы поддержку России и наблюдателей от стран СНГ. Очевидно, что и в этом году такая поддержка будет оказана. Также вполне ожидаемо, что ЕС и США снова не признают итогов выборов, если в парламенте не будет некоей «квоты» прозападно настроенных политиков.

По предположениям некоторых провластных и оппозиционных политтехнологов, для легитимации парламента достаточно будет договориться с Западом о некой «квоте» прозападных депутатов, которые должны будут, по замыслу западных стратегов и их лоббистов в коридорах белорусской власти, представлять в парламенте радикальную оппозицию. Ориентировочно, они думают, что власть может пропустить в парламент через избирательное сито 5-7 человек из второго или третьего эшелона оппозиции. В этом случае, убеждают президента некоторые члены его окружения, Запад может признать белорусский парламент.

Однако каковы гарантии того, что Запад не сыграет в двойную игру: предварительно договорившись с белорусскими властями, он затем оттянет свое решение по выборам, а потом, несмотря на выполнение белорусской властью своих обязательств по допуску оппозиции в парламент, сыграет свою партию, снова отказавшись признать легитимность белорусского парламента и повысив уровень требований к белорусской стороне? Никаких гарантий того, что Запад не ведет двойной игры, нет. А если есть ее возможность (а она есть, и еще какая), то игра будет. Т.е. несмотря на допуск оппозиции в парламент, Запад собирается «кинуть» белорусскую сторону, как он это делает всегда. В то же время представители оппозиции будут уже представлены в белорусском парламенте. Благодаря депутатскому статусу они получат возможность: а) работать и пропагандировать свои взгляды; б) общаться с белорусской номенклатурой и потихоньку перетаскивать ее представителей на свою сторону; в) начать оказывать пока опосредованное влияние на принимаемые решения.

Главное — ссылаясь на свое представительство в парламенте, радикальная оппозиция получит: а) психологическое преимущество, как в собственных глазах, так и в глазах рядовых граждан республики; б) возможность говорить о том, что она начала побеждать власть. В этой связи, с учетом целевых установок деятельности оппозиции (а именно — смена руководства страны и претензия на власть), уже сегодня можно сделать вывод о том, что присутствие лидеров радикальной оппозиции в парламенте, с одной стороны, резко снизит стабильность политической системы, а, с другой, — существенно повысит политические риски устойчивого экономического развития. И это вне зависимости от источников внешнеполитической легитимации белорусского парламента, и того, будет вообще эта легитимация, или нет. Следовательно, закономерным является рассмотрение следующего вопроса: а надо ли во принципепропускать в парламент представителей прозападной оппозиции, если это действие ни к чему никого не обязывает и не является «гарантией»? То, что не является гарантией — показано ниже.

Двойная игра Запада

Однако, предположим, что, с учетом допуска некоторых представителей оппозиции, руководство Беларуси и Запад договорились относительно легитимности белорусского парламента. Означает ли это, что задача белорусского руководства по легитимации парламента со стороны Запада решена окончательно? Дальнейший анализ данной проблемы показывает, что нет, не решена. Поскольку глубинной целью Запада при рассмотрении проблемы легитимации белорусского парламента является не вопрос допуска в белорусский парламент нескольких представителей оппозиции, а совсем иное, гораздо более для него ценное, что позволит ему дергать власть за ниточки так же, как и оппозицию. Только в этом случае ценность доставшегося Западу «приза» будет намного превышать ценность «приза» под названием «оппозиция в парламенте». Следовательно, целью данной игры Запада является не оппозиция, а нечто другое — гораздо более важное.

Рискнем предположить, что об этом ни власть, ни, тем более, оппозиция еще не догадываются: президент потому, что, к сожалению, недооценивает противника и думает переиграть Запад, его советники потому, что до этого додуматься не могут, оппозиция потому, что слишком любит себя и думает, что это из-за нее будет затеян весь этот сыр-бор с легитимацией парламента. На самом деле в эту предвыборную кампанию все не так. Следовательно, должен быть некий новый фактор, который меняет весь известный нам по предыдущим выборам расклад ролей и сольных партий. Что же, какой именно фактор радикально меняет весь расклад сил и глубинные истинные целевые установки основных политических игроков (президента и Запад) при выборах в следующий белорусский парламент? Это фигура преемника, точнее один возможный сценарий, при котором президент решит, что его преемник должен будет для своей дальнейшей политической карьеры пройти через парламент.

Т.к. политическая биография преемника должна быть безупречной, Запад получает уникальную возможность вести торг и оказывать давление на руководство страны. Вот та карта, которая лежит в рукаве Запада на переговорах с белорусской стороной по вопросу признания легитимности будущего белорусского парламента: Запад может запросто не пойти на признание белорусского парламента, даже при наличии в нем представителей оппозиции, только для того, чтобы скомпрометировать фигуру преемника на всю его дальнейшую политическую карьеру. А вся так называемая «объединенная» оппозиция может продолжать на всяких «европейских маршах» «кудахтать» и подставлять молодежь, сколько ей будет угодно. После такой постановки вопроса, она уже никаким фактором проведения кампании по выборам в следующей белорусский парламент не является.

Президент не может не понимать, что как только Запад получит возможность его шантажировать преемником, ни о каком «диалоге» с Западом не может быть и речи. Запад все возьмет в свои руки и никаких переговоров не будет. Самым грустным в этой ситуации будет то, что президент столько лет отстаивал независимость страны, прежде всего, перед Западом, а потом сам же, притом безj всякого насилия со стороны Запада, просто из-за недооценки ситуации, из-за слабого окружения, и отдал ему власть. Если же пойти на вариант преемника в парламенте (при этом не важно — будет он рядовым депутатом или спикером нижней палаты), не обращая внимания на конфликт с Западом, то о дальнейшей политической карьере преемника вообще не может быть речи: его легитимация со стороны Запада будет стоить еще дороже. Скорее всего, Запад попросит всю власть. А когда он ее получит, то просто и без затей расправиться со всеми по своему желанию. Так что этот вариант также несет в себе почти одни негативные последствия.

Т.е., как ни крути, вывод получается один: за признание легитимного статуса преемника в парламенте Запад «попросит» власть (притом, что объявить парламент нелегитимным он сможет всегда — достаточно любого надуманного предлога) и выставит свои условия; нынешнее же непризнание требований Запада в дальнейшем вынудит идти на еще большие уступки в вопросах власти в целях легитимации преемника, что опять-таки равнозначно потере всей власти. Возможно, у кого-то появился вопрос: а почему нельзя с Западом договориться относительно преемника и его места в парламенте? Повторим — потому что, при этом Запад выставит свои условия, которые вряд ли будут приемлемы для власти, если же она их примет, то сама добровольно и без всякого торга отдаст рычаги управления Западу.

Следовательно, отправить преемника в парламент — означает добровольно сделать его заложником Запада. Это не отвечает ни национально-государственным интересам Беларуси, ни интересам президента. Такая модель проведения выборов и сопутствующего им закрытого переговорного процесса подтверждает нашу правоту относительно того, что в кризисных ситуациях Запад не будет соблюдать никаких достигнутых договоренностей и действовать исключительно с позиции силы и шантажа. Переговоры с Западом ни к чему привести не смогут, т.к. а) ресурсы — несопоставимы, Запад может еще сто лет ждать, пока Беларусь сама упадет к его ногам; б) Беларусь не интересует Запад сама по себе. Беларусь интересует Запад только в контексте его противостояния с Россией.

Проведенный анализ показал, что ни при каких условиях Запад не може, и не будет выступать надежным источником легитимности белорусской власти, т.к. на нашей территории он преследует сугубо свои геополитические и военно-стратегические цели. Следовательно, необходимо искать другой источник легитимизации белорусского парламента. И этот источник — Россия, Казахстан, другие страны СНГ, те общественно-политические силы наших стран, которые выступают за евразийскую интеграцию, чтобы на месте распавшегося СССР создать новый мощный мировой центр силы. Других вариантов у нас нет.

Источник: www.regnum.ru

Улюкаев назвал взаимные санкции России и Запада игрой с «отрицательной суммой»
«Конечно, немалую роль играют те геополитические вызовы, которые оформились в виде санкционного режима и контрсанкций.

Чьи птенцы недовольны Лукашенко-1 и не хотят Лукашенко-2?
Неожиданная кончина президента Узбекистана Ислама Каримова и возникшая с связи с этим проблема транзита власти, в полный рост высветила актуальность данной проблемы и для Беларуси, тем самым подтвердив своевременность состоявшейся…

Игра вокруг Донбасса и вредный мистер Путин
Количество информационных материалов тут просто зашкаливает, на данной теме оттоптался даже самый ленивый журналист или блоггер.

Игра без правил: правовой империализм против России
Термин «правовой империализм» возник в связи с событиями вокруг государственного долга Аргентины, когда суд Нью-Йорка по нескольким частным искам вынес решение в отношении этого государства и росчерком судейского пера долг Аргентины был увеличен, по оценкам экспертов, на 120 млрд.


  • Запад,
  • Парламент,
  • Оппозиция,
  • Преемник,
  • Власть
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: