Детей таджиков-мигрантов на родине поместят в детдома

Детей таджиков-мигрантов на родине поместят в детдомаДепутаты нижней палаты парламента Таджикистана внесли ряд дополнений и изменений в Семейный кодекс страны, регламентирующие правовое положение детей трудовых мигрантов. Согласно новым поправкам, несовершеннолетние дети, оставшиеся без должного присмотра, до возвращения родителей могут быть отправлены в специализированные детские учреждения.

По мнению наблюдателей, таджикские власти таким образом впервые признали, что в стране существует беспризорность, и эта проблема весьма актуальна.

Почти у 80% безнадзорных детей жив хотя бы один родитель, а во многих случаях оба, и, как правило, они трудовые мигранты.

По данным правозащитных организаций, более 30% таджикских детей сегодня не посещают школы. Большинство из них работают. Проблема приобрела актуальность после начала гражданской войны в Таджикистане (1992-1997) и массовой трудовой миграции.

Несмотря на принятый в Таджикистане закон об искоренении детского труда, решению проблемы не видно конца.

Причина тому – нерешенность социально-экономических вопросов, безработица, трудовая миграция. По данным Международной организации труда (МОТ), большинство работающих детей — из семей гастарбайтеров.

«Часто родители, уезжая на заработки, оставляют детей у родственников, которые не всегда должным образом могут за ними присмотреть. Нередко подростки идут на улицу и самостоятельно зарабатывают себе на жизнь, — поясняет депутат Хадиджа Хакимова. — Нам важно, чтобы эти дети не были отстранены от учебного процесса, и поэтому они будут до возвращения родителей определены в детские дома или интернаты, где дети будут не только учиться, но и воспитываться».

Парламентарии надеются, что новые изменения помогут подсчитать количество беспризорных детей в стране. Пока официальные власти не располагают такими данными. По информации Госкомстата, в Таджикистане зарегистрировано более 176 тысяч работающих детей, большая половина которых — дети трудовых мигрантов.

Разгуливающие в лохмотьях по душанбинским рынкам дети: девочки с лотками со сладостями, мальчики с пакетиками и ведрами для мойки машин на улицах города — привычное явление для Душанбе последних лет.

Каждый из ребят кормит себя по-разному. Кто-то попрошайничает, кто-то питается отбросами из мусорных баков, но большинство детей все же пытаются работать. Причем часто в поисках заработка они намного удачливее своих родителей, и нередко именно дети становятся основными кормильцами в семье.

14-летний Сироджиддин Камолов приехал в Душанбе из Хатлонской области, что на юге страны. Родители подростка уже 6 лет находятся на заработках в России. Сироджиддин, два его младших брата и сестра живут с родителями отца.

В большой семье вместе с ними проживают еще дядя Сироджиддина с детьми. Когда денег, которые периодически присылают родители, стало не хватать на содержание семьи, подросток решил перебраться в Душанбе, где он подрабатывает мойкой машин.

«Решение оставить учебу и приехать в город на заработки я принял сам. Мои младшие братья и сестра ходят в школу, и я стараюсь их обеспечивать всем необходимым, но сам учиться и полностью зависеть от родственников я не хочу. Родители присылают деньги, но после кризиса у них тоже стало трудно с работой. Я хочу помочь им», — говорит Сироджиддин.

Судьбами безнадзорных детей занимается и милиция. Многочисленные рейды, которые периодически проводятся на улицах столицы, не принесли желаемого результата. С беспризорниками проводят профилактические беседы, а после отпускают домой, предупреждая об ответственности, но подростки вновь выходят на улицу зарабатывать на жизнь. Детский труд, по словам Собира Аминова, национального координатора Международной организации труда (МОТ), часто связан с насилием, которому ежедневно подвергаются подростки.

«Это поможет предупредить преступность среди детей. Беспризорники не посещают школу и могут охотно вовлекаться криминальными структурами в наркоторговлю и занятия проституцией. Если сейчас не обращать внимания на образование и здоровье детей, что будет дальше, когда дети не будут способны выполнять какую-то работу, будут вообще искалечены? », — задается вопросом Собир Аминов.

Душанбинец Равшан живет у тети. За свои неполные 10 лет Равшан успел поработать грузчиком, мойщиком машин и даже разносчиком газет.

«Когда уехал отец, я остался с матерью. Нам было трудно, но я чувствовал, что защищен. Совсем трудно стало после отъезда мамы. Вот тогда я стал ощущать полное одиночество, хотя живу в семье родственников. Но я терплю, потому что родителям надо заработать денег на еду, одежду и квартиру» — говорит Равшан.

Сироджиддин и Равшан не посещают школу. Они подрабатывают на улицах таджикской столицы. История их жизни похожа на многие другие такие же истории мальчиков и девочек, вынужденных зарабатывать на жизнь самостоятельно.

По словам Хадиджи Хакимовой, нововведения в Семейный кодекс страны помогут таким детям вернуться в учебный процесс. Пока родители фактически безнадзорных детей находятся в России, воспитанием подростков будет заниматься государство.

«Никто не может обвинять родителей-мигрантов в безответственности. Они вынуждены выезжать на заработки, поэтому власти хотят помочь им и взять ответственность за воспитание детей на время их отсуствия. Не всегда близкие родственники в состоянии ухаживать за детьми», — комментирует закон депутат Хадиджа Хакимова.

Проблема использования детского труда актуальна для многих стран, в том числе и для Таджикистана. Страна подписала международные правовые акты об искоренении детского труда и Конвенцию о защите прав ребенка, однако многие дети вынуждены самостоятельно зарабатывать себе на жизнь или помогать родителям, выполняя самую тяжелую работу.

«Конечно, родители-мигранты стараются присылать деньги родственникам, чтобы те присматривали за их детьми. Но одно дело, когда родители заботятся о детях, а совсем другое — родственники. Получается, что дети отстраняются от учебы, им уделяется мало внимания и они фактически предоставлены сами себе. В последнее время увеличилось число таких подростков» — говорит правозащитница Гулбахор Муродова.

Сколько на самом деле таджикских гастарбайтеров трудится в России, никто не знает. По сведениям официального Душанбе, около 700 000 человек, но по неофициальным данным, их вдвое больше — до полутора миллионов. Число женщин-мигрантов из Таджикистана за последние годы значительно возросло.

По мнению экспертов, таджикские власти были вынуждены принять новые поправки в семейный кодекс страны из-за увеличения числа преступлений, совершаемых детьми. Как правило, это воровство и мелкое хулиганство, однако есть и тяжкие преступления — торговля наркотиками и проституция.

Между тем, правозащитники опасаются, что реализации законов может помешать дефицит средств в госбюджете.

Источник: www.bbc.co.uk

На Родину-мать в Киеве надели венок из красных маков
Об этом сообщается на официальной странице Киевского национального музея Второй мировой войны. «Мемориал готовится к памятным дням, когда весь мир вспоминает участников и жертв Второй мировой войны.

Денежные переводы таджиков на родину сократились в 4 раза
В последние годы в Таджикистане зафиксировано резкое падение денежных переводов от работающих за границей граждан. Почти половину ВВП страны, по данным Всемирного банка, составляют переводы от гастарбайтеров.

Более 3,9 млн афганских беженцев уже вернулись из Пакистана на родину
ИСЛАМАБАД, 5 ноября. /ТАСС/. По меньшей мере 3,9 млн афганских беженцев с 2002 года вернулись из Пакистана к себе на родину.


  • Ребёнок,
  • ТРУД,
  • Власть,
  • Равшан,
  • Жизнь
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: