Литературный конкурс. День закрытых дверей

— Виктор Андреевич! — доносилось со всех сторон. — Ти-ха! — гаркнул тот. Переполошившиеся сотрудники замерли. — Отомри! — усмехнулся генеральный. — Что вы как дети малые? Останьтесь, кому нужно. Теребя пуговицу на манжете рубашки, Лена переминалась с ноги на ногу. Валерий, закурив, покачивался на стуле. Сергей сидел на краешке кресла, то и дело поправляя очки, сползающие на нос. Тишина нарушалась лишь монотонным гудением принтера и шуршанием бумаги.

Совещание закончилось: задвигались стулья, зашуршали бумаги.

— Виктор Андреевич! — доносилось со всех сторон.
— Ти-ха! — гаркнул тот. Переполошившиеся сотрудники замерли.
— Отомри! — усмехнулся генеральный. — Что вы как дети малые? Останьтесь, кому нужно.

Теребя пуговицу на манжете рубашки, Лена переминалась с ноги на ногу. Валерий, закурив, покачивался на стуле. Сергей сидел на краешке кресла, то и дело поправляя очки, сползающие на нос. Тишина нарушалась лишь монотонным гудением принтера и шуршанием бумаги. Уборщица баба Маша, держа швабру перед собой двумя руками, просочилась в кабинет. Тяжелая дверь закрылась с легким причмокиванием.

— Что там с принтером, Миш? — спросил руководитель.
— Работает, — откликнулся тот из угла кабинета и довольно улыбнулся. — А вы говорите, сервис вызывать.
— Виктор Андреевич, — произнесла Лена. — А вы уже звонили в… в полицию? — последнее слово она произнесла с придыханием.
— Да что они скажут? — он махнул рукой. — Ваши деньги, вы и ищите. Завтра вроде обещали кого-то прислать.
— Виктор Андреич! — выкрикнула баба Маша. — Мне внучку из школы забрать надо! Я пойду, можно? — она взмахнула шваброй, задев мусорную корзину.
— Идите, — вздохнул генеральный, проводив взглядом крупные обрывки бумаги, высыпавшиеся на ковер.

— Виктор Андреич! — снова завопила баба Маша. — У вас дверь не открывается.
— Вы не в ту сторону крутите, — усмехнулся Валерий.
— Да как не в ту?
— Ленка стесняется, — поддел ее Валерий и шепотом добавил: — Я думал, ты только под одеялом умела стесняться.

— Отойдите, — Михаил, оставив в покое принтер, подошел к двери и минуту безуспешно ворочал ручку. — Действительно, не открывается.
— Давайте сначала с вами разберемся, — сказал Виктор Андреевич. — Лена, какие у тебя были вопросы?
— Я… — замялась женщина. — Хотела бы решить их конфиденциально.

— Ленка стесняется, — поддел ее Валерий и шепотом добавил: — Я думал, ты только под одеялом умела стесняться.

Женщина побагровела.

— Да когда ты меня, наконец, в покое оставишь? Я тебе не одна из твоих… из твоих…
— Хватит! — Виктор рубанул воздух ребром ладони. — Валера, ты зачем остался?
— У меня вопрос, — ответил тот и, выдержав паузу, продолжил. — Что этот хмырь, — он кивнул в сторону Сергея, — делал в приемной вчера вечером?
— Я вас попрошу! — взвился тот. — Не «тыкайте» мне! Что и где я делал — это мое личное дело.
— Нет уж, дело теперь общественное. Денежки-то из сейфа кто-то спер!
— На что это вы намекаете?
— А я намекаю? — саркастически усмехнулся Валера.

— Странно… — Михаил тем временем продолжал сражаться со строптивой дверью. — Эй! — тут он забарабанил в нее кулаком. — Кааатя!
Но секретаря в приемной не было.

— Да что ж такое-то? — баба Маша всплеснула руками. — Внучка моя как же?
— Не переживайте вы так, — утешила уборщицу Лена. — Мы сейчас позвоним… — она подняла трубку и торопливо набрала номер своего отдела. — И нам откроют…

Телефон молчал. Лена зачем-то заглянула под стол и осмотрела провод, змеящийся по полу за шкаф.

Валерий захлопал по бокам, стараясь нащупать мобильный.

— Чччерт! — выдохнул он. Все сотрудники перед совещанием оставляли свои телефоны в соседнем кабинете. — Миш? — он с надеждой посмотрел на парня, но тот развел руками:

— Я не брал с собой.

Баба Маша нервно теребила край рабочего халата.

— Если следовать логике, — начал Сергей, — которой у вас, конечно, нет, — отомстил он Валерию за «хмыря»,— то телефон здесь может быть только у руководителя. Все посмотрели на начальника.
— А я… кажется, его в плаще оставил, — пробормотал Виктор Андреевич.
— Прекрасно! — нарочито громко рассмеялся Валерий. — Вечер перестает быть томным.
— Какой вечер? — огрызнулась Лена. — Я не собираюсь тут до темноты сидеть, особенно с тобой.
— Я знал, что я для тебя особенный!
— Придурок, — Лена отвернулась.
— Давайте мыслить конструктивно, — завел Сергей. — Мы можем выбить стекло или нагреть датчик пожарной сигнализации…

— Давайте мыслить конструктивно, — завел Сергей. — Мы можем выбить стекло или нагреть датчик пожарной сигнализации…
— Это ты в кино видел? — поинтересовался Миша. — Очень конструктивно.
— Ну, по крайней мере сбежится охрана.
— Если не разбежится от предполагаемого пожара, — хмыкнул Виктор Андреевич. — Проще подождать, пока кто-нибудь зайдет. Сергей, вы, кстати, не ответили, зачем приходили вечером?
— Ну… Я подготовил ряд предложений по вашему указанию… — он завозился с застежкой портфеля. — Вот, у меня тут с собой, посмотрите, пожалуйста...

Валерий, изловчившись, выхватил верхний лист.

— Да что вы себе позволяете? — возмущенно вскричал Сергей.
— Любое предложение должно рассматриваться коллективно, — парировал тот, пробегая глазами строчки. — Ах ты… рожа интеллигентская! На мой отдел позарился? А меня, значит, на улицу? Тихушник! Падаль очкастая!

Тут он попытался пнуть стул, на котором сидел Сергей, но промахнулся и с размаха ударился ногой о столешницу.

— Блин! — Валерий сел на пол, потирая ушибленное место. — Из-за тебя всё! Еще мусор тут понабросали…
— Какой мусор? — встрепенулась баба Маша. — Я перед совещанием все тут собрала.
— А мы вроде ничего не выбрасывали… — озадаченно сказал Миша. — Ну-ка…

Он подобрал клочки бумаги и разгладил один на коленке.

— «Прошу уволить меня по...» — прочитал он. — И подписано… — он перебрал обрывки, нашел нужный и посмотрел на Лену, с безучастным видом стоявшую у окна.

— Ага! — воскликнул Валерий. — Вот ты и попалась! Деньги стащила, а теперь соскочить решила?
— Выбирай выражения, — бросила она.
— Так если стащила, то почему передумала? — подал голос Сергей.
— Да не брала я никаких денег! — в сердцах выпалила Лена. — Я вчера вечером положила заявление на стол Кате, а сегодня утром забрала. Я уже по сто раз его переписывала, потому что я не могу больше работать… вот с ним, — она кивнула в сторону Валерия.
— Какая тонкая натура! — прокомментировал тот.
— Видите! — женщина протянула руку в сторону мужчины. — Да ты мне дышать не даешь!
— Ты мне тоже… не даешь! — ухмыльнулся Валерий.
— Ты низкий, подлый, мелочный!.. — взъярилась она.

Валерий сделал вид, что что-то пишет на ладони.

— Помедленнее, я записываю, — иронически сказал он. — «Ты растоптал мои светлые чувства! Оскорбил мою гордость!»
— Да что с тобой говорить! — Лена махнула рукой.

— Интересно, почему все-таки телефон не работает. Я посмотрю, ладно? — произнес Миша, ни к кому конкретно не обращаясь, и подошел к шкафу, силясь отодвинуть его, чтобы посмотреть розетку.
— Валера… — задумчиво протянул Виктор Андреевич. — А что, интересно, ты делал в приемной, когда заметил Сергея?

— Валера… — задумчиво протянул Виктор Андреевич. — А что, интересно, ты делал в приемной, когда заметил Сергея? — он выделил интонацией местоимение.
— Мимо шел, — буркнул мужчина.
— Неубедительно, — Лена обрадовалась возможности уесть коллегу.
— Да роман у него с Катей, — пропыхтел Михаил из-за шкафа. — По курилкам, по лестницам прячутся. Детский сад, ясельная группа!
— А ты шпионишь, что ли? — вызверился Валера.
— Вы такие конспираторы, что тут особого ума и не надо.
— У тебя его и нет.
— Чья бы корова… — начал Михаил, но тут Лена подскочила к Валерию и влепила ему звонкую пощечину.
— Да за что? — взвыл тот. — Я тебе вообще ничего не обещал! А корпоратив, сама понимаешь, штука такая…

Сергей, размышляя, покачивал ногой.

— Так может, вы с Катей, того? В сговоре? — выдал он. — Ей, наверно, проще было к сейфу подобраться…

Все замолчали и взглянули на него.

— От себя подозрения отводишь? — сверкнул глазами Валерий. — С предложениями он пришел, как же!

— Виктор Андреевич! — заголосила баба Маша. Из ее уст обращение звучало как «Виктодреич». — Ну, внучку же мне надо..! Может, сломаете эту дверь?
— Я? — вытаращился генеральный. — Металлическую дверь?
— Попробуйте лбом, — пробурчала Лена себе под нос.

Но тут за стеной послышалась веселая дробь каблучков, дверь заскрежетала и, наконец, распахнулась. Уборщица радостно ринулась из кабинета.

— Все как вы просили, Виктор Андреевич, — отчиталась Катя.
— Спасибо, иди, — поморщился начальник.
— Что значит «как вы просили»? — Валерий оперся кулаками на стол.

Генеральный вздохнул, а затем достал из ящика пачку банкнот и швырнул на стол. Все проводили взглядом рассыпавшиеся купюры.

— Не брал никто этих денег. — Устало выдохнул Виктор Андреевич. — Я давно заметил, что утратил над вами контроль. Вы присылаете друг другу отчеты по электронной почте и, разговаривая, никогда не смотрите в глаза собеседнику, так как одновременно читаете документы и держите у уха трубку мобильника. И я понял, что совершенно не знаю, как и чем вы живете, что вас волнует, а что возмущает…
— А вы что, наш папочка? — ощерился Валерий.
— Вот я и придумал, — невозмутимо продолжал руководитель, — устроить нечто вроде проверки на стрессоустойчивость, а заодно посмотреть, чего вы стОите, когда не прячетесь за показушной деловитостью, — он выразительно взглянул на Лену, та потупилась.
— Помедленнее, я записываю, — иронически сказал он. — «Ты растоптал мои светлые чувства! Оскорбил мою гордость!»

«Позор-то какой…» — подумала она, краснея до корней волос.

— Да это чушь какая-то! — распалился Михаил. — Мы вам кто, мыши подопытные?
— Угу. Крысы, — подсказал Валерий и при этом пристально посмотрел на Сергея.
— Хомячки, — не остался в долгу тот, ответив столь же долгим взглядом.
— Не всё, конечно, пошло по плану, — вздохнул Виктор Андреевич, вспомнив уборщицу.

Раздосадованные сотрудники потянулись к выходу.

— Я вам это еще припомню! — послышалось чье-то шипение.

Два месяца спустя.

Баба Маша, не спеша, прибиралась в опустевших офисных комнатах. Любопытные фонари заглядывали в окна, отбрасывая свет на полированные столешницы.

— От молодежь… — незлобно приговаривала уборщица. — Убегут, побросают бумаги-то. Мусор это или нет, поди разбери… Вот Леночка, когда здесь сидела, каждая страничка свое место знала. Да и вежливая была, всегда «спасибо» скажет, улыбнется… Эх… А этот-то, Серёжа… Как бишь его… Васильичем теперь просит называть. Сроду не было, чтоб я франта энтого по батьке кликала! Ишь, начальник!.. А Валерка-то! Валерка! Как заявился вчера, да в новых ботинках, всю грязь мне на ковер принес! Значит, правильно сделал, что ушел. Слышала я, как обсуждают его, видно, пакость какую Виктору Андреичу сделал. Говорили, что он всю грязь наружу вытащил, только где грязь-то, ковер же я почистила сразу…

Она оперлась на швабру и, вздохнув, взглянула в окно.

— Вот такие дела у нас… Такие дела.

 

Совещание закончилось: задвигались стулья, зашуршали бумаги.

— Виктор Андреевич! — доносилось со всех сторон.
— Ти-ха! — гаркнул тот. Переполошившиеся сотрудники замерли.
— Отомри! — усмехнулся генеральный. — Что вы как дети малые? Останьтесь, кому нужно.

Теребя пуговицу на манжете рубашки, Лена переминалась с ноги на ногу. Валерий, закурив, покачивался на стуле. Сергей сидел на краешке кресла, то и дело поправляя очки, сползающие на нос. Тишина нарушалась лишь монотонным гудением принтера и шуршанием бумаги. Уборщица баба Маша, держа швабру перед собой двумя руками, просочилась в кабинет. Тяжелая дверь закрылась с легким причмокиванием.

— Что там с принтером, Миш? — спросил руководитель.
— Работает, — откликнулся тот из угла кабинета и довольно улыбнулся. — А вы говорите, сервис вызывать.
— Виктор Андреевич, — произнесла Лена. — А вы уже звонили в… в полицию? — последнее слово она произнесла с придыханием.
— Да что они скажут? — он махнул рукой. — Ваши деньги, вы и ищите. Завтра вроде обещали кого-то прислать.
— Виктор Андреич! — выкрикнула баба Маша. — Мне внучку из школы забрать надо! Я пойду, можно? — она взмахнула шваброй, задев мусорную корзину.
— Идите, — вздохнул генеральный, проводив взглядом крупные обрывки бумаги, высыпавшиеся на ковер.

— Виктор Андреич! — снова завопила баба Маша. — У вас дверь не открывается.
— Вы не в ту сторону крутите, — усмехнулся Валерий.
— Да как не в ту?
— Ленка стесняется, — поддел ее Валерий и шепотом добавил: — Я думал, ты только под одеялом умела стесняться.

— Отойдите, — Михаил, оставив в покое принтер, подошел к двери и минуту безуспешно ворочал ручку. — Действительно, не открывается.
— Давайте сначала с вами разберемся, — сказал Виктор Андреевич. — Лена, какие у тебя были вопросы?
— Я… — замялась женщина. — Хотела бы решить их конфиденциально.

— Ленка стесняется, — поддел ее Валерий и шепотом добавил: — Я думал, ты только под одеялом умела стесняться.

Женщина побагровела.

— Да когда ты меня, наконец, в покое оставишь? Я тебе не одна из твоих… из твоих…
— Хватит! — Виктор рубанул воздух ребром ладони. — Валера, ты зачем остался?
— У меня вопрос, — ответил тот и, выдержав паузу, продолжил. — Что этот хмырь, — он кивнул в сторону Сергея, — делал в приемной вчера вечером?
— Я вас попрошу! — взвился тот. — Не «тыкайте» мне! Что и где я делал — это мое личное дело.
— Нет уж, дело теперь общественное. Денежки-то из сейфа кто-то спер!
— На что это вы намекаете?
— А я намекаю? — саркастически усмехнулся Валера.

— Странно… — Михаил тем временем продолжал сражаться со строптивой дверью. — Эй! — тут он забарабанил в нее кулаком. — Кааатя!
Но секретаря в приемной не было.

— Да что ж такое-то? — баба Маша всплеснула руками. — Внучка моя как же?
— Не переживайте вы так, — утешила уборщицу Лена. — Мы сейчас позвоним… — она подняла трубку и торопливо набрала номер своего отдела. — И нам откроют…

Телефон молчал. Лена зачем-то заглянула под стол и осмотрела провод, змеящийся по полу за шкаф.

Валерий захлопал по бокам, стараясь нащупать мобильный.

— Чччерт! — выдохнул он. Все сотрудники перед совещанием оставляли свои телефоны в соседнем кабинете. — Миш? — он с надеждой посмотрел на парня, но тот развел руками:

— Я не брал с собой.

Баба Маша нервно теребила край рабочего халата.

— Если следовать логике, — начал Сергей, — которой у вас, конечно, нет, — отомстил он Валерию за «хмыря»,— то телефон здесь может быть только у руководителя. Все посмотрели на начальника.
— А я… кажется, его в плаще оставил, — пробормотал Виктор Андреевич.
— Прекрасно! — нарочито громко рассмеялся Валерий. — Вечер перестает быть томным.
— Какой вечер? — огрызнулась Лена. — Я не собираюсь тут до темноты сидеть, особенно с тобой.
— Я знал, что я для тебя особенный!
— Придурок, — Лена отвернулась.
— Давайте мыслить конструктивно, — завел Сергей. — Мы можем выбить стекло или нагреть датчик пожарной сигнализации…

— Давайте мыслить конструктивно, — завел Сергей. — Мы можем выбить стекло или нагреть датчик пожарной сигнализации…
— Это ты в кино видел? — поинтересовался Миша. — Очень конструктивно.
— Ну, по крайней мере сбежится охрана.
— Если не разбежится от предполагаемого пожара, — хмыкнул Виктор Андреевич. — Проще подождать, пока кто-нибудь зайдет. Сергей, вы, кстати, не ответили, зачем приходили вечером?
— Ну… Я подготовил ряд предложений по вашему указанию… — он завозился с застежкой портфеля. — Вот, у меня тут с собой, посмотрите, пожалуйста...

Валерий, изловчившись, выхватил верхний лист.

— Да что вы себе позволяете? — возмущенно вскричал Сергей.
— Любое предложение должно рассматриваться коллективно, — парировал тот, пробегая глазами строчки. — Ах ты… рожа интеллигентская! На мой отдел позарился? А меня, значит, на улицу? Тихушник! Падаль очкастая!

Тут он попытался пнуть стул, на котором сидел Сергей, но промахнулся и с размаха ударился ногой о столешницу.

— Блин! — Валерий сел на пол, потирая ушибленное место. — Из-за тебя всё! Еще мусор тут понабросали…
— Какой мусор? — встрепенулась баба Маша. — Я перед совещанием все тут собрала.
— А мы вроде ничего не выбрасывали… — озадаченно сказал Миша. — Ну-ка…

Он подобрал клочки бумаги и разгладил один на коленке.

— «Прошу уволить меня по...» — прочитал он. — И подписано… — он перебрал обрывки, нашел нужный и посмотрел на Лену, с безучастным видом стоявшую у окна.

— Ага! — воскликнул Валерий. — Вот ты и попалась! Деньги стащила, а теперь соскочить решила?
— Выбирай выражения, — бросила она.
— Так если стащила, то почему передумала? — подал голос Сергей.
— Да не брала я никаких денег! — в сердцах выпалила Лена. — Я вчера вечером положила заявление на стол Кате, а сегодня утром забрала. Я уже по сто раз его переписывала, потому что я не могу больше работать… вот с ним, — она кивнула в сторону Валерия.
— Какая тонкая натура! — прокомментировал тот.
— Видите! — женщина протянула руку в сторону мужчины. — Да ты мне дышать не даешь!
— Ты мне тоже… не даешь! — ухмыльнулся Валерий.
— Ты низкий, подлый, мелочный!.. — взъярилась она.

Валерий сделал вид, что что-то пишет на ладони.

— Помедленнее, я записываю, — иронически сказал он. — «Ты растоптал мои светлые чувства! Оскорбил мою гордость!»
— Да что с тобой говорить! — Лена махнула рукой.

— Интересно, почему все-таки телефон не работает. Я посмотрю, ладно? — произнес Миша, ни к кому конкретно не обращаясь, и подошел к шкафу, силясь отодвинуть его, чтобы посмотреть розетку.
— Валера… — задумчиво протянул Виктор Андреевич. — А что, интересно, ты делал в приемной, когда заметил Сергея?

— Валера… — задумчиво протянул Виктор Андреевич. — А что, интересно, ты делал в приемной, когда заметил Сергея? — он выделил интонацией местоимение.
— Мимо шел, — буркнул мужчина.
— Неубедительно, — Лена обрадовалась возможности уесть коллегу.
— Да роман у него с Катей, — пропыхтел Михаил из-за шкафа. — По курилкам, по лестницам прячутся. Детский сад, ясельная группа!
— А ты шпионишь, что ли? — вызверился Валера.
— Вы такие конспираторы, что тут особого ума и не надо.
— У тебя его и нет.
— Чья бы корова… — начал Михаил, но тут Лена подскочила к Валерию и влепила ему звонкую пощечину.
— Да за что? — взвыл тот. — Я тебе вообще ничего не обещал! А корпоратив, сама понимаешь, штука такая…

Сергей, размышляя, покачивал ногой.

— Так может, вы с Катей, того? В сговоре? — выдал он. — Ей, наверно, проще было к сейфу подобраться…

Все замолчали и взглянули на него.

— От себя подозрения отводишь? — сверкнул глазами Валерий. — С предложениями он пришел, как же!

— Виктор Андреевич! — заголосила

Первый украинский «день закрытых дверей» для российских товаров ознаменовался скандалом
В воскресенье вступил в действие запрет на ввоз на территорию Украины 43 наименований российских товаров.

Международный литературный конкурс «Русская премия» объявил лауреатов
Имена победителей одиннадцатого сезона международного литературного конкурса «Русская премия» огласили на торжественной церемонии, которая состоялась во вторник в московском «Президент-Отеле». «Конкурс отражает процессы, происходящие в литературе в целом.

В парламенте Эстонии пройдет День открытых дверей
23 апреля парламент Эстонии празднует 97-й день рождения, в связи с чем проводит традиционный День открытых дверей.

День открытых дверей азербайджанских фотографов
БАКУ /Trend Life/ — Третьего апреля Объединение фотографов Азербайджана проведет День открытых дверей, сообщили Trend Life в пресс-службе объединения.


  • Валерия,
  • Виктор,
  • ЛЕНА,
  • Андрей,
  • Сергей
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: