Бывший муж Елены Прокловой: Она скрывает свою трагедию

Академик Александр Савелов-Дерябин был вторым мужем актрисы и популярной телеведущей Елены Прокловой. Их связывала невероятная любовь. Им довелось пережить страшную трагедию – они потеряли сыновей-близнецов. Но он до сих пор любит свою прекрасную Елену и не может говорить о ней спокойно. – Александр Михайлович, с чего началась ваша история с Еленой Прокловой? – Это было как раз после фильма «Мимино», где Леночка сыграла. Тогда все говорили: «Хочу Ларису Ивановну!

Академик Александр Савелов-Дерябин был вторым мужем актрисы и популярной телеведущей Елены Прокловой. Их связывала невероятная любовь. Им довелось пережить страшную трагедию – они потеряли сыновей-близнецов. Но он до сих пор любит свою прекрасную Елену и не может говорить о ней спокойно.

–  Александр Михайлович, с чего началась ваша история с Еленой Прокловой?

– Это было как раз после фильма «Мимино», где Леночка сыграла. Тогда все говорили: «Хочу Ларису Ивановну! Хочу Ларису Ивановну!» Я, естественно, как все, был в нее смертельно влюблен. А я близко дружил с Валерой Брониным, великим олимпийским чемпионом, прыгуном. Я через Валеру со многими великими людьми познакомился. Мы дружили с Ганиным Юрой, царствие ему небесное, с Шукшиным Васей, Севой Шиловским. Это все близкие мне люди были. И как-то однажды Сева пришел ко мне с Еленой Прокловой. Я места себе не находил. Уж не знал, куда сесть, куда встать. Я и не надеялся на такое чудо. Она, безусловно, чувствовала мою страсть, и я почувствовал ее симпатию.

Перед уходом мы обменялись взглядами, обнялись. Но все равно никаких надежд у меня не было. Я понимал, что могу о ней только мечтать. Хотя где-то в подсознании сидело: «Вдруг Бог даст?!» И года через четыре Лена позвонила и сказала, что у Арины, это старшая ее дочь, открылась язва. Ее смотрели все наши светила, всё перепробовали, но ничего не помогает.

Леночка в то время уже была лучшая актриса. Она была первой. Представляете, как все ее принимали, как все врачи хотели помочь Аришке. Но увы. Девочке было все хуже и хуже. Язва уже кровоточила. Она привела Арину ко мне. И Бог дал, мне удалось купировать язву и избавить девочку от страшных мук и страданий.

А потом Елена пригласила меня на свою дачу. И вот на этой даче мы с ней решили объединить свои жизни. Свадьбу сыграли. Я поверить не мог, что со мной такое случилось. Как на сердце, так и скажу: как я ее любил, так и люблю до сих пор. И ничего не изменилось. Это женщина такой невероятной сексуальности. У нее сказочная фигура, сказочная кожа. Любое ее действие вызывало во мне какую-то бурю невозможную. Если она работает в огороде, красит бассейн или ремонтирует, то делает это лучше, чем кто-либо. И все, за что она бралась, она делала не на «хорошо», а на «отлично».

Действительно, талантливый человек – талантлив во всем. Поэтому ее любое действо вызывало во мне восторг. Я всегда отмечал: это редкая женщина. Да что редкая – сверхуникальная.

Никогда не забуду, как Лена меня всегда встречала, когда я возвращался из командировки. Она бежит по перрону в легком платье, в руках огромная охапка цветов. Все мне завидуют «Боже! Это же…» Цветы рассыпаются по всему перрону, она прыгает мне на грудь.… И все безумно завидуют. Эта зависть тяжелая была. С такого уровня звездой, с такой царской красотой было очень непросто. Сколько звонков было всяких, сколько угроз. Вообще жуть. Один уголовник постоянно звонил: «Все равно моя будет!» Куда бы мы с ней ни приходили, везде все было сложно.
 

– Как вас приняла Арина?

– Ариша была очень категоричной девочкой. Естественно, она говорила Лене: «Брось! Это все пустое! Все бесполезно». Она как раз очень страшный скептик была вначале. Потом мы подружились. Но это я так думаю. В любом случае отношения у нас были хорошие. Мне нравится в Аришке то, что она никому не верит на слово. Потому что многие выдают желаемое за действительное. Для нее существует только черное и белое, только свершившийся факт. А тут она увидела результат, который не могла получить от других, и мы действительно стали друзьями.

– Арина жила вместе с вами?

– Больше у бабушки. Мы с Леной жили как-то обособленно. Скажу честно, я все время комплексовал. Я же рассказывал, как она меня встречала. А какие она столы накрывала! Приезжаю, а на столе одни деликатесы! Это в то, еще советское время! В праздник такое не сделаешь, не то что в будний день. А вот когда Лена приезжала, все происходило наоборот. Прямо злой рок судьбы. Надо встречать на Курском, встречаю на Белорусском. Все время путал. Я понимаю, как ей было обидно и больно. Она ко мне с таким сердцем, а я весь в заботах о своих больных. Я даже в ее квартире больных принимал. Потому что для нее главным было, чтобы я никуда лишний раз не уезжал. И она все это терпела. Это был с ее стороны великий подвиг.

Представьте себе: две комнаты – спальня и большой зал. И в этом зале столько народу больного набивалось. Бывало, что и на ночь оставались. Приехал больной с онкологией, без ног, громадный. Куда его? Приходилось на ночь оставлять. И такое было не раз. Так и жили. Я понимаю, как ей тяжело было, как женщине, как актрисе. Вот такая глубина любви. Все сносила.

– Вы, как врач, можете сказать, почему произошла трагедия с вашими новорожденными детьми?

– Из-за шарлатанов, которые не ведают, что творят. Когда Лена забеременела, мы наших детей как драгоценный Божий дар носили. Все время за ней следили гинекологи. Но однажды она посмотрела в театре фильм о родах в воде, о методе Чарковского. И Лена, как человек увлекающийся, решила сама посмотреть на этот процесс. Ее как раз пригласил один из пропагандистов этого метода.

Я говорю: «Зачем нам это нужно? Надо рожать в больнице, чтоб все врачи были рядом. Тем более двойня у нас». Нет, ты должен посмотреть. Я буду в воду рожать. Ты должен быть спокоен. И мы поехали на эту квартиру. Приезжаем, дверь настежь открыта. В комнате повсюду валяются грязные полотенца в крови, и стоит голая женщина, облокотившись на кровать. И у нее начинаются роды. Я в ужасе, кругом такая антисанитария. Чарковского нет, никого нет. Мы видим, что головка пошла, а женщина лезет в ванну. Мы еле ее держим. Она здоровая, мощная. Помню, она схватила Елену за руку. У Лены даже рука посинела. Ей стало плохо. А у Лены уже очень большой срок. Я на части разорваться не могу, практически роды принял, пока скорая приехала.

Я врачам говорю: «Мою тоже надо везти». Они: «Не получится никак». Мы пока на улицу выбежали, пока такси взяли, время и ушло. В больнице у Лены случился выкидыш. Мы потеряли двух детей. Я уверен, что стресс, который перенесла тогда Лена – вся эта страшная история, – и явился причиной трагедии. Та женщина ко мне до сих пор ездит. Она сейчас в Алма-Ате живет. Мальчика Илюшей назвали. Она ему рассказала, что, если бы не Александр Михайлович и Елена Прекрасная, не было бы его на свете. Оказывается, Чарковскому по телефону сказали, что ребенок не так пошел и будут у него проблемы. И он со своей акушеркой все бросил и сбежал.

– Как Лена переживала трагедию?

– Очень тяжело. И она, и я. Мы все время были рядом. Когда улетал в командировку, все время думал о ней. Лечу, а в голове одна мысль: если что-то случится, лучше бы мне вообще не сесть на землю, лучше я в воздухе взорвусь. Но она ушла в себя, замкнулась. Трагедия и есть трагедия. Лена никому никогда не показывает, как ей больно. Мы разошлись с ней где-то через полгода после этого случая. Когда уже все было более-менее нормально.

– Эта беда и стала причиной вашего расставания?

– Не только. Я же полностью ушел в своих пациентов. Помогал, безусловно, по мере своих возможностей. Совсем оставить больных я не мог. Они были, есть и будут. Многие были смертельно больны. Это была действительно очень большая проблема. И камень преткновения всей нашей жизни. Если я у себя принимаю, Лена одна. Если у нее, там жизнь невозможна. Конечно, это не жизнь. Ей было тяжело. Наверное, она для себя поняла, что счастья со мной не получит. Поэтому так случилось. Слава Богу, у Лены сейчас замечательный муж, партнер. Я думаю, что не все строится на страстях. У нас с ней страсть была невероятная.

– Сейчас вы общаетесь?

– Мало. Был у нее в гостях, со всеми познакомился. Я думаю, она счастлива. Ее радует все, что окружает. Многие люди как бы все просчитывают. Они девяносто процентов времени, а может, и сто тратят на просчеты. Но не получают ни одного процента назад. А Лена живет по интуиции Божьей. Идет, делает и побеждает. Это всегда дает энергию. Она цельный человек, лидер, победитель, и, конечно, она неотразима. Это ей помогает.

– Наверное, часто смотрите фильмы, в которых она играла?

– Конечно. Все ее фильмы держу. Просматриваю постоянно. Особенно мне нравится фильм «Единственная». Сейчас время такое. Я предельно занят, Лена – сверхделовая. Но я надеюсь, что мы встретимся в Царстве Божьем, когда придет наше время. Как была любовь у нас, так и там будет. То, что нас развели черные силы, еще ни о чем не говорит. Мы сильно любили друг друга и, думаю, до сих пор любим. Верю, что в Царстве Божьем будет еще больше любовь, потому что я живу и очень стараюсь исполнить слово Божье. И очень волнуюсь, что, не дай Бог, что-то не исполню и не попаду. А Ленка точно попадет!

– Чем сейчас ваша жизнь заполнена?

– Я перевернул машину на государственном уровне. Татарстан избавился от антибиотиков – и это величайший мировой переворот. Теперь там лечат животных только растительными препаратами. Это переворот всемирный. Об этом должны сегодня трубить все трубы мира. Антибиотики сегодня уничтожили мир, и Господь сказал: плесень – это грех. Сейчас президент принимает решение о применении только растительных препаратов. Все эти годы это было главным делом моей жизни. Потому что сейчас идет тотальное уничтожение наших детей. Сегодня не рождается ни один здоровый ребенок. Я доказал, что дети могут быть здоровы. Все, кто работал по моей методике, получили Госпремии лично от Путина. Ни один ребенок не заболел вирусом гриппа, когда все школы были закрыты на карантин.

– Но это пока эксперимент в какой-то определенной школе?

– Мы работали в трех школах. Но главное, лед тронулся, процесс пошел. Главное – джинна выпустить из бутылки.

Справка

Александр Савелов-Дерябин – академик Российской академии имени Циолковского, действительный член двух международных академий наук, автор оздоровительной системы «Виватон», актер, ученый.
Первым мужем Прокловой был журналист Виталий Мелик-Карамов. Они познакомились, когда Елене было 15. Виталий очень ревновал Елену. В спектакле «Валентин и Валентина» она играла в эротических сценах. Виталий поставил условие: или актерская профессия, или он. Лена ушла. В этом браке родилась дочь Арина.
Третий муж Елены – бизнесмен Андрей Тришин. Им тоже выпало страшное испытание. На восьмой день после родов умер их ребенок. Андрей помог ей выстоять. Они уехали в Подмосковье. Лена пропала для всех на восемь лет. Вторая дочка – Полина родилась, когда Лене было 41 год.
Наталья Лазарева

 

Источник: www.sobesednik.ru

Проклова с бывшим мужем покидает Россию
Елена Проклова со своим бывшим мужем Андреем Тришиным покидают Россию. Экс-супруги, сумевшие сохранить прекрасные отношения и даже живущие вместе, отправляются в Африку на сафари.

Бывший муж Елены Прокловой открыл ее интимные секреты
Александр Савелов-Дерябин был мужем актрисы Елены Прокловой, которой сегодня исполняется 60 лет.

Экс-супруг бывшей жены Алексея Серова: «Она кидалась на Лешу и била его, а он снимал все это на камеру!»
Судебные тяжбы между солистом группы «Дискотека Авария» —40-летним Алексеем Серовым и его бывшей женой Ириной Качко закончились решением суда, исходя из которого их пятилетняя дочь Полина осталась жить вместе с…

Елена Проклова объяснила, почему дочь ушла из дома
Летом прошлого года известная актриса Елена Проклова удивила общественность неожиданной новостью. После 30 лет счастливой семейной жизни с третьим супругом, бизнесменом Андреем Тришиным, она объявила, что разводится с мужем.


  • ЛЕНА,
  • Александр,
  • ПОРА,
  • Женщина,
  • Любовь
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: