Литературный конкурс. Красная кофточка У хозяйки платяного шкафа была традиция: каждый год 31 декабря она покупала кофту или юбку — чтобы встретить праздник в чем-то новом. Кто-то ей сказал, что это верная примета против одиночества. Но примета почему-то не сбывалась. У хозяйки платяного шкафа была традиция: каждый год 31 декабря она покупала кофту или юбку — чтобы встретить праздник в чем-то новом. Кто-то ей сказал, что это верная примета против одиночества. Но примета почему-то не сбывалась. Надежда жила одна, ни близких подруг, ни ухажеров у нее не водилось, потому и праздник чаще всего встречала одна, чокаясь в полночь с телевизором. По сравнению с ней даже вещи в шкафу отмечали Новый год веселее: там подобралась душевная компания в бело-черно-серой гамме. Вещи жили вполне себе дружно, не ругаясь и не споря, так как их мнения по разным вопросам всегда совпадали. В этом году к празднику они привычно поджидали новую подругу – какую-нибудь серую кофточку или платьишко, для разнообразия, может быть, даже с рюшечками. Вещи никогда не видели ничего цветного и поэтому как-то не верили в существование цвета. И, конечно, они очень удивились, когда хозяйка, открыв дверцу, подселила к ним новую соседку — красную кофту. Сначала они потрясенно молчали — на глазах рушилась целая картина мироздания. Неужели цветные вещи все-таки существуют, и это не выдумка, не легенда? Общее молчание нарушил старый жакет. Когда-то он был серо-стального цвета, но со временем выцвел и потерял не только первоначальный оттенок, но и форму. И, конечно, он пользовался непререкаемым авторитетом в силу возраста. — Ну ты и уродлива, дорогуша, — мрачно изрек он, обращаясь к красной кофточке. — Просто какое-то недоразумение и фабричный брак (при этих словах Кофточка смутилась и покраснела ещё больше). — Разве кому-нибудь неизвестно, что единственный достойный цвет на свете — это серый? — Ну ты и уродлива, дорогуша, — мрачно изрек он, обращаясь к красной кофточке. — Просто какое-то недоразумение и фабричный брак. Бело-черные вещи недовольно зашуршали, но никто не решился спорить с авторитетным Жакетом в открытую. А серые выразили полное согласие со своим старшиной. — Хозяйка, наверно, ошиблась, — высказала догадку темно-серая юбка, купленная всего лишь в прошлом году и только сейчас избавившаяся от звания новичка. — Может быть, после стирки выцветет? — с надеждой предположило черное платье. Оно было здесь самым стильным и могло позволить себе иногда поддерживать аутсайдеров. — Не поможет, — вздохнул белый в серую полоску шарф. Когда-то полоски его имели бледно-голубой оттенок, и он до сих пор стыдился этого факта в своей биографии, хотя после многих стирок от прежнего оттенка не осталось и следа. — Лучше тебе покинуть наше благородное общество и поскорее, — вынес свой вердикт Жакет. – У нас, видишь ли, не принято «ярчить». Зацепись-ка за гвоздь, хозяйка тебя и уберет. — А что, если не буду цепляться? – тоненько спросила Кофточка, стараясь придать себе смелости. — Ну так мы поможем, — в голосе старшины прорезалась сталь. — Таким, как ты, здесь не место. Вещи угрожающе сгрудились вокруг новенькой. Но тут дверца шкафа отворилась, и хозяйка, улыбаясь с какой-то новой, мечтательной радостью, взяла красную кофточку. Надо заметить, что Надежда впервые за несколько лет собиралась на вечеринку — она устроилась на новую работу, где было принято отмечать праздники всем коллективом. Может быть, кто-нибудь даже пригласит ее на танец — почему бы нет, ведь ей еще нет и тридцати… Ради такого случая можно было принарядиться. Надя скептическим взглядом окинула свои вещи. Она и не замечала раньше, как серо одевается. Может, поэтому и окружающие ее не замечали? Надо бы подкорректировать свой гардероб, да и заглядывать в магазин почаще не помешает. — В новом году вывезу старые вещи, — решила она про себя, закрывая дверцу. — Скажем, на дачу. Или отдам кому-нибудь. А к этой кофточке нужна другая юбка. Да и перчатки уже износились… — и хозяйка, закрыв шкаф, отправилась за новыми покупками. А серые вещи продолжили неспешный разговор про свое благородное общество, куда заказан путь разным красным вертихвосткам. Разговаривать им было легко, ведь никто не нарушал привычного порядка, и мнения их во всем совпадали.   У хозяйки платяного шкафа была традиция: каждый год 31 декабря она покупала кофту или юбку — чтобы встретить праздник в чем-то новом. Кто-то ей сказал, что это верная примета против одиночества. Но примета почему-то не сбывалась. Надежда жила одна, ни близких подруг, ни ухажеров у нее не водилось, потому и праздник чаще всего встречала одна, чокаясь в полночь с телевизором. По сравнению с ней даже вещи в шкафу отмечали Новый год веселее: там подобралась душевная компания в бело-черно-серой гамме. Вещи жили вполне себе дружно, не ругаясь и не споря, так как их мнения по разным вопросам всегда совпадали. В этом году к празднику они привычно поджидали новую подругу – какую-нибудь серую кофточку или платьишко, для разнообразия, может быть, даже с рюшечками. Вещи никогда не видели ничего цветного и поэтому как-то не верили в существование цвета. И, конечно, они очень удивились, когда хозяйка, открыв дверцу, подселила к ним новую соседку — красную кофту. Сначала они потрясенно молчали — на глазах рушилась целая картина мироздания. Неужели цветные вещи все-таки существуют, и это не выдумка, не легенда? Общее молчание нарушил старый жакет. Когда-то он был серо-стального цвета, но со временем выцвел и потерял не только первоначальный оттенок, но и форму. И, конечно, он пользовался непререкаемым авторитетом в силу возраста. — Ну ты и уродлива, дорогуша, — мрачно изрек он, обращаясь к красной кофточке. — Просто какое-то недоразумение и фабричный брак (при этих словах Кофточка смутилась и покраснела ещё больше). — Разве кому-нибудь неизвестно, что единственный достойный цвет на свете — это серый? — Ну ты и уродлива, дорогуша, — мрачно изрек он, обращаясь к красной кофточке. — Просто какое-то недоразумение и фабричный брак. Бело-черные вещи недовольно зашуршали, но никто не решился спорить с авторитетным Жакетом в открытую. А серые выразили полное согласие со своим старшиной. — Хозяйка, наверно, ошиблась, — высказала догадку темно-серая юбка, купленная всего лишь в прошлом году и только сейчас избавившаяся от звания новичка. — Может быть, после стирки выцветет? — с надеждой предположило черное платье. Оно было здесь самым стильным и могло позволить себе иногда поддерживать аутсайдеров. — Не поможет, — вздохнул белый в серую полоску шарф. Когда-то полоски его имели бледно-голубой оттенок, и он до сих пор стыдился этого факта в своей биографии, хотя после многих стирок от прежнего оттенка не осталось и следа. — Лучше тебе покинуть наше благородное общество и поскорее, — вынес свой вердикт Жакет. – У нас, видишь ли, не принято «ярчить». Зацепись-ка за гвоздь, хозяйка тебя и уберет. — А что, если не буду цепляться? – тоненько спросила Кофточка, стараясь придать себе смелости. — Ну так мы поможем, — в голосе старшины прорезалась сталь. — Таким, как ты, здесь не место. Вещи угрожающе сгрудились вокруг новенькой. Но тут дверца шкафа отворилась, и хозяйка, улыбаясь с какой-то новой, мечтательной радостью, взяла красную кофточку. Надо заметить, что Надежда впервые за несколько лет собиралась на вечеринку — она устроилась на новую работу, где было принято отмечать праздники всем коллективом. Может быть, кто-нибудь даже пригласит ее на танец — почему бы нет, ведь ей еще нет и тридцати… Ради такого случая можно было принарядиться. Надя скептическим взглядом окинула свои вещи. Она и не замечала раньше, как серо одевается. Может, поэтому и окружающие ее не замечали? Надо бы подкорректировать свой гардероб, да и заглядывать в магазин почаще не помешает. — В новом году вывезу старые вещи, — решила она про себя, закрывая дверцу. — Скажем, на дачу. Или отдам кому-нибудь. А к этой кофточке нужна другая юбка. Да и перчатки уже износились… — и хозяйка, закрыв шкаф, отправилась за новыми покупками. А серые вещи продолжили неспешный разговор про свое благородное общество, куда заказан путь разным красным вертихвосткам. Разговаривать им было легко, ведь никто не нарушал привычного порядка, и мнения их во всем совпадали. Источник: www.kleo.ru Хозяйка, МЕТА, Кофточка, Кофта, ШКАФ

Литературный конкурс. Красная кофточка

Литературный конкурс. Красная кофточкаУ хозяйки платяного шкафа была традиция: каждый год 31 декабря она покупала кофту или юбку — чтобы встретить праздник в чем-то новом. Кто-то ей сказал, что это верная примета против одиночества. Но примета почему-то не сбывалась.

У хозяйки платяного шкафа была традиция: каждый год 31 декабря она покупала кофту или юбку — чтобы встретить праздник в чем-то новом. Кто-то ей сказал, что это верная примета против одиночества. Но примета почему-то не сбывалась. Надежда жила одна, ни близких подруг, ни ухажеров у нее не водилось, потому и праздник чаще всего встречала одна, чокаясь в полночь с телевизором. По сравнению с ней даже вещи в шкафу отмечали Новый год веселее: там подобралась душевная компания в бело-черно-серой гамме.

Вещи жили вполне себе дружно, не ругаясь и не споря, так как их мнения по разным вопросам всегда совпадали. В этом году к празднику они привычно поджидали новую подругу – какую-нибудь серую кофточку или платьишко, для разнообразия, может быть, даже с рюшечками. Вещи никогда не видели ничего цветного и поэтому как-то не верили в существование цвета. И, конечно, они очень удивились, когда хозяйка, открыв дверцу, подселила к ним новую соседку — красную кофту.

Сначала они потрясенно молчали — на глазах рушилась целая картина мироздания. Неужели цветные вещи все-таки существуют, и это не выдумка, не легенда? Общее молчание нарушил старый жакет. Когда-то он был серо-стального цвета, но со временем выцвел и потерял не только первоначальный оттенок, но и форму. И, конечно, он пользовался непререкаемым авторитетом в силу возраста.

— Ну ты и уродлива, дорогуша, — мрачно изрек он, обращаясь к красной кофточке. — Просто какое-то недоразумение и фабричный брак (при этих словах Кофточка смутилась и покраснела ещё больше). — Разве кому-нибудь неизвестно, что единственный достойный цвет на свете — это серый?
— Ну ты и уродлива, дорогуша, — мрачно изрек он, обращаясь к красной кофточке. — Просто какое-то недоразумение и фабричный брак.

Бело-черные вещи недовольно зашуршали, но никто не решился спорить с авторитетным Жакетом в открытую. А серые выразили полное согласие со своим старшиной.

— Хозяйка, наверно, ошиблась, — высказала догадку темно-серая юбка, купленная всего лишь в прошлом году и только сейчас избавившаяся от звания новичка.
— Может быть, после стирки выцветет? — с надеждой предположило черное платье. Оно было здесь самым стильным и могло позволить себе иногда поддерживать аутсайдеров.
— Не поможет, — вздохнул белый в серую полоску шарф. Когда-то полоски его имели бледно-голубой оттенок, и он до сих пор стыдился этого факта в своей биографии, хотя после многих стирок от прежнего оттенка не осталось и следа.
— Лучше тебе покинуть наше благородное общество и поскорее, — вынес свой вердикт Жакет. – У нас, видишь ли, не принято «ярчить». Зацепись-ка за гвоздь, хозяйка тебя и уберет.
— А что, если не буду цепляться? – тоненько спросила Кофточка, стараясь придать себе смелости.
— Ну так мы поможем, — в голосе старшины прорезалась сталь. — Таким, как ты, здесь не место.

Вещи угрожающе сгрудились вокруг новенькой. Но тут дверца шкафа отворилась, и хозяйка, улыбаясь с какой-то новой, мечтательной радостью, взяла красную кофточку. Надо заметить, что Надежда впервые за несколько лет собиралась на вечеринку — она устроилась на новую работу, где было принято отмечать праздники всем коллективом. Может быть, кто-нибудь даже пригласит ее на танец — почему бы нет, ведь ей еще нет и тридцати… Ради такого случая можно было принарядиться.

Надя скептическим взглядом окинула свои вещи. Она и не замечала раньше, как серо одевается. Может, поэтому и окружающие ее не замечали? Надо бы подкорректировать свой гардероб, да и заглядывать в магазин почаще не помешает.

— В новом году вывезу старые вещи, — решила она про себя, закрывая дверцу. — Скажем, на дачу. Или отдам кому-нибудь. А к этой кофточке нужна другая юбка. Да и перчатки уже износились… — и хозяйка, закрыв шкаф, отправилась за новыми покупками. А серые вещи продолжили неспешный разговор про свое благородное общество, куда заказан путь разным красным вертихвосткам. Разговаривать им было легко, ведь никто не нарушал привычного порядка, и мнения их во всем совпадали.

 

У хозяйки платяного шкафа была традиция: каждый год 31 декабря она покупала кофту или юбку — чтобы встретить праздник в чем-то новом. Кто-то ей сказал, что это верная примета против одиночества. Но примета почему-то не сбывалась. Надежда жила одна, ни близких подруг, ни ухажеров у нее не водилось, потому и праздник чаще всего встречала одна, чокаясь в полночь с телевизором. По сравнению с ней даже вещи в шкафу отмечали Новый год веселее: там подобралась душевная компания в бело-черно-серой гамме.

Вещи жили вполне себе дружно, не ругаясь и не споря, так как их мнения по разным вопросам всегда совпадали. В этом году к празднику они привычно поджидали новую подругу – какую-нибудь серую кофточку или платьишко, для разнообразия, может быть, даже с рюшечками. Вещи никогда не видели ничего цветного и поэтому как-то не верили в существование цвета. И, конечно, они очень удивились, когда хозяйка, открыв дверцу, подселила к ним новую соседку — красную кофту.

Сначала они потрясенно молчали — на глазах рушилась целая картина мироздания. Неужели цветные вещи все-таки существуют, и это не выдумка, не легенда? Общее молчание нарушил старый жакет. Когда-то он был серо-стального цвета, но со временем выцвел и потерял не только первоначальный оттенок, но и форму. И, конечно, он пользовался непререкаемым авторитетом в силу возраста.

— Ну ты и уродлива, дорогуша, — мрачно изрек он, обращаясь к красной кофточке. — Просто какое-то недоразумение и фабричный брак (при этих словах Кофточка смутилась и покраснела ещё больше). — Разве кому-нибудь неизвестно, что единственный достойный цвет на свете — это серый?
— Ну ты и уродлива, дорогуша, — мрачно изрек он, обращаясь к красной кофточке. — Просто какое-то недоразумение и фабричный брак.

Бело-черные вещи недовольно зашуршали, но никто не решился спорить с авторитетным Жакетом в открытую. А серые выразили полное согласие со своим старшиной.

— Хозяйка, наверно, ошиблась, — высказала догадку темно-серая юбка, купленная всего лишь в прошлом году и только сейчас избавившаяся от звания новичка.
— Может быть, после стирки выцветет? — с надеждой предположило черное платье. Оно было здесь самым стильным и могло позволить себе иногда поддерживать аутсайдеров.
— Не поможет, — вздохнул белый в серую полоску шарф. Когда-то полоски его имели бледно-голубой оттенок, и он до сих пор стыдился этого факта в своей биографии, хотя после многих стирок от прежнего оттенка не осталось и следа.
— Лучше тебе покинуть наше благородное общество и поскорее, — вынес свой вердикт Жакет. – У нас, видишь ли, не принято «ярчить». Зацепись-ка за гвоздь, хозяйка тебя и уберет.
— А что, если не буду цепляться? – тоненько спросила Кофточка, стараясь придать себе смелости.
— Ну так мы поможем, — в голосе старшины прорезалась сталь. — Таким, как ты, здесь не место.

Вещи угрожающе сгрудились вокруг новенькой. Но тут дверца шкафа отворилась, и хозяйка, улыбаясь с какой-то новой, мечтательной радостью, взяла красную кофточку. Надо заметить, что Надежда впервые за несколько лет собиралась на вечеринку — она устроилась на новую работу, где было принято отмечать праздники всем коллективом. Может быть, кто-нибудь даже пригласит ее на танец — почему бы нет, ведь ей еще нет и тридцати… Ради такого случая можно было принарядиться.

Надя скептическим взглядом окинула свои вещи. Она и не замечала раньше, как серо одевается. Может, поэтому и окружающие ее не замечали? Надо бы подкорректировать свой гардероб, да и заглядывать в магазин почаще не помешает.

— В новом году вывезу старые вещи, — решила она про себя, закрывая дверцу. — Скажем, на дачу. Или отдам кому-нибудь. А к этой кофточке нужна другая юбка. Да и перчатки уже износились… — и хозяйка, закрыв шкаф, отправилась за новыми покупками. А серые вещи продолжили неспешный разговор про свое благородное общество, куда заказан путь разным красным вертихвосткам. Разговаривать им было легко, ведь никто не нарушал привычного порядка, и мнения их во всем совпадали.

Источник: www.kleo.ru

Павлодарец стал финалистом российского литературного конкурса
ПАВЛОДАР. КАЗИНФОРМ — Павлодарский журналист и писатель Сергей Горбунов вышел в финал российского литературного конкурса «Наследие», сообщает корреспондент МИА «Казинформ».


  • Хозяйка,
  • МЕТА,
  • Кофточка,
  • Кофта,
  • ШКАФ
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: