У русского одна радость - украсть

Карманники всесоюзного значения появились двадцать лет назад и под шумные дебаты о прекрасном демократическом будущем начали тянуть из карманов державы все, что плохо и хорошо лежало. Перво-наперво растащили по буковкам большую и могучую аббревиатуру СССР. Потом принялись за лиходейство в границах России...

В младшешкольном детстве мне с пугающей периодичностью снился триллер: возвращаюсь домой к строгим, но справедливым родителям, а варежка, что была в правом кармане, потерялась. Дальше – Хичкок, и пробуждение в холодном поту.

Теперь я ношу, конечно, уже не варежки, а перчатки, но теряю их по-прежнему. В очередь с мобильными телефонами, ненужными записками на бумажных салфетках и ключами от разных полезных помещений. Но ужас по поводу собственных потерь уже исчез. Зато появился другой – от непонимания, почему пропадают «вещи» из широких штанин родины. И главное, куда они потом перемещаются, в чьи закрома?

Карманники всесоюзного значения появились на одной шестой части суши двадцать лет назад и под шумные дебаты о прекрасном демократическом будущем начали тянуть из карманов державы все, что плохо и хорошо лежало. Перво-наперво растащили по буковкам большую и могучую аббревиатуру СССР. Вместе с ней из страны исчезло 40 процентов промышленного производства и столько же сельскохозяйственного. А еще люди: примерно 30 миллионов русских, вдруг оказавшиеся лицами без гражданства.

Потом принялись за лиходейство в границах России. И сегодня у нас, за что ни возьмись, того и нет. В этом контексте чрезвычайно занимательно читать ежедневные газеты. Каждый раз разворачиваю страницы и с легким холодом внизу живота гадаю, что еще исчезло с карты страны. Авиация? Легкая промышленность? ВПК? Лесная отрасль? Слава Богу, сегодня всего лишь пара градообразующих предприятий.

И получается, что последние два десятилетия, как бы мы ни работали, что бы там ни планировали, о чем бы ни мечтали, все это – впустую. В один карман кладем, из другого теряем. В результате пока даже не достигли уровня жизни 1990 года.

Так кто же все-таки тырит наше богатство, в чьих карманах оно оседает? Конечно, хочется все свалить на олигархов и чиновников, которые у нас завсегда крайние. Но есть и другой претендент на звание мегавора. Это, только сразу не бейте, – российский народ, то бишь мы с вами…

Михаил Жванецкий в свое время сформулировал: что охраняем, то и имеем. И был абсолютно прав, хотя, наверное, не придавал слову «имеем» нынешнее его второе значение. А мы сегодня и вправду имеем в этом самом значении все, к чему прикасаемся…

Несколько лет назад ездил почти на берег Северного Ледовитого океана писать о ратных подвигах тамошнего рыбнадзора. Шла на нерест семга, и работы у рыбных надзирателей было выше полярного неба. Погрузились в вертолет, полетели к устью Печоры. Но вместо того чтобы ловить браконьеров, инспекторы прямо с геликоптера закинули сеть в мутные воды и стали тралить. Я и не возмущался, понятно – у всех жены-дети, их кормить надо. А на земле охранники природы выбросили деликатесную рыбу, взяли только икру, которая по возвращении на базу большей частью испортилась от невостребованности. В общем поимели и семгу, и тех, кто ее любит.

Другой пример: в одном из южных аэропортов техники скручивали с новых самолетов детали, вместо них ставили бэушные, почти убитые, а снятое продавали туркам. Занимались этим бизнесом без малого десять лет, пока один из апгрейдированных лайнеров не рухнул на взлете.

Или вот водители снегоуборочных машин. В некотором городе с областной судьбой им платят исходя из того, сколько бензина они спалили за рабочую ночь, – чем меньше его в баке осталось, тем по логике начальства лучше: значит, по улицам ездили, город чистили. Хитрозаднеприводные водилы двигатель включают, а сами в ближайшую шаверму, за жизнь поговорить…

А наверху в это время поимели образование. Вначале украли у школьников возможность по-человечески сдавать экзамены, затем вынули из карманов их родителей деньги на дополнительные уроки и, наконец, стащили у старшеклассников средь бела дня самые важные предметы.

Верх самокрадства случился в небольшом селе в Тверской области. На реконструкцию тамошней школы комитет по образованию выделил энную сумму. Первого сентября в учебное заведение, засверкавшее свежими красками, пришли дети. А на двери – замок. Выяснилось, что почти одновременно с приказом о реконструкции школы глава комитета подписал и другой документ – о ее ликвидации. В связи с тяжелой демографической обстановкой в селе.

Знаменитая фраза Жванецкого не просто определяет отношение советикуса к своей работе и чужой собственности, но и формулирует философию российского гражданина. Нам мало просто украсть, потратить, испортить тебе не принадлежащее, надо вдобавок сделать это, как пишут в милицейских протоколах, с особой циничностью и в извращенной форме. Похоже, нет у русского человека большего счастья, чем кинуть ближнего, украсть у него пусть и копейку, зато с шиком.

Так и кидаем друг друга по кругу, попутно профукивая последнее имущество, нажитое трудом наших отцов-дедов.

Да, про варежки, чтобы не забыть. За их потерю меня не очень ругали, просто заставляли покупать новые на свои карманные деньги. А за потерю страны из каких доходов платить будем?

Дмитрий Аркатовский, Nvspb.ru

Остановить русских одним взглядом, или Как в Польше готовятся к народной обороне
В Польше активизируются самодеятельные «подразделения» так называемой национальной обороны.

Власти Дании изъяли двойняшек у русской матери
В Дании разгорелся скандал, связанный с тем, что у русской женщины отняли полугодовалых детей двойняшек.

Соратник Репше: у русских есть большой потенциал (Латвия)
У возможных русских министров в правительстве Латвии, как и у русских бизнесменов — есть огромный потенциал, который недостаточно используется, как в бизнесе, так и в политике.

Есть ли будущее у русской деревни?
Есть ли будущее у отечественного села? Казалось бы, в бытность существования на карте такого государства как Советский Союз такой вопрос был неуместным.

У русской цивилизации – свои ценности и запреты, у западной – свои
Мы не навязываем им свои, так пусть и они этого не делают Не получив при формировании правительства России желаемого поста министра образования, Тина Канделаки сочла себя недооцененной и решила напомнить, что может и поменять свое политическое позиционирование.


  • постсоветское пространство,
  • распад СССР,
  • демократия
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: