Россия без Кавказа?

В последнее время все чаще стала обсуждаться идея выхода из состава России северокавказских республик — в первую очередь Чечни, Ингушетии и Дагестана. Есть мнение, что отделение Кавказа решит проблему безопасности в российских городах.

Когда к 1990 году стала обсуждаться возможность выхода некоторых республик из состава СССР, мало кто верил, что это станет реальностью. Тем не менее уже в конце 1991 года Союз Советских Социалистических Республик прекратил свое существование.

Дальнейший распад России на первый взгляд тоже представляется маловероятным, однако такая угроза существует. За последние несколько лет все чаще стала обсуждаться идея выхода из состава РФ северокавказских республик — в первую очередь Чечни, Ингушетии и Дагестана. В Интернете развернулась бурная дискуссия относительно того, нужно ли Кавказу оставаться в составе России, и не решит ли отделение проблему безопасности в российских городах. По этому поводу написана масса статей, на форумах ведутся горячие споры. На некоторых сайтах даже проводятся «референдумы», и порой те, кто голосует за «развод», оказываются в большинстве.

На днях в интервью «Эху Москвы» известный советский журналист-международник Мэлор Стуруа заявил, что идею мирного отделения Кавказа от России есть смысл обсуждать, изучать и зондировать. По его мнению, это лишит крайних исламистов или ваххабитов знамени борьбы за независимость, что в итоге приведет к решению террористической проблемы в России.

Аргументов из прошлого и настоящего за отделение Северного Кавказа приводят так много, что невольно начинаешь задаваться вопросом: неужели вся наша история взаимоотношений – это история противостояния, непонимания и обид? Но разве у нас за плечами только негативный багаж? Не стоит ли разобраться в том, что положительного Россия и Кавказ дали друг другу за два века «совместной жизни», что оправдывает и делает возможным их союз в будущем?

По историческим меркам Кавказ вошел в состав Российской империи сравнительно недавно — чуть более двух веков назад (а некоторые районы — и того меньше). Большинство кавказских земель, особенно христианские царства и княжества Грузии, Абхазии, Кабарды, Армении и Осетии, а также ряд мусульманских ханств, обращались с просьбой к России принять их под свое покровительство еще задолго до XIX века. Другие стали частью Российской империи после длительного сопротивления и кровопролитных войн.

Нужно учитывать, что на протяжении многих столетий Кавказ являлся не субъектом, а объектом большой политики. До начала XIX века отдельные регионы Кавказа входили либо в состав Османской Турции или Персии, либо в сферу их влияния. Еще ранее Кавказ находился под протекторатом Римской империи. Россия ведущим игроком в регионе стала только на рубеже XVIII-XIX веков, хотя на протяжении нескольких столетий до этого она стремилась закрепиться на южном направлении. Одновременно повышенный интерес к Кавказу стали проявлять Великобритания и Франция, колониальная политика которых уже достигла апогея.

Начало XIX века – это время, когда великие державы приступают к решительным мерам по разделу стран Востока. Кавказ, являясь органичной частью Востока, неизбежно должен был стать объектом борьбы между основными игроками в этом регионе. Даже если предположить, что Россия в силу тех или иных обстоятельств не установила бы свою власть на Кавказе, народы этого региона вряд ли сохранили бы независимость в ходе большой игры, которая велась с целью раздела восточного мира.

Несмотря на то, что на протяжении этих двух веков отношения между российским и кавказским народами зачастую складывались (да и сейчас складываются) непросто, союз оказался выгоден обеим сторонам. И разрыв может оказаться фатальным для них.

Стратегическая значимость Кавказа для России очевидна. Основную роль здесь играет геополитическая составляющая. Во-первых, Кавказские горы формируют южную границу страны и защищают транспортные пути между европейской и восточной Россией. То есть без устойчивых позиций на Кавказе российская власть на южных территориях становится уязвимой. Во-вторых, Кавказ – важнейший в регионе перекресток транспортных путей по осям Восток — Запад и Север — Юг.

Контроль над коммуникациями Кавказа дает огромные преимущества экономического, политического и военно-стратегического характера. Это плацдарм с мощнейшим рычагом влияния на соседние регионы. И не только на них. Кроме того, благодаря присоединению Кавказа Россия смогла упрочить свои экономические и стратегические позиции на Черном и Каспийском морях. В-третьих, Кавказский регион принес России доступ к значительным природным ресурсам, в первую очередь углеводородным.

Кавказ «подарил» России еще и климат, благоприятный для развития тех отраслей сельского хозяйства, которые было крайне затруднительно осваивать в более северных широтах. Кроме того, Кавказ стал главной здравницей для всей страны.

Российская империя, в свою очередь, обеспечила условия для промышленного и культурного прогресса кавказских народов. На протяжении веков Кавказ был ареной борьбы региональных держав, в первую очередь Персии и Турции. Помимо внешнего притеснения Кавказ раздирали междоусобные войны. Подобные условия мало способствуют развитию: когда практически все силы уходят на то, чтобы защититься от набегов, на мирные занятия остается не так уж много времени. К моменту присоединения к России политическое развитие кавказских княжеств, царств и ханств в лучшем случае находилось на стадии феодализма. Некоторые народы и вовсе жили в условиях первобытнообщинного строя. Россия, по сути, познакомила их с цивилизацией. Целью было полностью интегрировать новый регион в жизнь страны и направить его развитие по общеимперскому сценарию.

На Кавказе стала развиваться промышленность, появилось товарное сельское хозяйство. К примеру, до присоединения к России фабричная и заводская деятельность там практически отсутствовала, а к началу Первой мировой войны в кавказском регионе насчитывалось уже 259 фабрик и заводов. Были построены шоссейные и железные дороги, соединившие все основные поселения Кавказа и Закавказья с севером империи. Все это привело к увеличению численности населения и росту городов.

Правительство проводило активную политику, направленную не только на экономическую, но и на политическую и культурную интеграцию кавказских народов. К началу ХХ века на Кавказе располагались около 3,5 тыс. учебных заведений, обходившиеся государству в 12 с лишним миллионов рублей в год — огромные по тем временам деньги. Наряду с русским в местных школах изучались кавказские языки и история края. Была создана письменность для народов, которые ранее ее не имели, на местных языках издавались газеты и книги.

За несколько десятилетий кавказская знать смогла влиться в русскую элиту. Покоренные северокавказские горцы через несколько лет после капитуляции Шамиля назначались офицерами императорского конвоя. В Первую мировую войну кавказские ханы и беки занимали командные посты в русской армии и сражались на Кавказском фронте со своими единоверцами турками. Случаев измены и предательства при этом не было. Зачастую они проявляли большую преданность, чем русские офицеры. По иронии, из всей российской армии только два генерала, узнав об отречении Николая II от престола, остались верными присяге и не перешли на сторону Временного правительства: командир 3-го конного корпуса граф Келлер (имевший немецкие корни) и командующий гвардейским конным корпусом генерал-адъютант Хан Гусейн Нахичеванский. Оба в телеграммах предложили свергнутому монарху себя и свои войска для подавления «мятежа».

Политика Советского Союза на Кавказе «тактически» значительно отличалась от политики царской России. Но стратегия была одна – полная инкорпорация региона в жизнь страны. И в реализации этого советское правительство преуспело.

С экономической точки зрения советские годы – наиболее благополучный период в истории Кавказа. Быстрое развитие народного хозяйства связало Кавказ с остальной страной в единую экономическую систему. Промышленность региона была ориентирована не на местные, а на всесоюзные нужды. Как результат, к концу 1980-х Кавказ был включен в общенациональный рынок в намного большей степени, чем до 1917 года. О бурном экономическом развитии может свидетельствовать рост городов. Тбилиси увеличил население к 1989 году в сравнении с 1913 годом в четыре раза, Баку — в четыре с половиной, Кутаиси — в пять раз, Ереван — в сорок раз. По сути, уровень жизни кавказских республик, особенно в прибрежных районах, был одним из самых высоких с стране.

Как и до революции, поощрялась национальная культура народов Кавказа. Именно в годы советской власти сложилось национальное, а не конфессиональное самосознание народов Кавказа. В какой-то мере это имело и свою отрицательную сторону. Административное деление Кавказа по национальному признаку явилось, по сути, миной замедленного действия. Оно укрепило почву для межнациональной розни, которая издревле была свойственна Кавказу. Это очень хорошо понимали в дореволюционной России – царское правительство сознательно не шло на создание национальных губерний в регионе.

Но, тем не менее, сильная центральная власть явилась сдерживающим фактором и способствовала «замирению» многовековых межнациональных конфликтов. Доказательством служат многочисленные межнациональные браки на Кавказе в советский период. Может быть, секрет этого заключается в том, что тогда народы Кавказа верили, что наряду с остальными жителями СССР они – граждане одной великой страны «от южных морей до Полярного края».

Итогом краха системы стала не только смена власти, но и распад страны. О том, к чему это привело, за последние годы сказано немало. Но высказывания о том, что развал Союза был ошибкой, звучат все чаще. На фоне этого призывы к очередному отделению звучат особенно странно. Для большинства населения основным итогом независимости на постсоветском пространстве стали финансовые проблемы и угроза вооруженных конфликтов, в ряде случаев ставшая реальностью. Так с чего тогда предполагать, что в случае еще одного развода, пусть даже мирного, что-то будет иначе?

Отделение Кавказа от России приведет не к укреплению безопасности страны, а к прямо противоположным результатам. Во-первых, как было сказано выше, в случае потери Кавказа Россия останется без важнейшего транспортного узла, обеспечивающего связь между северо-западной Азией и юго-восточной Европой. К тому же она лишится надежной естественной границы с юга, и ее внутренняя территория окажется открытой силам, которые придут на ее место в регионе. А в том, что они придут, сомневаться не приходится. Ни Иран, ни Турция за два века интереса к региону не потеряли. Не надо забывать и про НАТО во главе с США. Прочные позиции на Кавказе также являются их давней целью.

Во-вторых, наивно полагать, что после того, как будут удовлетворены требования экстремистов с Кавказа, подобные радикальные настроения никогда не возникнут в других регионах. Не отделять же и их в таком случае? Помимо всего прочего, в случае если северокавказские республики получат независимость, что будет с дагестанцами, черкесами, ингушами и чеченцами, проживающими в европейской России, Сибири и на Дальнем Востоке?

Для республик Северного Кавказа отделение, с очень большой долей вероятности, обернется катастрофой. Те межнациональные конфликты, которые есть сегодня, не исчезнут, а скорее только усилятся. И возникнут новые очаги. Существование единого государства «Северный Кавказ» — это миф, в который, пожалуй, никто и не верит. А создание нескольких мононациональных государств попросту невозможно, так как территориальные границы не совпадают с этническими. Уход централизованной силы практически гарантированно ввергнет регион в хаос, как это было в Закавказье после распада СССР. Что опять-таки в худшую сторону отразится на безопасности приграничных районов «России без Кавказа».

То, что северокавказские республики проиграют в экономическом плане, тоже очевидно. Отделение от России не превратит их во второй Кувейт. Это полностью дотационные регионы, и крайне маловероятно, что Турция, Иран или Штаты будут вкладывать в них сопоставимые по объемам средства. Несмотря на то что регион обладает достаточными природными ресурсами, по сравнению с теми же ближневосточными государствами он сильно проигрывает. Что касается реализации товаров и услуг, то Россия – это практически единственное экономическое пространство, на котором они могут быть востребованы. И дело тут не только в исторически налаженных связях. Для Ирана, Турции и Европы эти товары и услуги являются конкурентными и к тому же в этой конкуренции почти наверняка проигрывают. Не случайно до прихода России Кавказ был беднейшей окраиной Ближнего Востока.

Очевидно, что очередной развал страны по подобному сценарию окажется фатальным для обеих сторон. Царская и советская Россия смогли выработать идею, которая давала жителям Кавказа и остальной страны понимание того, что они живут в одном государстве. Современная Россия этого пока что создать, к сожалению, не смогла. В результате сейчас в сознании многих людей Россия и Северный Кавказ – это если не два разных государства, то по крайней мере не одно целое. И если ничего не изменится, то через какое-то время раздел действительно может стать реальностью.

Принято считать, что, как правило, на ошибках учатся. В результате последних опытов с перекройкой карты проигравших оказалось больше, чем тех, кто наслаждается плодами этих преобразований. Так может, одного раза достаточно?

Татьяна Хрулева, Rosbalt.ru

Россия без Украины сможет вновь стать империей. Но не сможет остаться Россией
Среди политизированной украинской публики очень популярно мнение о коварных планах Кремля по аннексии или, в крайнем случае, расчленению Украины.

Что делать России с Кавказом и Сибирью, чтобы их не потерять
Формально Россия — федеративное государство.

Россия и Кавказ. XVI век
Кавказ в истории Российского государства занимает особое, «огненное» место.

ФИФА изымет из продажи футболки с изображением России без Крыма
Международная федерация футбола (ФИФА) изымет из продажи посвященные чемпионату мира 2018 года футболки с изображением карты России без Крыма. Об этом ТАСС сообщили в пресс-службе ФИФА.

ФИФА удалила из Twitter карту России без Крыма
Международная федерация футбола (ФИФА) удалила из Twitter-аккаунта карту России без Крыма, подготовленную к презентации, посвященной 500 дням до старта Кубка конфедерации.


  • постсоветское пространство,
  • Кавказ,
  • Чечня,
  • Россия
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: