Киберпанк по-русски

Стальная шея советской индустрии, на которой мы сидим, болтая ногами и поедая гамбургеры, вот-вот надломится. К этому прикладывают руки все кому не лень: террористы, безалаберные собственники, скупые инвесторы, зажравшиеся главы администраций.

Атака на Баксанскую ГЭС, всколыхнувшая общественность 21 июля 2010 года, еще раз продемонстрировала, что наследие ударного труда, кровавых капель пота, смертей от перенапряжения и, в конце концов, победных кличей строителей, выполнивших все нормы путем выхода за грань человеческого, не так прочно и фундаментально, как оно кажется.

Монолиты Красного времени, питавшие жилы сверхдержавы, подчинившей половину Европы, сейчас уязвимы и ранимы как никогда. Мы привыкли относиться к промышленному наследию великих и одновременно ужасных сталинских пятилеток, как к чему-то само собой разумеющемуся, как к тому, что «было всегда». А между тем, стальная шея советской индустрии, на которой мы сидим, болтая ногами и поедая гамбургеры, вот-вот надломится.

К этому прикладывают руки все кому не лень: террористы, безалаберные собственники, скупые инвесторы, зажравшиеся главы администраций.

Хорошо, в случае со взрывом на Баксанской ГЭС все еще более-менее понятно: теракт совершили нелюди, живущие на доллары, переправляемые арабскими шейхами и западными спецслужбами через территорию Грузии, для чьих промытых мозгов советское наследие – это останки «кровавой империи». Здесь ненависть, выраженная в тротиловом эквиваленте хотя бы на каком-то уровне рационально объяснима. Расстрел двух охранников, ранение двух рабочих, хладнокровное минирование гигантского механизма и сердца станции — генератора – все это действия обезумевших вандалов, спустившихся из леса и несущих лишь смерть.

Но как объяснить всю ту череду катастроф на промышленных объектах России, которая тянется еще с начала «нулевых»?

Баксанская ГЭС в этом ряду – явно девиантный случай, поскольку катастрофа на ней произошла в силу вмешательства внешних враждебных сил, впервые за минувшие 70 лет (с момента создания станции) покусившихся на этот памятник советской цивилизации. Все остальные случаи ЧП на российских промышленных объектах никак не связаны с происками внешних врагов.

Так, буквально за 2 месяца до теракта в Кабардино-Балкарии, а точнее, 12 мая 2010 года произошло задымление на другой ГЭС – Нижнекамской, расположенной поблизости у города Набережные Челны в Татарстане. Тогда в результате аварии погиб один человек, а ранения получили десять. Потом выяснится, что сильному задымлению предшествовал громкий хлопок на монтажной площадке машинного зала, сообщение о котором пожарные получили примерно к 16.30 по Москве. Чтобы ликвидировать аварию пришлось привлечь около 50-ти пожарников. Официальная версия – технический сбой, что еще раз подтверждает тезис о предельной степени амортизации российского производительного комплекса.

Хронология неумолима: отступаем во времени еще на 2 месяца назад – и снова происшествие на российской электростанции. Тогда, 29 марта 2010 года не выдержала одна из 16-ти турбин Усть-Илимской ГЭС. К счастью, в этом случае все обошлось без жертв: сначала на станции сработала сигнализация, после чего барахлившая гидротурбина была экстренно остановлена. Уже после был проведен осмотр оборудования для того, чтобы выявить причину технического сбоя, и в результате специалистами был обнаружен дефект в системе защиты узлов крепления вала турбины к рабочему колесу.

Естественно, этот случай не связан с невинными жертвами и пострадавшими на производстве, но зато такой «безобидный» сбой с лихвой окупила настоящая трагедия, которая случилась 17 августа 2009 года на Саяно-Шушенской ГЭС, унесшая жизни 75 человек и искалечившая 13 сотрудников предприятия. Этот случай является поистине знаменательным, поскольку ЧП произошло уже во время ремонта (!) одного из гидроагрегатов Саяно-Шушенской ГЭС. Последствия аварии оказались ужасными: третий и четвертый водоводы оказались полностью снесены, вода разрушила стену машинного зала, в результате чего началось быстрое затопление помещения.

Бедствие обернулось выводом из строя 9-ти из 10-ти гидротурбин станции, что, естественно, послужило причиной ее полной остановки. Стоит ли говорить, что в регионе сразу начался кризис электроснабжения, в свою очередь повлекший за собой коллапс ряда промышленных предприятий (например, в их числе были знаменитые сибирские алюминиевые заводы)?

Новый президент Эстонии согласилась говорить по-русски
Новый президент Эстонии Керсти Кальюлайд заявила, что готова общаться с жителями на русском языке, передает РИА Новости. «Мы с удовольствием поговорим.

Дочь Николаева не говорит по-русски
Младшей дочери Игоря Николаева нет еще и года, а она уже изучает музыку и даже иностранные языки.

Портал «Мы говорим по-русски»: репрессии властей Эстонии — норма
Арест и репрессии властей Эстонии в отношении известного общественного деятеля страны, гражданина России и издателя оппозиционных порталов Александра Корнилова вызывают беспокойство у представителей инфосообщества страны, в первую очередь, независимых СМИ.

По-русски и «по-выруски»
О знакомстве с русской классикой и Юрием Лотманом, ландшафтном фестивале и многом другом с Яном КАПЛИНСКИМ побеседовала Ольга ЛОГОШ. — Ян, расскажите, пожалуйста, о ваших родителях.

Премьер-министр Эстонии: «В Лондоне тоже многие говорят по-русски, но это же не оправдание для вторжения»
Премьер-министр Эстонии Таави Рыйвас назвал Россию агрессором в интервью немецкой газете Frankfurter Allgemeine.


  • постсоветское пространство,
  • промышленность,
  • катастрофы
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: