Дракон бумажным не бывает Как убеждает «The Washington Times», пока Вашингтон спит (?), Китай побеждает в новой «большой игре» в Центральной Азии, устанавливая контроль над ее богатейшими природными ресурсами. Достаточно взглянуть только на то, как активно Пекин «коллекционирует» фьючерсы на энергоносители и строит газопроводы и железные дороги в этой части мира, чтобы понять, насколько это серьезно.   Интерес американцев к Центральной Азии до сих пор был сфокусирован на трех вопросах: не допустить закрытия авиабазы «Манас» в Киргизии, через которую идет снабжение сил США и НАТО в Афганистане; «продвигать демократию» в Киргизии; вовлечь остальные центральноазиатские страны в лоно, так сказать, демократии. «Очевидно, что эта политика не принесла успеха… — пишет «The Washington Times». — Пока мы зацикливаемся на этих «исторических» вопросах, Китай без лишнего шума устанавливает контроль над вторым по величине в мире хранилищем легкодоступных нефти и газа в каспийском бассейне. А теперь Китай утащил у нас из-под носа и казахстанские месторождения урана».   Американцев, понятно, не очень задевает и даже радует, что председатель КНР Ху Цзиньтао заключил широкомасштабные торговые соглашения с тремя ведущими энергетическими державами Центральной Азии — Казахстаном, Туркменистаном и Узбекистаном и тем самым нарушил историческую монополию России на торговлю и экспорт энергоносителей из Центральной Азии. Сами Соединенные Штаты пытались добиться этого более 15 лет – и безуспешно. А китайцам это, похоже, удалось с легкостью. И с 15 декабря 2009 года, когда был введен в эксплуатацию новый газопровод Туркменистан — Китай, до конца апреля сего года в КНР по нему уже был доставлен первый миллиард кубометров природного газа. А всего в текущем году объем поставок по этому газопроводу составит 5 миллиардов кубометров.   В дальнейшем объем поставок газа из Туркменистана в Китай достигнет 30 миллиардов кубометров в год. Плюс к тому Китайская национальная нефтегазовая корпорация уже заключила соглашения о дополнительной поставке газа с Туркменистаном, Узбекистаном и Казахстаном, и сейчас речь ведется о контрактном объеме поставки газа в объеме 45 миллиардов кубометров.   О ширине шага китайцев говорит тот факт, что, кроме первой и второй линий газопровода Туркменистан — Китай, будет начато строительство и третьей линии по переброске природного газа из Центральной Азии. Она берет начало в Хоргосе Синьцзян-Уйгурского автономного района и проходит через 8 провинций и автономных районов Китая. Пекин и Астана уже договорились о том, что Хоргос, этот восточный китайский терминал трубопровода из Туркменистана, должен стать транспортным узлом, где будут встречаться новые автомагистрали высшего класса Китая и Казахстана. Это значит, что Казахстан получит полный доступ на китайские рынки.   Вспомните: пока в июне американские СМИ живописали межнациональные столкновения на юге Киргизии, Ху Цзиньтао и Нурсултан Назарбаев поздравили друг друга с подписанием двух новых, далеко идущих соглашений. Одно из них касается сооружения 1300-километрового казахского ответвления трубопровода Туркменистан — Китай, который уже проходит по территории Казахстана и предусматривает значительное увеличение закупок казахстанской урановой руды Китаем. Есть чему огорчаться не только американцам. Россиянам – тоже. «The Washington Times» абсолютно права в том, что Казахстан — «крупнейший экономический приз Центральной Азии. Благодаря обилию природных ресурсов, валовой внутренний продукт страны больше, чем у всех остальных центральноазиатских стран, вместе взятых».   Казахстан стал крупнейшим в мире экспортером урана, оттеснив в прошлом году Канаду на второе место. А Поднебесная испытывает огромную потребность в урановом топливе для своих новых пятисот АЭС, которые планируется построить к 2040 году. По словам китайских официальных лиц, высокое качество казахстанского урана делает его идеальным топливом для их современных реакторов.   Но оставим в покое американцев. А вот что думают творцы российской политики? Почему Россия, будучи теснее всех прочих связанной с соседом общим историческим прошлым, никак не стремится включить его в своё будущее? Ведь наивно полагать, что готовившееся более десятка лет введение Таможенного союза укрепит позиции России в Казахстане. Не секрет, что Москва попросту прошляпила то, что американские корпорации – прежде всего «Шеврон», пришедший в страну с благословения Назарбаева при Ельцине, — прочно закрепились в казахстанской нефтедобыче много лет назад. Что казахи сегодня всегда готовы к сближению с Соединенными Штатами и воспринимают Америку как противовес, прежде всего, российскому влиянию. В актив себе американцы могут записать еще и то, что казахи «любят американцев» — особенно, гранты, на которых там живет большинство так называемых неправительственных организаций и независимых профсоюзов.   Да и только ли американцы с китайцами понимают, какая «изюминка» лежит в двух шагах от границ Российской Федерации в полупустынях Казахстана? Только что Казахстан посетила делегация глав крупнейших корпораций Германии, возглавляемая Ангелой Меркель. Стоимость контрактов, подписанных по итогам этого визита, составила 2,6 миллиарда долларов.   Европа потешается над русскими еще и потому, что мы не способны грамотно распорядиться возможностями, не просто лежащими « при дороге», а даже «выпавшими из рук» при развале Советского Союза. Швейцарская «Le Temps» откровенно пишет, что один из главных вызовов для Европы сегодня «связан с соревнованием, в которое вступили американцы, русские, китайцы и в меньшей степени европейцы за восстановление или установление влияния в регионе», имея в виду Среднюю Азию. «Самой невероятной иллюстрацией этой ситуации, — продолжает «Le Temps», — вероятно, является то, как президент Бакиев решал вопрос о продлении договора, позволяющего американским самолетам использовать авиабазу «Манас», недалеко от Бишкека. Получив часть суммы, которую Россия пообещала ему за то, чтобы он выставил американцев за дверь, он в итоге продлил выгодный контракт с американцами, исполнением которого занимался его сын Максим». Не в бровь, а в глаз.   Сейчас весь этот регион готов вспыхнуть от «киргизской искры». А ведь Пекин, как и Москва, отрицательно относится к тому, что американцы укрепляют свое военное присутствие в этой Центральной Азии. И разве соединить российское влияние и китайский экономический потенциал не гораздо выгоднее, чем поглядывать со стороны в ожидании разрешения конфликтов, которые сами по себе не разрешатся никогда?   Но пока, как пишет китайский журналист Ли Тао, путешествующий по Самарканду, его вдруг охватило чувство ностальгии: посуда в ресторане, где он ел, оказалась импортной – из провинции Шаньдун, его малой родины. Посуда, как вы понимаете, лишь небольшое отражение интенсивного развития торговли между Китаем и Узбекистаном. По данным Государственного комитета статистики Узбекистана, объем торгового оборота между Китаем и Узбекистаном в прошлом году перешагнул 2 миллиарда долларов, поднявшись на 36 процентов выше показателя предыдущего года. Инвестиции Китая в Узбекистан в тот же период составили 1,3 миллиарда долларов. По данным Отдела советников по торгово-экономическим вопросам при Посольстве КНР в Узбекистане, в Узбекистане зарегистрировались более 240 предприятий с китайским капиталом, а проекты сотрудничества охватили области освоения нефте- и газовых ресурсов, строительства инфраструктур, в том числе железных дорог, телекоммуникаций, сельскохозяйственных объектов. Узбекистан – страна, богатая запасами калия, однако пока производство калийных удобрений не получило развития. В августе этого года китайская строительная компания Чжунсинь при сотрудничестве с компанией химической промышленности Узбекистана готовится сдать в эксплуатацию Дехканабадский завод калийных удобрений, сумма контракта на строительство которого составила 43,9 миллиона долларов. При этом только 5 процентов суммы было взято из Фонда реформы и развития Узбекистана, а остальные 95 предоставило китайское правительство в виде льготного кредита.   О многом говорящий факт: во время строительства газопровода «Китай–Центральная Азия» китайская компания «CNPC Silk Road» не только занималась своим прямым делом – строила газопровод, но и ремонтировала старые дороги и мосты, инвестировала более 100 тысяч долларов в строительство дорог в узбекских деревнях Пахтакор и Бирлик, чтобы улучшить транспортное сообщение между двумя населенными пунктами. А теперь каждый год представители этой компании навещают 42-х инвалидов в селе Пахтакор, снабжая их всем необходимым…   Чувствуете поступь «китайского дракона»? Это только там, в Китае, на праздниках он бумажный. Вне границ Поднебесной дракон бумажным не бывает. Автор: Елена ПУСТОВОЙТОВА   Источник: Фонд стратегической культуры . Китай, АЗИЯ, ГАЗ, Узбекистан, Доллар, Американец

Дракон бумажным не бывает

Как убеждает «The Washington Times», пока Вашингтон спит (?), Китай побеждает в новой «большой игре» в Центральной Азии, устанавливая контроль над ее богатейшими природными ресурсами.

Достаточно взглянуть только на то, как активно Пекин «коллекционирует» фьючерсы на энергоносители и строит газопроводы и железные дороги в этой части мира, чтобы понять, насколько это серьезно.


 

Интерес американцев к Центральной Азии до сих пор был сфокусирован на трех вопросах: не допустить закрытия авиабазы «Манас» в Киргизии, через которую идет снабжение сил США и НАТО в Афганистане; «продвигать демократию» в Киргизии; вовлечь остальные центральноазиатские страны в лоно, так сказать, демократии. «Очевидно, что эта политика не принесла успеха… — пишет «The Washington Times». — Пока мы зацикливаемся на этих «исторических» вопросах, Китай без лишнего шума устанавливает контроль над вторым по величине в мире хранилищем легкодоступных нефти и газа в каспийском бассейне. А теперь Китай утащил у нас из-под носа и казахстанские месторождения урана».

 

Американцев, понятно, не очень задевает и даже радует, что председатель КНР Ху Цзиньтао заключил широкомасштабные торговые соглашения с тремя ведущими энергетическими державами Центральной Азии — Казахстаном, Туркменистаном и Узбекистаном и тем самым нарушил историческую монополию России на торговлю и экспорт энергоносителей из Центральной Азии. Сами Соединенные Штаты пытались добиться этого более 15 лет – и безуспешно. А китайцам это, похоже, удалось с легкостью. И с 15 декабря 2009 года, когда был введен в эксплуатацию новый газопровод Туркменистан — Китай, до конца апреля сего года в КНР по нему уже был доставлен первый миллиард кубометров природного газа. А всего в текущем году объем поставок по этому газопроводу составит 5 миллиардов кубометров.

 

В дальнейшем объем поставок газа из Туркменистана в Китай достигнет 30 миллиардов кубометров в год. Плюс к тому Китайская национальная нефтегазовая корпорация уже заключила соглашения о дополнительной поставке газа с Туркменистаном, Узбекистаном и Казахстаном, и сейчас речь ведется о контрактном объеме поставки газа в объеме 45 миллиардов кубометров.

 

О ширине шага китайцев говорит тот факт, что, кроме первой и второй линий газопровода Туркменистан — Китай, будет начато строительство и третьей линии по переброске природного газа из Центральной Азии. Она берет начало в Хоргосе Синьцзян-Уйгурского автономного района и проходит через 8 провинций и автономных районов Китая. Пекин и Астана уже договорились о том, что Хоргос, этот восточный китайский терминал трубопровода из Туркменистана, должен стать транспортным узлом, где будут встречаться новые автомагистрали высшего класса Китая и Казахстана. Это значит, что Казахстан получит полный доступ на китайские рынки.

 

Вспомните: пока в июне американские СМИ живописали межнациональные столкновения на юге Киргизии, Ху Цзиньтао и Нурсултан Назарбаев поздравили друг друга с подписанием двух новых, далеко идущих соглашений. Одно из них касается сооружения 1300-километрового казахского ответвления трубопровода Туркменистан — Китай, который уже проходит по территории Казахстана и предусматривает значительное увеличение закупок казахстанской урановой руды Китаем. Есть чему огорчаться не только американцам. Россиянам – тоже. «The Washington Times» абсолютно права в том, что Казахстан — «крупнейший экономический приз Центральной Азии. Благодаря обилию природных ресурсов, валовой внутренний продукт страны больше, чем у всех остальных центральноазиатских стран, вместе взятых».

 

Казахстан стал крупнейшим в мире экспортером урана, оттеснив в прошлом году Канаду на второе место. А Поднебесная испытывает огромную потребность в урановом топливе для своих новых пятисот АЭС, которые планируется построить к 2040 году. По словам китайских официальных лиц, высокое качество казахстанского урана делает его идеальным топливом для их современных реакторов.

 

Но оставим в покое американцев. А вот что думают творцы российской политики? Почему Россия, будучи теснее всех прочих связанной с соседом общим историческим прошлым, никак не стремится включить его в своё будущее? Ведь наивно полагать, что готовившееся более десятка лет введение Таможенного союза укрепит позиции России в Казахстане. Не секрет, что Москва попросту прошляпила то, что американские корпорации – прежде всего «Шеврон», пришедший в страну с благословения Назарбаева при Ельцине, — прочно закрепились в казахстанской нефтедобыче много лет назад. Что казахи сегодня всегда готовы к сближению с Соединенными Штатами и воспринимают Америку как противовес, прежде всего, российскому влиянию. В актив себе американцы могут записать еще и то, что казахи «любят американцев» — особенно, гранты, на которых там живет большинство так называемых неправительственных организаций и независимых профсоюзов.

 

Да и только ли американцы с китайцами понимают, какая «изюминка» лежит в двух шагах от границ Российской Федерации в полупустынях Казахстана? Только что Казахстан посетила делегация глав крупнейших корпораций Германии, возглавляемая Ангелой Меркель. Стоимость контрактов, подписанных по итогам этого визита, составила 2,6 миллиарда долларов.

 

Европа потешается над русскими еще и потому, что мы не способны грамотно распорядиться возможностями, не просто лежащими « при дороге», а даже «выпавшими из рук» при развале Советского Союза. Швейцарская «Le Temps» откровенно пишет, что один из главных вызовов для Европы сегодня «связан с соревнованием, в которое вступили американцы, русские, китайцы и в меньшей степени европейцы за восстановление или установление влияния в регионе», имея в виду Среднюю Азию. «Самой невероятной иллюстрацией этой ситуации, — продолжает «Le Temps», — вероятно, является то, как президент Бакиев решал вопрос о продлении договора, позволяющего американским самолетам использовать авиабазу «Манас», недалеко от Бишкека. Получив часть суммы, которую Россия пообещала ему за то, чтобы он выставил американцев за дверь, он в итоге продлил выгодный контракт с американцами, исполнением которого занимался его сын Максим». Не в бровь, а в глаз.

 

Сейчас весь этот регион готов вспыхнуть от «киргизской искры». А ведь Пекин, как и Москва, отрицательно относится к тому, что американцы укрепляют свое военное присутствие в этой Центральной Азии. И разве соединить российское влияние и китайский экономический потенциал не гораздо выгоднее, чем поглядывать со стороны в ожидании разрешения конфликтов, которые сами по себе не разрешатся никогда?

 

Но пока, как пишет китайский журналист Ли Тао, путешествующий по Самарканду, его вдруг охватило чувство ностальгии: посуда в ресторане, где он ел, оказалась импортной – из провинции Шаньдун, его малой родины. Посуда, как вы понимаете, лишь небольшое отражение интенсивного развития торговли между Китаем и Узбекистаном. По данным Государственного комитета статистики Узбекистана, объем торгового оборота между Китаем и Узбекистаном в прошлом году перешагнул 2 миллиарда долларов, поднявшись на 36 процентов выше показателя предыдущего года. Инвестиции Китая в Узбекистан в тот же период составили 1,3 миллиарда долларов. По данным Отдела советников по торгово-экономическим вопросам при Посольстве КНР в Узбекистане, в Узбекистане зарегистрировались более 240 предприятий с китайским капиталом, а проекты сотрудничества охватили области освоения нефте- и газовых ресурсов, строительства инфраструктур, в том числе железных дорог, телекоммуникаций, сельскохозяйственных объектов. Узбекистан – страна, богатая запасами калия, однако пока производство калийных удобрений не получило развития. В августе этого года китайская строительная компания Чжунсинь при сотрудничестве с компанией химической промышленности Узбекистана готовится сдать в эксплуатацию Дехканабадский завод калийных удобрений, сумма контракта на строительство которого составила 43,9 миллиона долларов. При этом только 5 процентов суммы было взято из Фонда реформы и развития Узбекистана, а остальные 95 предоставило китайское правительство в виде льготного кредита.

 

О многом говорящий факт: во время строительства газопровода «Китай–Центральная Азия» китайская компания «CNPC Silk Road» не только занималась своим прямым делом – строила газопровод, но и ремонтировала старые дороги и мосты, инвестировала более 100 тысяч долларов в строительство дорог в узбекских деревнях Пахтакор и Бирлик, чтобы улучшить транспортное сообщение между двумя населенными пунктами. А теперь каждый год представители этой компании навещают 42-х инвалидов в селе Пахтакор, снабжая их всем необходимым…

 

Чувствуете поступь «китайского дракона»? Это только там, в Китае, на праздниках он бумажный. Вне границ Поднебесной дракон бумажным не бывает.

Автор: Елена ПУСТОВОЙТОВА

 

Источник: Фонд стратегической культуры
.

Не бывает полноценных выходных: Песков о новогодних каникулах Путина
Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков рассказал, как Владимир Путин проведет новогодние каникулы. «У него же практически не бывает полноценных выходных. Так или иначе идут телефонные звонки.

Двум смертям не бывать...
Как 400 русских солдат защитили Грузию от 20-тысячного войска Начало ХIХ века для Российской империи – это не только войны с напо­леоновской Францией.


  • Китай,
  • АЗИЯ,
  • ГАЗ,
  • Узбекистан,
  • Доллар,
  • Американец
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: