Империя под ударом В прошлом году мне задали вопрос — а можно ли победить Америку, вооруженные силы США, для меня то вопрос смешной, просто задал его отставной офицер спецназа ГРУ. Так что вопрос требует прояснения, особенно с учетом нашего заботливо нагнетаемого комплекса неполноценности, истерик насчет армии и резко активизировавшейся интеллигенции. От того, правильно ли мы сможем ответить на этот вопрос, зависит и наше будущее: кто будет сражаться, если невозможно победить. Задам контрвопрос: никого не смущает происходящее в Афганистане? Все напоминает ситуацию, когда мыши плачут, колются, но продолжают есть кактус. Только вчера я разместил в своем ЖЖ сводку. Сбит вертолет — семеро американцев погибли, смертник взорвал командование четвертой дивизии — четверо погибли, афганский полицейский открыл огонь в спину советникам — двое погибли. В стране идет тихая оккупация Талибаном, американцам за десять лет войны не удалось создать никакой мало-мальски значимой социальной базы. Представьте себе американского военного советника (а с начала года афганские силовики убили тридцать девять советников) — он сидит на отдаленной базе и знает, что любой из афганцев может расстрелять его в спину на операции или во время тренировок. А если к базе подойдут банды талибов — то неизвестно, будут афганские полицейские им противостоять, пропустят их или присоединятся к ним, а его растерзают. Как нормально? К этому — десять лет по трупам шли? А афганские силовики уже в открытую говорят, что у талибов лучше и платят они неплохо. Ни про какую разрядку напряженности и речи быть не может — наоборот, идет расползание заразы. Когда какой-то придурок сжигает Коран (а это именно придурок, сознательно обостряющий ситуацию) — по всему Афганистану девятым валом катятся беспорядки и американцам остается только отсиживаться, пока все прекратится. В крайний раз — беспорядки из Афганистана перекинулись в Пакистан, сам Пакистан готов взорваться в любой момент. При этом — мы так за эти десять лет и не увидели — а ради чего все это? Чего американцы добиваются в Афганистане? Чего добились в Ираке? Что вообще происходит? Я расскажу вам свою версию. Войны последних десяти лет — войны принципиально нового, в обозримой исторической перспективе еще не встречавшегося типа и связаны они с новым способом обогащения через войну. Что такое корпорация МакДонелл Дуглас? Если вы скажете, что это авиастроительная корпорация, то глубоко ошибетесь. Это многопрофильный монстр ВПК, в число интересов которого входит восстановление после военных действий — они просто купили специализирующуюся на этом фирму. Зайдите на сайты крупнейших предприятий оборонки — увидите сколь широки их интересы. А ведь есть еще и дочки и внучки, которые могут заниматься всем чем угодно. Вот на этом — одна и та же корпорация производит и бомбы и услуги по восстановлению после бомбежек — и базируется новая отрасль американской экономики. В Америке приято считать, что каждое десятилетие — знаменует собой какую-то прорывную отрасль, которая становится локомотивом экономики и поднимает за собой всю американскую экономику без исключения. Например, тридцатые годы — это дороги. Девяностые — это Интернет, а нулевые — это строительство «дома для каждой семьи» (и интернет и дом для каждой семьи закончились кризисом). При этом — никто не хочет замечать отрасль, в которой все в порядке, которой не касается кризис, которая поступательно развивается, нанимает людей — и которая в перспективе может разрушить и США и весь миропорядок. Это — отрасль безопасности, контртерроризма и услуг по восстановлению. Принципиальным отличием войн последнего десятилетия является то, что эти войны имеют чисто экономическую подоплеку, но при этом разрушается не подвергшаяся агрессии страна, а сам агрессор. Возьмем нападение Гитлера на страны Европы, а потом и на СССР. Эта война тоже имеет чисто экономическую подоплеку, но суть этой подоплеки совершенно другая. Война Гитлера — во сути ограбление. Вермахт приходит, захватывает страну, после чего в Германию вывозится все ценное, начиная от картин и заканчивая рабочими, а страна начинает работать на Рейх. Такие же планы у Гитлера были относительно СССР. История сохранила планы каскадов электростанций на Волге с линиями постоянного тока, железнодорожных линий с шестиметровой колеей, планов расселения германских колонистов. Людей угоняли на бесплатные работы в Рейх. То есть — Германия старалась получить прибыль от войны, причем бенефициаром этой прибыли выступала вся германская экономика и по сути весь германский Рейх. Вот почему немцы сопротивлялись, даже когда Советская армия ворвалась в Берлин. Бенефициары войны в Афганистане принципиально другие. Это корпорации ВПК, которые получают деньги сначала за бомбы, которыми Афганистан бомбят, а затем за восстановление того что разбомблено. Обратите внимание на принципиальное отличие этой схемы — американцы (точнее американские корпорации ВПК) и не пытаются получить какую-либо прибыль от самого Афганистана! Несмотря на то, что еще советские геологи вскрыли там огромные запасы природных ресурсов, а в Северном Афганистане, вероятно, есть нефть — никто даже не пытается начать добывать это, все ограничивается вялыми презентациями для инвесторов, которые при слове «Афганистан» вжимают голову в плечи. Те, кто сейчас получают прибыль от войны — не имеют компетенций по добыче чего бы то ни было, и не собираются их приобретать, у них уже есть денежный поток. И они не пытаются хоть как то компенсировать Америке потраченные (про… анные) в афганских горах деньги, у них свои интересы, диаметрально противоположные интересам рядовых американцев. Источником прибыли для ведущих войну в Афганистане является не Афганистан и его природные ресурсы — а американский госбюджет — именно его они грабят и собираются грабить дальше. Мы имеем дело с генеральско-ВПКшной группировкой полукриминального типа, которая сумела построить ведение боевых действий в качестве бизнеса, научилась извлекать из этого деньги. Подобного не было не только в американской, но и вообще в мировой истории. Первая война подобного типа состоялась в Ираке. По воспоминаниям генерала Томми Френкса, командующего — министр обороны при планировании операции в Ираке (Несокрушимая Свобода) Дональд Рамсфельд при планировании операции задал вопрос — а сколько это будет стоить (генералы, услышав это обомлели). Очевидно, что министр, как приличный бизнесмен (которым он и был долгие годы) проводил типичную для бизнеса мыслительную операцию — прикидывал, сколько нужно вложить, и какая должна быть прибыль, чтобы это все оправдать. Получилось нормально. Двое орлов, которым поручили восстановление Ирака — Джей Гарднер и Пол Бремер — были назначены чтобы «отбить» вложенное. В советниках у них были Лешек Бальцерович, Егор Гайдар и возможно — до сих пор связанный с Гарвардом Анатолий Чубайс. Первое, что они сделали в Ираке — наладили схему хищения денег, выделяемых на восстановление. Пол Бремер сообщил, что банковской сети в стране не существует, поэтому деньги на восстановление страны нужны наличными. Их доставляли в Багдад-Международный самолетами, после чего они расходились по рукам. Комиссия Конгресса впоследствии установила, что из шестидесяти миллиардов, выделенных на восстановление — двенадцать пропали вообще без следа, то есть даже нет документов, подтверждающих их расход. На остальные расписки были — но как это делается, представляет любой русский бизнесмен, имевший дело со стройкой. Оправдательные документы стряпаются легко и на любую сумму, ответ «где построенное» тоже находится легко — террористы только что взорвали. Пользуясь этим, можно легко выделять деньги на один и тот же объект несколько раз. Британский парламент — впоследствии тоже установил пропажу восьми миллиардов фунтов — это половина из выделенного Британией. Британские генералы тоже хотят кушать, тем более что их много — двести пятьдесят шесть человек по состоянию на 2012 год (при том, что танков Челленджер всего 200). Схема эта — практически один в один соответствует криминальным схемам в Чечне и вообще на Кавказе — только американцы наладили дело с куда большим размахом. По воспоминаниям очевидцев — первоначально планы насчет Ирака были все же другие, в которых должен был получить свою долю американский бизнес. Планировалось — провести экономические реформы по «Бальцеровичу-Гайдару» — шоковая терапия, отпуск цен на все виды продовольствия, повальная приватизация и сокращение госрасходов. Основным бенефициаром всего этого должны были выступить американские компании — в этом планировалась и прибыль. Кроме того, планировалось привлечь и инвесторов — так Дженерал Моторс планировала построить автозавод, а Уолл-Март — взять под контроль розничную торговлю. У Ирака на момент вторжения была хоть и примитивная, но действующая экономика. Полностью государственная, естественно. Худо-бедно, она давала людям работу и снабжала иракцев предметами первой необходимости. Первое, что сделали Бремер и Гарднер — разогнали партию БААС (в которой был и экономический отдел), уволили всех управляющих заводами (баасистов), резко подняли цены на электроэнергию и бензин (до войны на один доллар можно было купить до 300 литров бензина), отменили все виды социальных льгот. Знакомо, не правда ли? Заводы, естественно встали, а иракцы оказались на улице. По документам, которые уходили в Вашингтон — все было нормально, иракцам выдавали пособия, помогали с открытием малого бизнеса — а на деле все было иначе. Но иракцы — вкусив гайдаровских реформ взялись за оружие и начали гражданскую войну. Любой, кто изучает историю второй иракской войны может обратить внимание — что между первым этапом войны (собственно войной с армией Саддама) и вторым этапом (партизанской войной) — есть разрыв по времени. Именно в это время — Бремер и Гарднер останавливали иракскую экономику и воровали деньги. Стало очевидно, что ни про какие инвестиции не может быть и речи — ситуация в стране последовательно ухудшалась, иракцы взялись за оружие. В то же время — стало ясно, что американцам нужны укрепленные военные базы, кто-то должен гонять конвои, и к тому же надо выделять деньги на восстановление Ирака. Вот в этом — была особенность этой войны. Деньги на восстановление Ирака — агрессор выделает деньги на восстановление страны, подвергшейся его же агрессии. Тут то — американские генералы и капитаны ВПК и нашли новый источник средств. Им оказался бюджет на восстановление Ирака. Ситуация в Афганистане схожа практически зеркально. То же самое — резкий рост напряженности, появляется корпус гражданской реконструкции Афганистана, который осваивает бюджет, выделяемый на эту самую реконструкцию. Деньги из американского бюджета — расходятся «среди своих» при этом получатели этих денег заинтересованы в максимальной долгой войне. Это их бизнес, их источник средств к существованию. В результате за несколько лет сложилась этакая «шабашка на крови». И если знать ее особенности — то все происходящее в последние годы получает логичное и непротиворечивое объяснение. 1. Война превращается в бизнес. При этом — получателям денег выгодно, чтобы война шла сомнительная, без санкции Совета безопасности ООН. Потому что чем грязнее будет война — тем больше денег будет выделено на восстановление. Это такая особенность современного международного права — если страна предпринимает вторжение в другую страну, она должна выделить деньги на ее восстановление после бомбежек. Такой гуманизм двадцать первого века. Деньги, естественно, расходятся по нужным людям, которые «выражают благодарность» какой-то долей. По некоторым воспоминаниям — откаты по военным контрактам в Ираке достигали тридцати процентов, деньги принимали министр обороны Рамсфельд и вице-президент Чейни, который, возможно — делился с семьей Бушей. Сам понимаете, что к ответственности таких людей никогда не привлекут. 2. Военно-промышленный комплекс срастился с индустрией частных военных компаний и индустрией по восстановлению разрушенного и индустрией безопасности и антитерроризма. Таким образом — ВПК нашел способ, как не допустить резкого падения доходов как в девяностые, после разрядки. Эти конгломераты фактически наложили на общество налог, причем значительный. Система их бизнеса следующая — находится страна, где не все в порядке, принимается решение ее бомбить — зарабатывают производители бомб и авиатехники. Потом, если принимается решение ввести туда наземные силы — зарабатывают производители бронетехники. Затем — побывавшую под бомбежками страну начинают восстанавливать, тут зарабатывают специалисты по восстановлению. В разбомбленную страну приходят нефтяные компании, нефтяные прииски и рабочих надо охранять — зарабатывают частные военные компании. Наконец, в разбомбленной стране появляется народное недовольство, возникают террористические группы — зарабатывает индустрия безопасности и антитерроризма, защищая Америку от терактов возмездия. Причем — часто бывает так, что все эти подразделения являются дочерними компаниями одного и того же холдинга. И часто — бывает так, что владельцы этого холдинга связаны с правительством США — или вовсе являются членами правительства США, как в случае с КБР-Халлибертон. 3. Военно-промышленный комплекс практически выключился из конкуренции. Смысла вести какие-то прорывные разработки — нет. Нет, ведется что-то, спора нет. Например — гиперзвуковая ракета, которая на днях упала в океан. Или самолет F35, который проигрывает Су-35, но при этом на его разработку уже потрачено полтора триллиона долларов. Но если так подумать — чем армия США образца 2012 года отличается от армии США образца 1991 года? Техника? То же самое — Хаммер, Бредли, Абрамс, LAV-25 и AAV-7 морской пехоты. Правда, недавно Хаммер модернизировали, чтобы он лучше мог противостоять подрывам. Цена одного при этом увеличилась с 50 тысяч долларов до 180, что соответствует цене на автомобиль Бентли в США. Остальная техника тоже проходит модернизацию, но чего-то принципиально нового нет. ВВС? Тот же набор. Ф16 и Ф15 в ВВС, Ф18 на флоте. Списали все старье, унифицировали машины — на авианосцах, например, практически все машины одного типа — F18. F22 разрабатывался еще для противостояния советским истребителям, закуплено вдвое меньше машин, чем планировалось. Попытка разработки единого «дешевого» истребителя закончилась катастрофой. Цена на F35 уже сейчас сравнялась с ценой значительно более совершенного F22 и примерно втрое превосходит цену Су-35, которому американский истребитель-бомбардировщик противостоять не способен. Вертолеты? Все то же самое — Апач, Чинук, Черный Ястреб. Чинук недавно отметил пятидесятилетие в строю. Единственно — тяжелые вертолеты Сикорского заменили конвертопланом Оспри, но и он начинал разрабатываться еще во времена СССР. Стратегические бомбардировщики? Б2, Б1, которые почти все списали, Б52, на которых так и не поменяли двигатели. Единственно, что появилось нового — дешевые беспилотники. Но в войне с равной по силе державой они малополезны, так как будут оглушены средствами РЭБ или сбиты. Флот? Обновили и унифицировали авианосцы. Но на этом все. Ф35 флот не может дождаться, потому стоит вопрос о закупке новой партии F18. Которые еще и дешевле. Самолеты палубной авиации сильно изношены, средний возраст достиг 18 лет, офицеры прямо признаются, что опасаясь аварий, пускают в дело только самые современные (по году выпуска) самолеты. Стрелковое вооружение? Все то же самое — не заменено ничего. М16 в строю больше пятидесяти лет со всеми ее недостатками. Пулеметы М249 и М240 и их производные, снайперские винтовки М24 — все то же, что и было. Пулемет М2 в строю уже около 100 (!!!) лет. При этом при всем — американский оборонный бюджет превысил уровень американского оборонного бюджета времен холодной войны. Куда же идут деньги? А они, дорогие мои, идут в карман генеральско-ВПКшной мафии. Которая научилась воровать и впаривать армии топливо по триста долларов за галлон. 4. Развитие новой «отрасли экономики» приводит к катастрофичным результатам. Собственно, оно уже привело к катастрофе в экономике (первую по силе экономику мира довели до банкротства за десять лет). Но в будущем будет еще веселее: — впервые в мире появилась мощная сила, которая заинтересована не в мире для спокойного ведения бизнеса и извлечения прибыли — а в системной дестабилизации целых регионов и нарастанию угрозы терроризма в самих США — как оправдание собственного существования и налога на безопасность, который они наложили на общество. А это значит, что обстановка в мире продолжит последовательно ухудшаться. — новая отрасль бизнеса и предлагаемый ей сектор экономики деструктивен впервые за всю американскую историю. Все предыдущие десятилетия — американцы предлагали конструктивные проекты. Они строили дороги — и обеспечивали своим гражданам свободу передвижения. Они строили дома — и американцы получали каждый свое жилье. Они создали Интернет — и мир изменился полностью, изменился системно. Теперь же американцы предлагают деструктивный проект, проект УХУДШЕНИЯ жизни как для себя самих, так и для целых регионов земного шара. В своей стране — они грабят свой бюджет, вкладывают деньги в строительство дорог в Афганистане, а не в Миннесоте, лишаются гражданских прав. В чужих странах — они разрушают государственность и создают зоны непрекращающейся войны. Таким образом, Америка из лидера свободного мира за десятилетие превратилась в изгоя и источник нестабильности. Любить Америку, восхищаться Америкой — стало плохим тоном. Больше Америка — не град на холме. — В этом свете — становится понятной арабская весна и позиция США по арабской весне. Никто не препятствовал падению режима союзников — потому что это позволит создать новые зоны нестабильности и хорошо на этом заработать. Спасать союзников должны были ЦРУ, АНБ, армия США — а вместо этого они довольно потирали руки, глядя на беспредел, слыша крики «Аллах Акбар» и думая, сколько на этом можно будет заработать. Барак Обама — ставленник финансовой олигархии, которая зарабатывает совсем другим способом — воспротивился активному участию США в ливийской кампании, потому участие США было минимальным и заработать не удалось. Но окно возможностей для частных США, Восстановление, Деньга, Война, Афганистан

Империя под ударом

В прошлом году мне задали вопрос — а можно ли победить Америку, вооруженные силы США, для меня то вопрос смешной, просто задал его отставной офицер спецназа ГРУ.

Так что вопрос требует прояснения, особенно с учетом нашего заботливо нагнетаемого комплекса неполноценности, истерик насчет армии и резко активизировавшейся интеллигенции. От того, правильно ли мы сможем ответить на этот вопрос, зависит и наше будущее: кто будет сражаться, если невозможно победить.

Задам контрвопрос: никого не смущает происходящее в Афганистане? Все напоминает ситуацию, когда мыши плачут, колются, но продолжают есть кактус. Только вчера я разместил в своем ЖЖ сводку. Сбит вертолет — семеро американцев погибли, смертник взорвал командование четвертой дивизии — четверо погибли, афганский полицейский открыл огонь в спину советникам — двое погибли. В стране идет тихая оккупация Талибаном, американцам за десять лет войны не удалось создать никакой мало-мальски значимой социальной базы. Представьте себе американского военного советника (а с начала года афганские силовики убили тридцать девять советников) — он сидит на отдаленной базе и знает, что любой из афганцев может расстрелять его в спину на операции или во время тренировок. А если к базе подойдут банды талибов — то неизвестно, будут афганские полицейские им противостоять, пропустят их или присоединятся к ним, а его растерзают. Как нормально? К этому — десять лет по трупам шли? А афганские силовики уже в открытую говорят, что у талибов лучше и платят они неплохо.

Ни про какую разрядку напряженности и речи быть не может — наоборот, идет расползание заразы. Когда какой-то придурок сжигает Коран (а это именно придурок, сознательно обостряющий ситуацию) — по всему Афганистану девятым валом катятся беспорядки и американцам остается только отсиживаться, пока все прекратится. В крайний раз — беспорядки из Афганистана перекинулись в Пакистан, сам Пакистан готов взорваться в любой момент. При этом — мы так за эти десять лет и не увидели — а ради чего все это? Чего американцы добиваются в Афганистане? Чего добились в Ираке? Что вообще происходит?

Я расскажу вам свою версию.

Войны последних десяти лет — войны принципиально нового, в обозримой исторической перспективе еще не встречавшегося типа и связаны они с новым способом обогащения через войну.

Что такое корпорация МакДонелл Дуглас? Если вы скажете, что это авиастроительная корпорация, то глубоко ошибетесь. Это многопрофильный монстр ВПК, в число интересов которого входит восстановление после военных действий — они просто купили специализирующуюся на этом фирму. Зайдите на сайты крупнейших предприятий оборонки — увидите сколь широки их интересы. А ведь есть еще и дочки и внучки, которые могут заниматься всем чем угодно. Вот на этом — одна и та же корпорация производит и бомбы и услуги по восстановлению после бомбежек — и базируется новая отрасль американской экономики.

В Америке приято считать, что каждое десятилетие — знаменует собой какую-то прорывную отрасль, которая становится локомотивом экономики и поднимает за собой всю американскую экономику без исключения. Например, тридцатые годы — это дороги. Девяностые — это Интернет, а нулевые — это строительство «дома для каждой семьи» (и интернет и дом для каждой семьи закончились кризисом). При этом — никто не хочет замечать отрасль, в которой все в порядке, которой не касается кризис, которая поступательно развивается, нанимает людей — и которая в перспективе может разрушить и США и весь миропорядок. Это — отрасль безопасности, контртерроризма и услуг по восстановлению.

Принципиальным отличием войн последнего десятилетия является то, что эти войны имеют чисто экономическую подоплеку, но при этом разрушается не подвергшаяся агрессии страна, а сам агрессор.

Возьмем нападение Гитлера на страны Европы, а потом и на СССР. Эта война тоже имеет чисто экономическую подоплеку, но суть этой подоплеки совершенно другая. Война Гитлера — во сути ограбление. Вермахт приходит, захватывает страну, после чего в Германию вывозится все ценное, начиная от картин и заканчивая рабочими, а страна начинает работать на Рейх. Такие же планы у Гитлера были относительно СССР. История сохранила планы каскадов электростанций на Волге с линиями постоянного тока, железнодорожных линий с шестиметровой колеей, планов расселения германских колонистов. Людей угоняли на бесплатные работы в Рейх. То есть — Германия старалась получить прибыль от войны, причем бенефициаром этой прибыли выступала вся германская экономика и по сути весь германский Рейх. Вот почему немцы сопротивлялись, даже когда Советская армия ворвалась в Берлин.

Бенефициары войны в Афганистане принципиально другие. Это корпорации ВПК, которые получают деньги сначала за бомбы, которыми Афганистан бомбят, а затем за восстановление того что разбомблено.

Обратите внимание на принципиальное отличие этой схемы — американцы (точнее американские корпорации ВПК) и не пытаются получить какую-либо прибыль от самого Афганистана! Несмотря на то, что еще советские геологи вскрыли там огромные запасы природных ресурсов, а в Северном Афганистане, вероятно, есть нефть — никто даже не пытается начать добывать это, все ограничивается вялыми презентациями для инвесторов, которые при слове «Афганистан» вжимают голову в плечи. Те, кто сейчас получают прибыль от войны — не имеют компетенций по добыче чего бы то ни было, и не собираются их приобретать, у них уже есть денежный поток. И они не пытаются хоть как то компенсировать Америке потраченные (про… анные) в афганских горах деньги, у них свои интересы, диаметрально противоположные интересам рядовых американцев. Источником прибыли для ведущих войну в Афганистане является не Афганистан и его природные ресурсы — а американский госбюджет — именно его они грабят и собираются грабить дальше.

Мы имеем дело с генеральско-ВПКшной группировкой полукриминального типа, которая сумела построить ведение боевых действий в качестве бизнеса, научилась извлекать из этого деньги. Подобного не было не только в американской, но и вообще в мировой истории.

Первая война подобного типа состоялась в Ираке. По воспоминаниям генерала Томми Френкса, командующего — министр обороны при планировании операции в Ираке (Несокрушимая Свобода) Дональд Рамсфельд при планировании операции задал вопрос — а сколько это будет стоить (генералы, услышав это обомлели). Очевидно, что министр, как приличный бизнесмен (которым он и был долгие годы) проводил типичную для бизнеса мыслительную операцию — прикидывал, сколько нужно вложить, и какая должна быть прибыль, чтобы это все оправдать. Получилось нормально.

Двое орлов, которым поручили восстановление Ирака — Джей Гарднер и Пол Бремер — были назначены чтобы «отбить» вложенное. В советниках у них были Лешек Бальцерович, Егор Гайдар и возможно — до сих пор связанный с Гарвардом Анатолий Чубайс. Первое, что они сделали в Ираке — наладили схему хищения денег, выделяемых на восстановление. Пол Бремер сообщил, что банковской сети в стране не существует, поэтому деньги на восстановление страны нужны наличными. Их доставляли в Багдад-Международный самолетами, после чего они расходились по рукам. Комиссия Конгресса впоследствии установила, что из шестидесяти миллиардов, выделенных на восстановление — двенадцать пропали вообще без следа, то есть даже нет документов, подтверждающих их расход. На остальные расписки были — но как это делается, представляет любой русский бизнесмен, имевший дело со стройкой. Оправдательные документы стряпаются легко и на любую сумму, ответ «где построенное» тоже находится легко — террористы только что взорвали. Пользуясь этим, можно легко выделять деньги на один и тот же объект несколько раз. Британский парламент — впоследствии тоже установил пропажу восьми миллиардов фунтов — это половина из выделенного Британией. Британские генералы тоже хотят кушать, тем более что их много — двести пятьдесят шесть человек по состоянию на 2012 год (при том, что танков Челленджер всего 200).

Схема эта — практически один в один соответствует криминальным схемам в Чечне и вообще на Кавказе — только американцы наладили дело с куда большим размахом.

По воспоминаниям очевидцев — первоначально планы насчет Ирака были все же другие, в которых должен был получить свою долю американский бизнес. Планировалось — провести экономические реформы по «Бальцеровичу-Гайдару» — шоковая терапия, отпуск цен на все виды продовольствия, повальная приватизация и сокращение госрасходов. Основным бенефициаром всего этого должны были выступить американские компании — в этом планировалась и прибыль. Кроме того, планировалось привлечь и инвесторов — так Дженерал Моторс планировала построить автозавод, а Уолл-Март — взять под контроль розничную торговлю.

У Ирака на момент вторжения была хоть и примитивная, но действующая экономика. Полностью государственная, естественно. Худо-бедно, она давала людям работу и снабжала иракцев предметами первой необходимости. Первое, что сделали Бремер и Гарднер — разогнали партию БААС (в которой был и экономический отдел), уволили всех управляющих заводами (баасистов), резко подняли цены на электроэнергию и бензин (до войны на один доллар можно было купить до 300 литров бензина), отменили все виды социальных льгот. Знакомо, не правда ли? Заводы, естественно встали, а иракцы оказались на улице. По документам, которые уходили в Вашингтон — все было нормально, иракцам выдавали пособия, помогали с открытием малого бизнеса — а на деле все было иначе.

Но иракцы — вкусив гайдаровских реформ взялись за оружие и начали гражданскую войну. Любой, кто изучает историю второй иракской войны может обратить внимание — что между первым этапом войны (собственно войной с армией Саддама) и вторым этапом (партизанской войной) — есть разрыв по времени. Именно в это время — Бремер и Гарднер останавливали иракскую экономику и воровали деньги.

Стало очевидно, что ни про какие инвестиции не может быть и речи — ситуация в стране последовательно ухудшалась, иракцы взялись за оружие. В то же время — стало ясно, что американцам нужны укрепленные военные базы, кто-то должен гонять конвои, и к тому же надо выделять деньги на восстановление Ирака. Вот в этом — была особенность этой войны. Деньги на восстановление Ирака — агрессор выделает деньги на восстановление страны, подвергшейся его же агрессии. Тут то — американские генералы и капитаны ВПК и нашли новый источник средств. Им оказался бюджет на восстановление Ирака.

Ситуация в Афганистане схожа практически зеркально. То же самое — резкий рост напряженности, появляется корпус гражданской реконструкции Афганистана, который осваивает бюджет, выделяемый на эту самую реконструкцию. Деньги из американского бюджета — расходятся «среди своих» при этом получатели этих денег заинтересованы в максимальной долгой войне. Это их бизнес, их источник средств к существованию.

В результате за несколько лет сложилась этакая «шабашка на крови». И если знать ее особенности — то все происходящее в последние годы получает логичное и непротиворечивое объяснение.

1. Война превращается в бизнес. При этом — получателям денег выгодно, чтобы война шла сомнительная, без санкции Совета безопасности ООН. Потому что чем грязнее будет война — тем больше денег будет выделено на восстановление. Это такая особенность современного международного права — если страна предпринимает вторжение в другую страну, она должна выделить деньги на ее восстановление после бомбежек. Такой гуманизм двадцать первого века. Деньги, естественно, расходятся по нужным людям, которые «выражают благодарность» какой-то долей. По некоторым воспоминаниям — откаты по военным контрактам в Ираке достигали тридцати процентов, деньги принимали министр обороны Рамсфельд и вице-президент Чейни, который, возможно — делился с семьей Бушей. Сам понимаете, что к ответственности таких людей никогда не привлекут.

2. Военно-промышленный комплекс срастился с индустрией частных военных компаний и индустрией по восстановлению разрушенного и индустрией безопасности и антитерроризма. Таким образом — ВПК нашел способ, как не допустить резкого падения доходов как в девяностые, после разрядки. Эти конгломераты фактически наложили на общество налог, причем значительный. Система их бизнеса следующая — находится страна, где не все в порядке, принимается решение ее бомбить — зарабатывают производители бомб и авиатехники. Потом, если принимается решение ввести туда наземные силы — зарабатывают производители бронетехники. Затем — побывавшую под бомбежками страну начинают восстанавливать, тут зарабатывают специалисты по восстановлению. В разбомбленную страну приходят нефтяные компании, нефтяные прииски и рабочих надо охранять — зарабатывают частные военные компании. Наконец, в разбомбленной стране появляется народное недовольство, возникают террористические группы — зарабатывает индустрия безопасности и антитерроризма, защищая Америку от терактов возмездия. Причем — часто бывает так, что все эти подразделения являются дочерними компаниями одного и того же холдинга. И часто — бывает так, что владельцы этого холдинга связаны с правительством США — или вовсе являются членами правительства США, как в случае с КБР-Халлибертон.

3. Военно-промышленный комплекс практически выключился из конкуренции. Смысла вести какие-то прорывные разработки — нет. Нет, ведется что-то, спора нет. Например — гиперзвуковая ракета, которая на днях упала в океан. Или самолет F35, который проигрывает Су-35, но при этом на его разработку уже потрачено полтора триллиона долларов. Но если так подумать — чем армия США образца 2012 года отличается от армии США образца 1991 года?

Техника? То же самое — Хаммер, Бредли, Абрамс, LAV-25 и AAV-7 морской пехоты. Правда, недавно Хаммер модернизировали, чтобы он лучше мог противостоять подрывам. Цена одного при этом увеличилась с 50 тысяч долларов до 180, что соответствует цене на автомобиль Бентли в США. Остальная техника тоже проходит модернизацию, но чего-то принципиально нового нет.

ВВС? Тот же набор. Ф16 и Ф15 в ВВС, Ф18 на флоте. Списали все старье, унифицировали машины — на авианосцах, например, практически все машины одного типа — F18. F22 разрабатывался еще для противостояния советским истребителям, закуплено вдвое меньше машин, чем планировалось. Попытка разработки единого «дешевого» истребителя закончилась катастрофой. Цена на F35 уже сейчас сравнялась с ценой значительно более совершенного F22 и примерно втрое превосходит цену Су-35, которому американский истребитель-бомбардировщик противостоять не способен.

Вертолеты? Все то же самое — Апач, Чинук, Черный Ястреб. Чинук недавно отметил пятидесятилетие в строю. Единственно — тяжелые вертолеты Сикорского заменили конвертопланом Оспри, но и он начинал разрабатываться еще во времена СССР.

Стратегические бомбардировщики? Б2, Б1, которые почти все списали, Б52, на которых так и не поменяли двигатели.

Единственно, что появилось нового — дешевые беспилотники. Но в войне с равной по силе державой они малополезны, так как будут оглушены средствами РЭБ или сбиты.

Флот? Обновили и унифицировали авианосцы. Но на этом все. Ф35 флот не может дождаться, потому стоит вопрос о закупке новой партии F18. Которые еще и дешевле. Самолеты палубной авиации сильно изношены, средний возраст достиг 18 лет, офицеры прямо признаются, что опасаясь аварий, пускают в дело только самые современные (по году выпуска) самолеты.

Стрелковое вооружение? Все то же самое — не заменено ничего. М16 в строю больше пятидесяти лет со всеми ее недостатками. Пулеметы М249 и М240 и их производные, снайперские винтовки М24 — все то же, что и было. Пулемет М2 в строю уже около 100 (!!!) лет.

При этом при всем — американский оборонный бюджет превысил уровень американского оборонного бюджета времен холодной войны. Куда же идут деньги?

А они, дорогие мои, идут в карман генеральско-ВПКшной мафии. Которая научилась воровать и впаривать армии топливо по триста долларов за галлон.

4. Развитие новой «отрасли экономики» приводит к катастрофичным результатам. Собственно, оно уже привело к катастрофе в экономике (первую по силе экономику мира довели до банкротства за десять лет). Но в будущем будет еще веселее:

— впервые в мире появилась мощная сила, которая заинтересована не в мире для спокойного ведения бизнеса и извлечения прибыли — а в системной дестабилизации целых регионов и нарастанию угрозы терроризма в самих США — как оправдание собственного существования и налога на безопасность, который они наложили на общество. А это значит, что обстановка в мире продолжит последовательно ухудшаться.

— новая отрасль бизнеса и предлагаемый ей сектор экономики деструктивен впервые за всю американскую историю. Все предыдущие десятилетия — американцы предлагали конструктивные проекты. Они строили дороги — и обеспечивали своим гражданам свободу передвижения. Они строили дома — и американцы получали каждый свое жилье. Они создали Интернет — и мир изменился полностью, изменился системно.

Теперь же американцы предлагают деструктивный проект, проект УХУДШЕНИЯ жизни как для себя самих, так и для целых регионов земного шара. В своей стране — они грабят свой бюджет, вкладывают деньги в строительство дорог в Афганистане, а не в Миннесоте, лишаются гражданских прав. В чужих странах — они разрушают государственность и создают зоны непрекращающейся войны. Таким образом, Америка из лидера свободного мира за десятилетие превратилась в изгоя и источник нестабильности. Любить Америку, восхищаться Америкой — стало плохим тоном. Больше Америка — не град на холме.

— В этом свете — становится понятной арабская весна и позиция США по арабской весне. Никто не препятствовал падению режима союзников — потому что это позволит создать новые зоны нестабильности и хорошо на этом заработать. Спасать союзников должны были ЦРУ, АНБ, армия США — а вместо этого они довольно потирали руки, глядя на беспредел, слыша крики «Аллах Акбар» и думая, сколько на этом можно будет заработать. Барак Обама — ставленник финансовой олигархии, которая зарабатывает совсем другим способом — воспротивился активному участию США в ливийской кампании, потому участие США было минимальным и заработать не удалось. Но окно возможностей для частных

Китай под ударом исламистов
В среду утром в китайском городе Тайюань (провинция Шаньси на севере) прогремели 8 взрывов.

Анкара заявила о гибели троих турецких военнослужащих "под ударами ВКС РФ"
Турецкие СМИ опубликовали материалы, в которых утверждается, что в результате авиаударов, нанесённых самолётами российских ВКС по позициям боевиков ИГИЛ (запрещено РФ) «погибли трое турецких военнослужащих и ещё 11 получили ранения».


  • США,
  • Восстановление,
  • Деньга,
  • Война,
  • Афганистан
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.