Глобальный Левиафан

Остроменский М.

П.

МОО «Вече», МГ «Альтернатива»

«Обещают вам свободу, будучи сами рабами тления;

ибо кто кем побеждён, то тому и раб».

2-е соб. посл. ап. Петра, 2:19

«Есть пути, которые кажутся человеку прямыми,

но конец которых – путь к смерти»

Притчи 14:12

«И люди обрадовались, что их вновь повели как стадо и

что с сердец их снят наконец столь страшный дар,

принесший им столько муки.»

Ф.М. Достоевский «Братья Карамазовы»

1.

Крушение СССР и уход в небытие вполне устойчивого и, как теперь всем ясно, по провинциальному тихого, двуполярного мира, привело в движение всю глубинную тектонику человеческой цивилизации. Попытка глобальной элиты, посредством США, нахрапом захватить политическую власть на планете и учинить, по собственному разумению, однополярный мир, почти удалась. К счастью, пока, только почти. И сегодня мы, вольно или невольно, активно или пассивно, принимаем участие во всё возрастающей напряжённейшей борьбе двух, наиболее вероятных моделей будущего политического и социального устройства человеческой цивилизации.

Во-первых, первая модель или первая тенденция, это всё ж таки установление, в том или ином виде, однополярного мира, если и не на манер гегемонии США по типу PAX AMERICA, чему видимо уже не бывать по объективным причинам, то через учреждение некоего глобального правительства, вырабатывающего, утверждающего и приводящего в исполнение обязательные для всего мира решения. Действующие ныне международные организации, в первую очередь ВБ, МВФ и ВТО, уже примеряют роль будущих общемировых комиссариатов. Эта модель на сегодня наиболее явлена, наиболее активна и даже повсеместно пропагандируема. Часто она подаётся как безальтернативное благо. Её идейные основы лежат в крайнем протестантском провиденциализме построения рая не Земле. Впрочем, с возможностью спасения немногих, предизбранных. Значительную роль играет и католическое понимание христианства с гностическим иезуитским оттенком. Особенно после того как оно встало перед т.н. послеосенцемской дилеммой зла. В действительности сильно надуманной и ещё более сильно раздутой, как впрочем и вся отрасль теодицеи, как таковая.

Во-вторых, или вторая модель, вторая тенденция, это формирование нескольких очень значительных центров силы со сравнимой суммой подконтрольных каждому из них ресурсов, сиречь – сотворение многополярного мира. Международные организации, при такой политической структуре мира, могут играть лишь роль площадок для переговоров и выработки компромиссных решений. Сама же идея многополярного мира есть, по сути, развитие и продолжение идеи двуполярного мира, в котором мы жили более 40 лет после окончания Второй мировой войны. Этот, ушедший мир, воспринимается очень многими с ностальгией и умилением. Стремление к многополярному миру есть стремление восстановить на новом, более высоком уровне, найденную человечеством столь удачную схему общемирового политического устройства. Приблизиться насколько возможно к мировой политической гармонии. Многополярный мир здесь видится даже более устойчивым, чем двуполярный, при котором стратегический проигрыш одного из «столпов» ведёт к обрушению всей системы в целом.

Впрочем, есть в идее политической и социальной многомерности не только ностальгия и смутное томление духа, но и объективная факторология и перспектива реального развития, позитивная динамика истории. Чрезмерно ныне уже явное фиаско мирного и согласительного установления PAX AMERICA, а так же ощутимый дискомфорт большинства участников международных отношений от вырисовывающегося однополярного одномерного мира по англосаксонским лекалам вынуждает к активности многие, до того пассивно созерцавшие происходящие изменения, центры сил. К многополярности подвигает и настоящее отсутствие большой идеи, по силе сравнимой с коммунистической, что могла бы стать в творческую, жизненную оппозицию либеральной идее, как это было в течении 19-го и 20-го веков. Впрочем, и сам однополярный мир не блещет идеологической глубиной, а опирается, в первую очередь, на примитивные материальные стремления людей, полагая душу порождением или даже атрибутом тела.

В правящей группе России, да и во всём её верхнем социальном слое в целом, в том числе и среди людей бизнеса, наличествуют сторонники обеих описанных тенденции. И те и другие рассчитывают получить максимум из устроения одного из этих двух наиболее вероятных сценариев новой мировой политической структуры. Но если ранее подавляющее преимущество имели сторонники первого пути, глобализации, то сегодня всё более и более в правящую группу проникает осознание того, что, во-первых, там, на Западе, их особенно никто не ждёт, самих по себе, как таковых и, во-вторых, что их сила и влияние в мире обусловлены в первую и даже в единственную очередь силой и влиянием России – их основного ресурса. Сильна Россия – сильны и уважаемы представители правящей группы, слаба страна – и независимо от размеров личного состояния слабы и не уважаемы представители правящей группы [1].

По нашему мнению, для абсолютного большинства населения планеты, так же как для России как исторического субъекта и для народа России как действующего лица мировой истории, её активного актора, вариант многополярного мира существенно более предпочтителен, чем конкурентный ему способ организации – однополярный мир. Попытаемся это показать.

2.

Но в начале будет уместно остановиться и определиться с рядом понятий, частью уже встречавшихся в данном тексте и важных для дальнейших рассуждений [2] (Похожий подход можно обнаружить, например, у Н. Алексеева [3]).

С нашей точки зрения термин «элита» и даже «властвующая элита» – грубый и малопригодный для анализа политических процессов инструмент. Причина – чрезмерная широта охвата и произвольное включение в означенные понятия слишком разнородных политических и социальных пластов, общественных сил и групп только лишь на том основании, что они подняты над основной массой населения или имеют, с точки зрения классификатора, важные отличия, в силу ли своего имущественного первенства, по причине ли преимущественно умственного характера своего труда, в виду ли особенностей своего социального происхождения. Но поскольку мы рассматриваем общество с точки зрения его политического устройства, а в политике есть только один вопрос – вопрос о власти, то и включить в элиту нам возможно лишь только те группы, что располагают возможностью, желанием и действительно определяют власть в государстве. Сегодня же запись в «элиту», производится часто безотносительно к реальной вовлечённости этих групп во власть и степени их влияния на оную.

В связи с отмеченной особенностью употребления термина «элита» в целях данного текста в качестве инструментов анализа более функциональными представляются следующие, обычно объединяемые в «элиту», но, по факту, существенно различные и не сводимые друг к другу, акторы политического действа: «Правящая группа» – это группа лиц, обычно вполне узкая, которая, либо сама непосредственно осуществляет руководство страной (в терминологии, например, Дж. Шарпа контролирует источники силы власти), либо оказывает решающее влияние на назначение и снятие конкретных лиц на государственные должности. Можно сказать, что правящая группа — это единственные люди в государстве, наделённые правом приказания и правом спроса за исполнение приказанного. С точки зрения современных властных отношений, у них есть право, но отсутствуют обязанности. «Доминирующая общественная сила» – группа лиц, значительно более широкая, но тесно связанная с правящей группой, и из которой последняя по большей части рекрутирует высший и средний уровень государственного аппарата, армии, милиции. Однако правящая группа в силу своего исключительного положения относительно власти в государстве всегда обособленна от доминирующей общественной силы, в том числе на уровне и личной и групповой рефлексии. Что крайне важно для любого политического анализа. В доминирующую общественную силу входит значительная доля и т.н. интеллигенции или интеллектуалов, обслуживающих правящую группу.

Доминирующая общественная сила, как правило, поддерживает правящую группу. Но значительные её слои вполне могут находиться и достаточно долгое время в напряжённых и даже антагонистических отношениях к правящей группе. Ярким примером такой ситуации являются представители российской доминирующей общественной силы – дворянства и интеллигенции, начиная, наверное, с середины 18 века. А последняя и вплоть до нашего времени, в значительной своей части, наверное, традиционно противостоит вообще любой правящей группе России.

Внешне доминирующая общественная сила может быть скомплектована по национальному, расовому, имущественному и т.п. отличительным признакам, но единственный настоящий критерий включения какой-либо социальной группы в доминирующую общественную силу — это органически присущее ей следующее свойство: по одной лишь принадлежности человека к этой социальной группе он имеет признаваемое всем обществом право на включение его в правящую группу. Если же он не отнесён к одной из подобных групп, составляющих доминирующую общественную силу, то к власти он может быть допущен только лишь по результатам своей исключительной личной значимости (военной доблести, огромного богатства, выдающихся административных способностей и т. п.). Примерами доминирующей общественной силы являются: белое меньшинство в ЮАР и Ю. Родезии, во времена апартеида, дворянство в Российской империи, белые англосаксонские протестанты в США в течение большей части её истории и, в сущности, и до настоящего времени (Доминирующая общественная сила может быть и сильно размыта, как это например имело место в Византийской империи или в СССР. Однако и в этих и в иных подобных случаях её вполне можно выделить из среды среди мизинных людей.). С другой стороны, несмотря на значительное влияние, невозможно говорить о включённости в доминирующую общественную силу, например, ни иудеев перед Альгамбрским эдиктом, ни морисков (в Испанской империи), ни фанариотов в Великом Османском государстве.

В современной России доминирующая общественная сила – это широкая коалиция объединений, групп и группировок, часто политически находящихся в очень напряжённых отношениях, но вполне достигших консенсуса о полном принятии последствий событий первой половины 90-х годов в СССР. Причём последствий всех: и политических, и социальных, и геополитических, и экономических. Для них распад СССР, при разном отношении к нему как таковому, есть факт не просто свершившийся, но есть факт, не подлежащий пересмотру и изменению в будущем. Это полностью событие прошлого. Его можно изучать как историю. И только. Оно, это событие, ими отрефлексированно определённым образом. Определённость же состоит в принятии падения СССР как последней страницы исторической длительности Русь – Московское Царство – Российская империя – СССР. Результат этой рефлексии и определяет принадлежность человека или группы к российской доминирующей общественной силе.

Вот, например, отсутствие у нашей доминирующей общественной силы и правящей группы, геополитических амбиций. Даже более того, отсутствие геополитической рефлексии. Основа геополитической доктрины современной России есть сохранение status quo елико возможно долго и елико возможно где. Для них Россия в настоящих границах есть величина, не подлежащая росту. Им даже не очень удобно за её нынешний грандиозный размер, всё ещё неупрощенный размах и бурную историю. Они не всегда даже в состоянии представить масштабы и роль России, этого Иова Истории Человечества.

Но в действительности последствия проделанной ими рефлексии ещё значительней, поскольку они не понимают даже саму возможность справедливости всей Истории России! Приняв окончание истории тысячелетнего восхождения России, они закрыли для себя и видение и рефлексию будущего, т.е. закрыли пространство идеального, премирного, горнего, оставшись или лучше замкнувшись в вечном настоящем, т.е. в пространстве исключительно материальном, тленном, дольнем. Можно сказать иначе, что они объединены политическим провинциализмом. Установив результаты своей рефлексии за точку отсчёта или пройдя через эту рефлексию как через точку бифуркации, они стали совершенно чужды народу, который своими смыслами укоренён в прошлом, которым только он и способен прорастать в будущее и без которого он и не мыслим вовсе. Народ же почти не изменился. Массы мизинных людей крайне редко способны к кардинальной перестройке смыслов. Для этого необходимы воздействия циклопической мощи. Даже Октябрьская Революция, не чета событиям 90-х, хотя так же революционна по результатам, и та не смогла породить нового народа. Нынешняя доминирующая общественная сила России и её правящая группа, утвердивши результат этой своей рефлексии конца СССР, стала не в состоянии практически выражать интересы абсолютно чуждого теперь ей народа. Это трагично для народа и для правящей группы. Ведь в результате длящегося совместного проживания, взаимных влияний и воздействий кто-то должен либо полностью уступить и переродиться, либо оба должны погибнуть…

Правящая же группа России — это сообщество лиц, широко и не очень известных, возглавляемое В.В. Путиным, но необязательно близких к нему духовно. (Вопрос точек сборки и возможных линий разлома внутри правящей группы России автор надеется рассмотреть в одной из ближайших работ.) Обе эти консорции, говоря языком Л. Гумилёва, традиционно включаются в элиту. Элита же в обычном определении [4] — ещё более широкое понятие, чем эти два нами рассмотренные и вместе взятые.

3.

Государство, владеемое доминирующей общественной силой, а часто просто правящей группой (как, например, в России), есть видимое проявление их мощи и основной их ресурс. Естественно, что своё «место под солнцем» любая правящая группа в любом государстве вынуждена защищать, отстаивая и доказывая своё право на него.

Имеются, по сути, два типа конкурентов или два типа сил, с которыми правящая группа вынуждена считаться. Во-первых, это внутренние силы. Например, конкурирующие группы из родной доминирующей общественной силы, не входящие или отстранённые от участия в правящей группе, социальные группы, не входящие в доминирующую общественную силу, но предъявляющие запрос на более значимую и даже лидирующую политическую роль в государстве, т.н. контрэлиты, а также иные организованные социальные группы, не включённые по тем или иным причинам в существующую правящую группу и доминирующую общественную силу. Во-вторых, это внешние силы. Сюда относим, в первую очередь, правящие группы иных государств, но никак не иностранные доминирующие общественные силы, всегда заключённые в рамках своих государств, хотя и способные оказывать определенное давление на свои правящие группы, но не являющиеся самостоятельными акторами. Так же учитываем представителей других значимых иностранных и международных акторов – межгосударственные объединения и организации, крупнейшие ТНК, бизнес-конгломераты и т.д.

Правящая группа в борьбе за своё привилегированное место в обществе и государстве принуждена противостоять и/или договариваться с представителями обеих указанных сил. И хотя порою она привлекает для подавления внутренних противников внешние силы, но обычно, а особенно для государств уровня и значения России наибольшую угрозу представляют именно эти внешние силы. Для нашей страны угрозы эти носит характер парадигмальный. Они перманентны, действенны и существуют на протяжении столетий!

При падении любого государства более всех теряет именно правящая группа и доминирующая общественная сила, поелику происходит кардинальная и невозвратимая утрата ими своего привилегированного положения, всех материальных и нематериальных благ, что связаны с ним. Хотя часть представителей и той и другой вполне может рассчитывать и надеяться приобрести в результате сдачи государства иностранным бенефициантам значительные дивиденды, но в целом, потери, терпимые правящей группой, в этом случае никак невосполнимы и для неё, по сути, фатальны, ибо она по результатам процесса переходит, в лучшем случае, в нижний слой доминирующей общественной силы (например, правящая группа англосаксов после завоевания Англии норманнами или китайская аристократия после завоевания Китая монголами в 13-14 веках и маньчжурами в 17 веке), в худшем, уходит даже ещё ниже, порою исчезая с исторической сцены вовсе (православные правящие группы Червонной Руси после её захвата поляками в 14 веке и православная и языческая знать литовского княжества после последней Литовской унии с Польским королевством в 16 веке или аристократия государств Латинской Америки после завоевания их испанцами в 15-16 веках).

Однако в борьбе с внешними и внутренними противниками правящая группа имеет естественного и очень мощного союзника – мизинных людей собственного государства, который в здоровом состоянии активно сопротивляется и противостоит как внешней агрессии, так и внутреннему резкому изменению социальной структуры общества, сложившейся в государстве властной иерархии, да и вообще любым революционным, резким переменам. Что, впрочем, нормально для систем подобного рода. Крайне важно подчеркнуть и учитывать то обстоятельство, что мизинные люди — собственно основа социума, народная масса, «чёрные люди», плебос, «простой народ» — никогда и не претендуют на власть непосредственно. Именно они являются гомеостатическим элементом общества, придающим ему устойчивость во всех перипетиях исторической жизни. Они являются хранителями смыслов народа [5, 6].

Но мизинные люди вполне могут быть недовольны результатами деятельности правящей группы. Вот эти-то базовые социальные группы населения – мизинные люди — служат одновременно и стабилизатором всего общества и главным тараном, разрушающим сложившуюся структуру власти, скидывающего одну правящую группу путём отказа ей подчиняться и ставящего через поддержку, через согласие быть управляемыми новой правящей группой, другую. В этом смысле мизинные люди и есть истинные «суверены» во всю историю человеческой цивилиза

Нагревание почвы ускорит глобальное потепление
Оттаивание зон вечной мерзлоты может ускорить изменение климата, спровоцированное деятельностью человека. Почвы Земли служат гигантским хранилищем углерода, забирая его из атмосферы в качестве «топлива» для жизни растений и микроорганизмов.

СМИ: Минобороны РФ приступило к развёртыванию глобальной системы морского слежения
Российские военные приступили к развертыванию глобальной системы гидроакустического слежения, передает РИА Новости.

NSSM-200: 41 год назад в США был принят план глобального демографического управления
В начале ноября бывший директор отдела народонаселения ООН Жозеф Шами опубликовал важную статью «Исторический поворот народонаселения», в которой идет речь о беспрецедентном развороте в мировой демографии – детей в масштабах планеты становится все меньше, а стариков – все больше.

Си Цзиньпин и Трамп заявили о сотрудничестве в глобальной экономике
Избранный президент США Дональд Трамп и глава КНР Си Цзиньпин созвонились 14 ноября, чтобы обсудить перспективы сотрудничества двух стран и обговорить возможность личной встречи в обозримой перспективе.


  • Группа,
  • СИЛА,
  • МИР,
  • Человек,
  • СССР
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: