20 лет без патриотизма и нравственности

На минувших выходных Владимир Путин подписал указ о создании управления по общественным проектам при Администрации главы государства.

Сообщается, что основные цели, поставленные перед этой структурой, заключаются в том, чтобы проводить качественное патриотическое воспитание и выстраивать нравственно-культурное поле в России. Главой нового управления назначен Павел Зенькович, который до этого являлся вторым человеком в управлении внутренней политики президента и отвечал за информационную сферу и взаимодействие с общественными организациями и институтами.

Чаяния властей понятны. Тотальная неразбериха в умах, которая царит в российском обществе, не позволяет говорить о реальном воспитании патриотизма, что называется, с молодых ногтей. Мы уже более 20 лет живем в новой стране, но с момента распада Советского Союза ситуация с гражданско-патриотическим и нравственным воспитанием в обществе стабильно ухудшалась. Казалось бы, что нотки духовности априори заложены в любого представителя большого русского мира, однако эти нотки практически полностью ликвидированы в эпоху безвременья.

В начале 90-х старая идеология, которая прививалась каждому гражданину большой страны, неожиданно для многих была объявлена антинародной и контрпродуктивной. Власти того времени не только не препятствовали, но зачастую даже потворствовали насаждению нового идеологического контента, который привносился извне. Уходили в небытие поколения людей, которые восхищались первыми метростроевцами, покорителями космоса и мощью своей родной страны. В одночасье на общественной поверхности оказалось мутное масляное пятно в виде тех, кто решил, что именно западный уклад жизни, основа которого — тотальная свобода от любых здравых принципов, — это и есть новый трамплин для развития сформировавшегося государства.

Люди окунулись в новый мир с головой, причем погружение это в большинстве случаев происходило искусственно. Когда привычная почва выбивается из-под ног, то человек готов ухватиться за любую проплывающую мимо субстанцию. То, за что ухватилось Россия, без обиняков можно назвать самыми настоящими общественными экскрементами, которые буквально рекой хлынули в нашу сторону.
Сегодня мы уже по инерции привыкли говорить о том, что все эти новые «идеалы», которым россияне стали поклоняться сразу же после распада Советского Союза привнесены исключительно Западом. Однако ответ на этот вопрос вряд ли можно считать однозначным. Дело в том, что если рассматривать американский опыт воспитания патриотизма, то его никак нельзя назвать антиобщественным. Мы и сегодня не перестаем удивляться тому, какие искренние эмоции у американских граждан вызывает, к примеру, воспроизведение гимна. По глазам тех людей, которые поют гимн своей страны вслух (будь то спортсмены, политики или обычные школьники) видно, что делают они это вполне искренне, как и искренне чтят память своих предков.

Но только вот деструктивная тенденция, которая дошла до России еще в конце 80-х, на самом деле ничего общего с реальным общественным укладом западной жизни не имеет. Наша страна получила тот самый идеологический вакуум, который своей бездонностью поглотил все сферы жизни. Молодые люди вдруг потеряли все нравственные ориентиры, люди старших поколений оказались в весьма непростой ситуации, ведь теперь им нужно было объяснять молодежи, что их лозунги были «неправильными» и «антидемократическими». Кто-то при этом быстро, как сейчас модно говорить, вошёл в тренд и стал поклоняться уже совсем другим ценностям, а кому-то по своей природе было просто невозможно отказаться от жизненных ориентиров, которым они посвятили всю свою жизнь. Однако последние оказались своего рода общественными изгоями, проповедующими ретроградство и старающимися напомнить о тех общественных нормах, которые позволяли гордиться своими предками, радоваться победам и всей страной переживать горести поражений. Такие вещи быстро стали немодными.

Само понятие «воспитание патриотизма» вдруг потеряло всякий смысл. Нам вместо гимна, от которого мурашки бежали по коже, вдруг презентовали гимн другого плана – гимн, у которого не было слов. Наши спортсмены, которые побеждали на международных соревнованиях, выглядели растерянными или, скорее, беспомощными, потому что они не знали, что во время воспроизведения этого гимна им делать: кто-то чесал за ухом, кто-то нервно теребил краешек спортивной формы, кто-то отрешенно смотрел куда-то вдаль… А ведь спортивные победы вполне можно назвать одним из сегментов воспитания патриотических основ общества. И если юноши и девушки понимали, что во время исполнения главного музыкального произведения страны можно чуть ли ни пальцем в носу ковыряться или присаживаться на корточки, то это перетекало в тотальное безразличие как к главным символам страны, так и к этой стране в целом, да и друг к другу в частности.

Между тем, в стране заговорили о возрождении религии. Повсеместно восстанавливались или отстраивались заново православные храмы, мечети, синагоги. Народ в массовом порядке стал переходить в разряд нововерующих. Казалось бы, что именно религия может стать тем самым стержнем, который сформирует у россиян понятия о нравственности и культуре, вокруг которых и начнется новый этап общественного развития. Однако всё оказалось совсем иначе.

Нет – восстановление храмов и массовый приход людей к Богу в конце 80-х – начале 90-х – это вещи, которые, конечно, можно назвать общественным перерождением. Но только при всей массовости процесса неожиданного превращения большого процента россиян в «истинно верующих» людей такого разгула безнравственности и общественно-культурного хаоса в нашей стране не было даже во времена полного запрета на деятельность религиозных объединений. Получается, что религии спасения снова стали заложницами большой политической и экономической игры. Новоиспеченные пастыри могли себе позволить отмолить все грехи представителя подмосковной ОПГ за то, что тот решит пожертвовать солидную сумму в фонд строящегося прихода вместе со строящимся «пасторским» пристанищем. При этом нередко было и так, что так называемое «пристанище святого отца» было на несколько сотен квадратных метров больше того самого строящегося прихода. Как же это похоже на знаменитые индульгенции Средневековья… Выходит, что по уровню религиозной культуры в 90-е года наша страна была именно на средневековой отметке.

Полное игнорирование основ гражданско-патриотического воспитания привело к тому, что даже оплот надежности и безопасности страны – армия – превратился в некое бестелесное пугало для молодых людей. Воинская обязанность стала не почетной, а каторжной. Исчезли такие понятия как «честь мундира» или «слово офицера». Сами военнослужащие оказались не нужными ни обществу, ни государству. Почему? Да потому что в стране упорно насаждался стереотип о том, что у новой России нет, и не может быть врагов. Откуда ж, мол, им взяться, если все «прогрессивные демократии» мира теперь «за нас», «за российский народ».

Однако первый же острый вооруженный конфликт (речь о Чеченской кампании) сполна продемонстрировал не только то, что враги у нас остались, но и то, что армия, не имеющая общественной поддержки, является в большинстве своем разрозненными частями одного деморализованного целого. Бойцы, на многих из которых была форма еще с советской символикой, оправляясь в бой, не понимали, какова же истинная цель их миссии. Если эта цель – сохранения единства и независимости страны, то почему у противника в руках они видели оружие, которое еще вчера хранилось на российских складах; если за интересы демократии, то почему перехваченные переговоры боевиков часто были на арабском или английском языках; если за свободу местного народа, то почему местный народ мог легко навести на расположение бойцов российской армии отборные вооруженные группы с зелеными и черными повязками на головах…

Понятие «патриот» стало, по большому счету, ругательным словом. Человек, который так себя называл, мог подвергнуться настоящей обструкции даже в стенах российского Парламента. Мол, если патриот, то это либо очередной, как выражается небезызвестная леди в больших очках, «коммуняка», либо тот, у кого проблемы с психическим здоровьем… Самое удивительное, что такая терминологическая тенденция с потрясающей быстротой распространилась по российской земле и стала новым трендом. Кстати, и сегодня слово «патриот» часто имеет ругательный оттенок. Человек, который говорит о развитии страны или ее превентивных успехах, тут же наделяется удивительным эпитетом «ура-патриота», который, мол, и ведать не ведает о своих заблуждениях. Вот лишь несколько классических сентенций о тех, для кого патриотизм в России всегда будет отдавать лишь «ура-патриотизмом».

— Развитие спорта говоришь?.. Ха-ха! Куда уж там – зато на Олимпиаде «всего» 24 «золота»…

— В школах ввели основы религиозной этики и православной культуры, говоришь?.. Ха-ха! Ну, вот теперь они точно столкнуть лбами христиан и мусульман и окончательно развалят Россию…

— Открыли новый театр?.. Да лучше б власти старикам пенсию на полтора рубля подняли…

В общем, за эти годы успел сформироваться целый класс людей, которые способны любой, даже самый очевидный, позитив причудливым образом упаковать в коробку с траурной лентой. Это профессиональные негативисты, которые вылавливают свою рыбку в мутной воде.

Вот и сегодня, уже после того как Владимир Путин объявил о создании органа, ответственного за гражданско-патриотическое воспитание в стране, многие стали говорить, что власть снова пытается силой заставить граждан себя полюбить. Мол, это всё «когтистые руки» президента делают специально, чтобы внедрить в стране тотальную идеологию, шаг влево – шаг вправо от которой – расстрельная статья. Причем еще вчера те же люди буквально на всех углах кричали о том, что власти давно пора позаботиться о воспитании нравственности в российском обществе. Но как только власть вняла этим пожеланиям – пластинку тут же сменили. Получается, что люди, подвергающие обструкции и это давно назревшее начинание президента, просто не готовы к адекватному восприятию ситуации. Их основная задача заключается в том, чтобы для повышения своего же информационного рейтинга просто говорить разноголосицей с властями: власть скажет «да» — ответят «нет», власть скажет «нет» — станут твердить «да-да-да!»

Да, безусловно, патриотизм и нравственную культуру в России нельзя воспитать исключительно созданием специального ведомства, однако никто и не говорит о том, что управление по общественным проектам мгновенно решит все наши общественные проблемы. Задан тон большого и трудного пути, к выходу на который каждый из нас должен приложить своё усилие, если конечно, эта проблема для нас с вами – не пустой звук.

По материалам сайта Военное обозрение.

В рижском Доме Москвы открылась фотовыставка «20 лет без СССР»
В прошлом году, когда отмечалось 20 лет со дня подписания Беловежских соглашений, состоялась уникальная фотоакция. 27 августа — более 3-х тысяч человек из разных уголков бывшего СССР сделали более 40 тысяч фотоснимков. На рижской выставке представлены чуть более 200 фотографий, на которых запечатлены изменения, потери и приобретения прошедших лет. «Это взгляд очень разных людей, не фотохудожников и не фотографов, а просто бывших граждан СССР – теперь граждан разных государств –…

20 лет без войны — заявление Минской группы ОБСЕ
12 мая исполняется 20 лет со дня установления режима прекращения огня в зоне карабахского конфликта.

Житель Ивановской области осужден на 20 лет за поджог и убийство
Суд в Ивановской области приговорил к 20 годам лишения свободы местного жителя за то, что он в порыве ссоры убил своих соседей — семью из трех человек, а затем сжег…


  • Страна,
  • Человек,
  • Сталь,
  • Власть,
  • Общество
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: