Испытания немецкого БТР: повод поплакать или преодоление технологического отставания?

Новый повод поразглагольствовать о том, «куда катится» наш оборонно-промышленный комплекс вместе с армией, появился вчера у любителей этого занятия.

Со ссылкой на агенство «Интерфакс», почти все СМИ поспешили сообщить об испытаниях у нас немецко-голландского колёсного бронетранспортёра Boxer GTK. А так же о том, что по результатам испытаний бронетранспортёр может быть рекомендован к принятию на вооружение. Тут же обрадованные деятели «откатно-попильного» жанра публицистики схватились за эту новость, стараясь сделать из неё доказательство своей правоты.

Ну что же, начнем с того, что новость эта «с бородой», поскольку испытания начались не сегодня. В отличие от испытаний итальянских колёсных бронемашин «Centauro» и «Freccia», об испытаниях «Boxer» не сообщалось громогласно. Вероятно потому, что в отличие от итальянской стороны, немецко-голландский консорциум ARTEC, не старался сделать из факта испытаний рекламу своей продукции. Кроме этого, российская сторона на выставке Eurosatory-2012 выразила заинтересованность в знакомстве с финской машиной аналогичного назначения «Patria».Неужели получается, что люди в оборонном ведомстве действительно лоббируют интересы иностранных производителей?

Для начала придётся вспомнить, что, согласно плану развития и перевооружения Сухопутных войск, наряду с новыми «тяжелыми» и «средними» гусеничными машинами, у нас должны появиться и новая колёсная бронетехника. В том числе и боевая машина, которая придёт на смену БТР-70/80. Работы по новой машине, известной по названию опытно-конструкторских работ «Бумеранг», ведутся давно и близки к завершению. Периодически появляются изображения и макеты боевых машин на базе «Бумеранга». А в следующем году её должны продемонстрировать широкой публике и «живьем».

Отечественная бронетехника прежних десятилетий доказала свои превосходные качества. Это результат многолетнего кропотливого труда советских конструкторов и военных. Тем не менее, развитие методов вооруженной борьбы, требует и развития военной техники. Новая техника должна качественно превосходить старую, иначе просто нет смысла заменять ею проверенную и надёжную. Понятно, что сделать это просто и быстро не получится. Удачные технические решения — результат многолетних проб и ошибок. Скажем, предыдущее поколение колёсных БТР (от БТР-60 до БТР-82) развивалось с конца 50-х годов, постепенными улучшениями и исправлением ошибок. Боевые и эксплуатационные качества этих машин улучшались на протяжении более полувека. Можно было и дальше пытаться его совершенствовать. Последние попытки улучшить бронетранспортёр — российский БТР-90 и украинский БТР-4, в которых достигнутый предел совершенствования, уже потребовал изменения и компоновки, и самой конструкции. Дальше нужна уже новая машина. Она и создаётся в рамках ОКР «Бумеранг». Её ждёт долгая и, наверняка непростая судьба, так же как и машины предыдущих поколений. Проработка общей конструкции и отдельных её элементов, создание новых узлов и систем, требует времени, испытаний и поиска оптимальных решений.

Имеют ли смысл сетования, что для сокращения цикла опытно-конструкторских работ мы пытаемся познакомиться с техническими решениями, применёнными на западных машинах аналогичного класса? Вероятно, имеют. Безусловно жаль, что не к нам выстраиваются в очередь за новыми идеями, а мы пытаемся сократить техническое отставание, особенно заметное в области автомобильной техники. Безусловно жаль, что за знакомство с передовыми западными разработками приходится платить не только стоимость единичных образцов.

Но отменяет ли всё это необходимость создания отечественной машины, которая будет, как минимум, не хуже самых передовых образцов? Думаю, что не отменяет. Имеет ли смысл знакомство с иностранной техникой, или лучше опираться исключительно на свой технологический задел? По-моему, знакомство и сравнение с собственными разработками вредным назвать сложно. Оно может дать новый технологический толчок, может помочь выбрать правильное направление для конструкторской работы и объективно оценить собственный потенциал. Другое дело, что создавать собственную технику всё равно придётся. Это для микроскопических стран позволительно принимать на вооружение иностранные образцы. Нам необходимо обеспечивать обороноспособность на своей технологической базе, чем, кстати, гарантируется и привязка к нашему промышленному потенциалу менее развитых стран. И для ликвидации отставания по тем направлениям, которые в силу различных причин у нас недостаточно развиты — сотрудничество с иностранцами позволительно. Важно соблюсти баланс, получая необходимые технологии, но не привязываясь к импортной технологической базе.

Это непросто. Тем более, что дарить свои разработки по цене единичной продукции никто не будет. Например, без принятия на вооружение итальянской лёгкой бронемашины LMV Iveco, вряд ли мы смогли бы получить для ознакомления более сложные «Centauro» и «Freccia». Без обещания рекомендовать к принятию на вооружение, вряд ли бы нам предоставили на испытания немецко-голландский «Boxer».

Надо отметить ещё один аспект. Министерство обороны, как заказчик, во взаимоотношениях с отечественной промышленностью, часто пользуется не бесспорным принципом — не можете сами — закупим у иностранцев. Этот принцип часто приносит свои плоды. Но здесь очень важно «не заиграться». В конце концов, стимулируя таким способом активность своих разработчиков, важно понимать и их объективные возможности, и их итоговый приоритет. Принятие же на вооружение некоторых иностранных образцов, создание которых на данном этапе не под силу отечественному ОПК, может иметь место только пока не будут созданы отечественные аналоги, или образцы превосходящие иностранную технику. Понятно, что забота о развитии собственной промышленности — это не прямая компетенция людей военных. Раз уж им разрешили ограниченное использование иностранных образцов, они должны руководствоваться соображениями их боевой эффективности, а не брать то, что дают. Но понимать необходимость развития прежде всего своей промышленности, необходимо всем, даже на уровне отдельных граждан страны.

Подводя итог новости об испытаниях немецкого бронетранспортёра, хочется посоветовать читателям не упрощать всё до уровня «откатов, попилов и лоббирования». Состояние нашей промышленности, пока далеко от совершенства во многих областях. И любое сотрудничество с иностранным производителем, в конечном итоге, имеет целью ликвидацию отставания. Прежде чем заводить старую «песню о полимерах», невредно будет вспомнить об одном из самых старых примеров такого сотрудничества, в свое время наделавшем много шума.

Когда на Вологодском оптико-механическом заводе было развёрнуто производство тепловизионных приборов с использованием французских матриц (для прицелов бронетехники и авиации), многие говорили, что отечественных тепловизоров мы больше не увидим. И вот, в этом году появились прицельные комплексы«Ирбис-К» и «Агат-МДТ», использующие отечественные матричные фотоприемники, не уступающие французским. Они будут использоваться в новой и модернизируемой бронетехнике для отечественных ВС, оставляя для экспортёров возможность выбирать.

Не стану рассуждать о целесообразности испытаний немецкой бронетехники, поскольку не знаю деталей и не хотел бы влиять на степень заинтересованности в сотрудничестве иностранного производителя. Но хочу отметить, что какое бы решение не было принято по итогам испытаний, оно никак не повлияет на необходимость создания собственного образца. Он будет показан уже в будущем году и по прежнему предусмотрен программой перевооружения.

Об этом сегодня сообщает Военное обозрение.

Военно-промышленная компания начала испытания плавучего БТР
Ведущий производитель бронетранспортеров, боевых машин пехоты и бронеавтомобилей для российской армии Военно-промышленная компания (ООО «ВПК») приступила к предварительным испытаниям новейшего БТР, созданного на базе унифицированной колесной бронированной платформы «Бумеранг».

Как ликвидировать техническое и технологическое отставание России от экономически развитых стран
Российская Федерация сегодня «беременна» новой индустриализацией и находится «на сносях».

Испытания модернизированного БТР-82А с тепловизионным прицелом завершатся осенью
Испытания модернизированного БТР-82А с тепловизионным прицелом, позволяющим в сложных метеоусловиях обнаруживать цели на расстоянии до 3-х км, завершатся в октябре текущего года, передаёт ТАСС сообщение гендиректора «Военно-промышленной компании» Александра Красовицкого.

Под Тулой проходят испытания нового БТР-МДМ
На полигоне «Слободка» 106 дивизии Воздушно-десантных войск, находящемся под Тулой, начались заводские и войсковые испытания нового БТР-МДМ «Ракушка», который заменит БТР-Д, стоящий на вооружении с 1974 года.


  • БТР,
  • Испытание,
  • ОБЕЦ,
  • Необходимость,
  • Знакомство
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: