Грузинский связной

Новая Грузия предлагает абхазам и осетинам дружить.

В Москве опасаются, что это будет дружба против России. Но «бытовая регинтеграция» уже идет, и намерение Тбилиси смягчить закон «Об оккупированных территориях» может развить эти контакты.

Принято считать, что Абхазия и Южная Осетия полностью изолированы от Грузии новой «Берлинской стеной». Но, по существу, изоляция имеет место на политическом уровне, а население, связанное, в основном, родственными, дружескими, а иногда и неофициальными деловыми узами, старается не терять связей, хотя часто это сопряжено с большими проблемами.

Надо сказать, что грузинские власти (вероятно, с целью реинтеграции) все же привечали абхазов и осетин, проживающих на отколовшихся территориях. В частности, на лечение в Тбилиси приезжают и абхазы, и осетины, и вся необходимая помощь, в отличие от местного контингента, оказывается им бесплатно.

Также охотно, и тоже — бесплатно, «тамошних» абхазов и осетин берут в грузинские вузы. Этнические абхазы и осетины (правда, не «тамошние», а ассимилированные) делают в Грузии вполне успешную карьеру, и до недавнего времени они даже занимали высокие посты в правительстве: президент Саакашвили всячески поощряет этническое многообразие в Грузии, и проблем в этом плане до сих пор не было. Надо надеяться, в условиях новой власти они тоже не возникнут.

Однако крайне сложно грузинам и не только им пересекать границу с Абхазией и Южной Осетией с грузинской территории, хотя миграционные процессы место имеют, особенно в приграничных Гальском (Абхазия) и Зугдидском (Грузия) районах. Часто они «левые» – местным хорошо известны обходные пути, они ими активно пользуются: главное, не нарваться на российских и абхазских пограничников. Впрочем, при такой встрече иногда можно недорого откупиться.

Но все это – по положению на сегодня. Завтра все может измениться, если новое грузинские власти, которые парламент страны утвердит на будущей неделе, пересмотрят, как это уже было декларировано, закон Грузии об оккупированных территориях. В таком случае передвижение людей в конфликтных регионах станет более легким, безопасным и интенсивным.

Кстати, одним из основных аргументов в пользу отказа от смягчения визового режима для граждан Грузии власти России называли действующий закон об оккупированных территориях. По нему лица, посетившие Абхазию и Южную Осетию с территории России, то есть через контрольно-пропускные пункты на реке Псоу или Рокском тоннеле, подвергались в Грузии уголовному преследованию, вплоть до лишения свободы.

Правда, для самих абхазов и осетин грузинские власти ввели ряд преференций, в частности, нейтральные проездные документы (паспорта). По ним они могут путешествовать, учиться и лечиться вообще без каких-либо паспортов в государствах, признающих этот документ.

Таковыми являются США, Япония, Чехия, Латвия, Литва, Эстония, Словакия, Болгария, Польша и Израиль. Но абхазы и осетины, как правило, эти документы игнорируют ввиду наличия в них символики грузинского государства, то есть явной причастности к Тбилиси. Так что этот «выстрел» оказался почти холостым.

Понимание того, что экономические и человеческие связи с абхазами и осетинами надо поддерживать не на партизанском или декларативном уровнях, у новой грузинской власти есть. Так что не случайно она инициировала пересмотр закона в сторону его смягчения, и озвучил это будущий государственный министр по вопросам реинтеграции Паата Закареишвили.

Отметим, что Закареишвили перебрался в правительство из гражданского сектора – он, в качестве эксперта-конфликтолога, не раз участвовал во встречах с абхазами и озвучивал неприемлемые для грузинской власти лояльные инициативы. Конечно, находясь в неправительственном секторе, да еще и в оппозиции, делать это несложно, но в качестве государственного мужа, он, вероятно, будет действовать с оглядкой.

Но уже сейчас в интервью грузинским СМИ он настаивает на отмене в законе санкций, мешающих свободному общению людей и товарообмену. Кроме того, закон в его нынешнем виде мешает деятельности ряда международных организаций. «Мы должны максимально способствовать передвижению населения, грузов и иностранцев», — сказал Закареишвили.

Он, кроме того, выступает за прямой диалог грузинских властей с властями Абхазии и Южной Осетии, хотя пока не вполне ясно, готовы ли Сухум и Цхинвал к такого рода контактам. При этом Тбилиси желает сохранить международный переговорный формат, в частности, женевский. Ну и, конечно, Грузия заинтересована в возвращении миссий ООН и ОБСЕ в конфликтные регионы. Напомним, продление их мандата блокировала Россия. Впрочем, как видно, новые грузинские власти не намерены все неудачи сваливать на Москву.

«Сейчас мы должны понять, почему случилось так, что эти мощнейшие организации вынуждены были покинуть Грузию, и есть ли в этом вина грузинской стороны, потому что все это происходило при нынешнем (саакашвилевском – прим. ред.) правительстве», — сказал будущий госминистр. По его пояснению, реально, по международному праву, грузинские территории оккупированы, но «сейчас наступает время, когда мы можем найти общий язык, восстановить доверие между нашими народами, а потом уже решать, как жить дальше».

В отношении Абхазии и Южной Осетии, как видно, ожидаются и другие подвижки. В частности, эксперт по вопросам Кавказа новой правящей коалиции «Грузинская мечта» Мамука Арешидзе считает, что Грузия непременно должна начать переговоры с Абхазией и Осетией по соглашениям о неприменении силы – прежние власти Грузии были категорически против такой «сделки», на которой, кстати, настаивала Россия.

То есть, по логике уже прежней грузинской власти, подписание соглашения с Абхазией и Южной Осетией означало бы признание независимости отколовшихся территорий. Но, полагает Арешидзе, абхазам и осетинам можно было предложить оформить соглашение обтекаемо – «между сторонами». Правда, сложно сказать, согласились бы абхазы и осетины, а, главное, в Москве, на такую формулировку.

Словом, создается впечатление подготовки к какому-то новому позитивному витку во взаимоотношениях Грузии с Абхазией и Южной Осетией, и, соответственно, с Россией. Разумеется, это вызывает споры между новой и прежней властью. Последняя считает, что смягчение закона об оккупированных территориях является «уступкой России и потерей Грузией дипломатических и политических рычагов». Более того, «любое отхождение от этого закона вызовет еще более агрессивные действия со стороны России».

Москва же на этом фоне сделала превентивный ход. «Никаких переговоров о судьбе Южной Осетии и Абхазии мы с Грузией вести не будем, как и ни с кем другим. Судьба этих республик была решена их народами, которые высказались за независимость, и Россия выразила свою позицию, эту независимость признав», — заявили в МИД РФ. Вместе с тем, отметили здесь, Россия рассчитывает, что «новые власти в Грузии будут проводить линию на нормализацию отношений со всеми соседями, включая Россию, Абхазию и Южную Осетию».

Не смолчал и в Цхинвал. Глава МИД Южной Осетии Дмитрий Санакоев полагает, что развитие грузино-южноосетинских отношений зависит от позиции, которую займет Тбилиси. «Мы будем добиваться, прежде всего, признания независимости Южной Осетии», — сказал он.

Что же касается Абхазии, ее президент Александр Анкваб выразился достаточно определенно и резко, без какого- либо дипломатического политеса. «Если „грузинская мечта“ состоит в возвращении Абхазии в свое лоно, эта мечта иллюзорна. Если же „грузинская мечта“ состоит в налаживании добрососедских равноправных отношений с Абхазией, то это хорошая мечта», — сказал он.

Анкваб также отреагировал на заявления Закареишвили, назвав будущего госминистра «вчерашним голубем». «Мы сами будем строить свою жизнь, определять свою дальнейшую судьбу. Мы ее уже определили, и нам не нужны подобного рода советчики и комментаторы», — заявил лидер Абхазии. И добавил: «Мы не можем запретить грузинам говорить. Пускай говорят».

Между тем в Тбилиси тоже рассчитывают не на риторику Анкваба, а на его прагматизм. Ведь если грузино-абхазские отношения станут цивилизованнее, от этого выиграют обе стороны. Во-первых, напряженность на границе сразу же спадет, как и поубавится острое недовольство людей, желающих относительно безопасно общаться, торговать, пользоваться гуманитарной и прочей помощью, включая международную.

Вряд ли за все эти возможные преференции новой власти Грузии повлекут за собой непременное условие возвращения Абхазии в состав грузинского государства. Впрочем, тут все зависит, в основном, от Грузии, которая в будущем рассчитывает стать весьма привлекательной страной, и не только для абхазов и осетин.

По материалам сайта Военное обозрение.

Помощник генерального секретаря НАТО обсудил вопросы участия грузинских военных в международных миссиях с министром обороны Грузии
ТБИЛИСИ /Trend/ — Помощник генерального секретаря НАТО по вопросам безопасности Сорин Дукару встретился с министром обороны Грузии Ираклием Аласания.

Специалист рассказал об интересе россиян к грузинскому вину
«В этом году интерес к Грузии значительно вырос. За последнее время многие побывали в этой стране, не только мои знакомые, но и наши посетители, которые после поездки в Грузию стали…

В Испании задержали около 50 членов грузинской группировки за кражи
МАДРИД, 29 ноя — РИА Новости. Национальная полиция Испании провела во вторник широкомасштабную операцию, в ходе которой были задержаны около 50 человек, подозреваемых в принадлежности к грузинской группировке, занимавшейся квартирными…

Живопись грузинских авангардистов будет выставлена в ГМИИ имени Пушкина
Посетители увидят работы Пиросмани, Какабадзе, Гамрекели и других художников первой трети XX века.


  • Власть,
  • Грузия,
  • Абхазия,
  • Территория,
  • Мечта
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: