Гордость оборонпрома

Кукис Валерий Александрович работает на «Уралтрансмаше» с 1973 года.

Знакомство с продукцией предприятия состоялось во время институтской практики на Ржевском полигоне, где один из опытных образцов уральской самоходной артиллерийской установки тогда проходил испытания. Поступив на работу в СКБ после окончания института, Валерий Кукис прошел в конструкторском отделе последовательно все должностные ступени, от рядового инженера-конструктора до главного конструктора. Первая машина, с которой он начал работу в КБ, была модернизация САО 2С3 «Акация» в 2С3М. С 2007 года по настоящее время является главным конструктором СКБ «Трансмаш-спецтехника», которое является конструкторским подразделением ОАО «Уралтрансмаш».

ОАО «Уралтрансмаш» в сентябре 2012 года исполняется 195 лет. «Уральский завод транспортного машиностроения» — одно из старейших предприятий Урала. Начало предприятию положила основанная в 1817 году в Екатеринбурге Мельковская золотопромывальная фабрика. Через тридцать лет на ее месте построили машиностроительный завод, делающий паровые машины, котлы, локомобили, оборудование для горнодобывающей промышленности. После 1917 года завод был национализирован и получил название «Металлист». После реконструкции он начал выпускать нефтедобывающее и нефтеперерабатывающее оборудование, выполнял заказы новостроек в период индустриализации.

Современная история предприятия началась во время Великой Отечественной войны. Во второй половине 1941 года в корпусах завода разместились коллективы эвакуированных предприятий из Москвы, Подольска и Сталинграда. Начался монтаж нового оборудования и вскоре с завода отправился на фронт первый легкий танк Т-60. В течение первого полугодия производства на заводе изготовили 1238 легких танков. 20 октября 1942 года была создана специальная конструкторская группа ОКБ-3, положившая начало Центральному конструкторскому бюро (ЦКБ) «Трансмаш» (ФГУП «Уралтрансмаш»), ставшему в СССР и России головным КБ по созданию самоходной артиллерии дивизионно-армейского звена. Конструкторским бюро в свое время руководили такие прославленные главные конструкторы-инженеры, как Лев Израилевич Горлицкий (ОКБ-3), Георгий Сергеевич Ефимов (ОКБ-3) и Юрий Васильевич Томашов (ЦКБ «Трансмаш»). За более чем 60 лет в ЦКБ разработано или модернизировано около 40 изделий военной техники: начиная от самоходных установок СУ-122 и СУ-100. За 70-летнюю историю конструкторским отделом было проведено более 100 научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Более 20 боевых артиллерийских и инженерных изделий приняты на вооружение Советской, а позже — Российской армии и серийно изготавливались на ОАО «Уралтрансмаш». Среди них: зенитно-ракетный комплекс «Круг», гусеничный минный заградитель ГМЗ, самоходные артиллерийские установки «цветочной серии»: 152-мм самоходная гаубица 2С3М «Акация», 240-мм самоходный миномет 2С4 «Тюльпан», 152-мм самоходная гаубица 2С5 «Гиацинт» повышенной дальности стрельбы и другие, выпущенные в 60-70-е годы XX века.

По-настоящему этапной машиной для отечественной самоходной артиллерии стало создание самоходного артиллерийского орудия (САО) 2С19 «Мста-С». «Уралтрансмаш» выпустил первую самоходную гаубицу 2С19 «Мста-С» в 1989 году. Модификации «Мста-С» и сейчас поставляются в Российскую армию.

Сегодня прославленным предприятием ОАО «Уралтрансмаш» руководит Генеральный директор Юрий Сергеевич Комратов, а СКБ «Трансмаш-спецтехника» ФГУП «Уралтрансмаш» — главный конструктор Валерий Александрович Кукис.

— Валерий Александрович, опишите, пожалуйста, перспективы развития современных САО в мире. Каким требованиям должна отвечать современная САО?

— В ближайшие лет двадцать — двадцать пять никто не ожидает принципиальных изменений в облике самоходных артиллерийских орудий. Ярким примером в этом отношении являются США. Там конструкторы долго работали над перспективной, полностью роботизированной машиной, в которой экипаж сидит в шасси, артиллерийская часть полностью вынесена, а боеукладка работает автоматически без участия человека. Тем не менее в перспективе на несколько десятилетий на вооружение принята в который раз уже модернизированная САО М-109 под обозначением М-109А6 «Paladin Integrated Management, PIM». Это уже практически другая машина, но тем не менее в том же классическом варианте. Вместо старого шасси было использовано шасси от БМП «Брэдли». На него поставили башню новой формы, и хотя орудие с длиной ствола 39 калибров осталось пока аналогичным прежнему по баллистическим характеристикам, в перспективе хотят установить новое — в 52 калибра. Я считаю, что при всей механизации артиллерийского орудия оно все-таки должно соответствовать своим функциям. Самоходное артиллерийское орудие (САО) — это не машина переднего края. Его главная задача — обеспечить огневую поддержку своих войск, подавить определенные цели, вести контрбатарейную борьбу и прочее. У всех есть возможность работы в полуавтоматическом режиме, а в случае отсутствия электропитания в машине они могут произвести выстрелы вручную. Естественно, такое требование определяет классическую компоновку САО, то есть экипаж должен располагаться в боевом отделении возле орудия. Другое дело, боеприпасы, которые должны находиться в каком-то изолированном отсеке, причем не так, чтобы при детонации одного боеприпаса вся боеукладка взлетала на воздух. Сегодня хорошо просматриваются две концепции — европейская и американская. Если посмотреть на PZH2000, то там все автоматические операции реализованы исходя из немецкой пунктуальности. Если туда поставить людей с нашим менталитетом, то будут очень большие травмы и даже потери людей от самих механизмов. Алгоритм действий таков, что в PZH2000 член экипажа одной рукой заряжает модульный заряд, а другой закрывает затвор. Мало того, в САО согласователь (манипулятор) движется из-под пола, проходя через то место, где перед началом цикла заряжания стоял один из номеров расчета (заряжающий). Если он заблаговременно, до начала операции подачи боеприпаса, не сойдет с этого места, то его может разрубить механизм согласователя. Это говорит о высокой роли дисциплинированности в работе экипажа. У англичан дело обстоит примерно так же. У американцев никаких ограждений на орудии нет. У них хоть и автоматизация небольшая, но и сам откат орудия ничем не огражден. Если кто-то из расчета «заснул», его при работе ударит механизмом. Другое решение приняли в Южной Корее. В разработанной там САО К9 автоматизация произведена на уровне «Мсты-С», но каждый этап запрограммированного движения механизма требует последовательной дачи разрешения на продолжение цикла нажатием кнопки человеком. Это нажатие санкционирует дальнейшие движения механизма. В случае ненажатия кнопки цикл прекращается, оставаясь в промежуточном положении до следующего нажатия кнопки. Алгоритм реализован так, что человек постоянно отслеживает ситуацию и держит всю работу техники под своим контролем. А у нас сложнее всего. Согласно исходным требованиям к самоходной гаубице 2С19 «Мста-С» (генеральный конструктор — Ю.В.Томашов), в ней должна быть и максимальная автоматизация и одновременно должна обеспечиваться, как говорится, защита от дурака. Все должно быть максимально надежно и травмобезопасно. В итоге все сделано так, что люди работают на рабочих местах сидя за ограждениями и в никакие движущиеся части, даже захотев, попасть
не смогут.

— Кто является законодателем мод при разработке самоходной артиллерии? США, Германия или Россия?


— Честно говоря, трудно сказать. Все рассуждают по-разному. Я слышал такое высказывание от военного высокого ранга из Саудовской Аравии, который сказал, что на сегодняшний день лишь две страны создают правильные артиллерийские машины: это США и Россия. Хотя в мире есть большое количество поклонников немецкой машины PZH2000.

— Какова потребность именно в тяжелых гусеничных машинах, ведь мода диктует создание легких колесных САО?

— Действительно, сейчас мода на облегченные артиллерийские орудия, установленные на колесный ход с минимальной доработкой шасси от обычной серийной автомашины.

Такие разработки ведутся у всех, но надо четко понимать, что подобная машина помимо плюсов, таких как относительная дешевизна и высокий ресурс шасси, имеет и много минусов. Мы интересовались данными разработками. На выставках иностранные производители предоставляли нам возможность ознакомиться с их образцами. Возьмем, для примера, французский «Цезарь» (колесная 155-мм САУ CAESAR — CAmion Equipe d'un Systemed'ARtillerie, «грузовик, оснащенный артиллерийской системой»). Машина не приспособлена к стрельбе прямой наводкой, и у нее вообще очень небольшой диапазон углов, при которых она может работать. Для смены направления стрельбы нужно менять само положение машины, что при вывешенной на домкратах платформе занимает достаточно много времени. На уровне своей механизации она требует профессионального расчета. По-моему, увлечение этими машинами не для России. Следует учитывать тот факт, что у нас очень протяженная сухопутная граница, есть множество необжитых территорий, не имеющих хороших дорог. На таком театре военных действий колесные САО не смогут достаточно быстро передвигаться. В лучшем случае их можно будет высадить с помощью военно-транспортной авиации на промежуточном аэродроме. А дальше что? С дороги съедут и завязнут. Я думаю, мы придем к разумному балансу между орудиями на гусеничном шасси, колесном шасси и буксируемыми орудиями. Во всех бригадах, которые сейчас есть, основная часть техники имеет гусеничное шасси, и если их артиллерийские дивизионы будут на колесном ходу, на бездорожье они будут безнадежно отставать от основных ударных сил бригады на гусеничном шасси.

— А если учитывать тот фактор, что переброску техники на колесном шасси по дорогам можно произвести намного быстрее, нежели железнодорожным транспортом? Имеются в виду задачи, стоящие перед «легкими» бригадами.

— Тогда, на мой взгляд, для них наиболее подходящим оснащением будут облегченные буксируемые гаубицы, способные перебрасываться с помощью вертолетов. Аналоги таких систем имеют американцы (сверхлегкая гаубица М 777 весом 3,7 тонны).

— Нет ли конкуренции традиционной тяжелой САО и РСЗО сопоставимой дальности стрельбы и могущества снаряда? По поражению площадной цели РСЗО эффективнее, а сейчас для РСЗО к тому же имеются управляемые реактивные боеприпасы, у которых серьезно увеличена точность попадания.

— В этом же направлении с такой же интенсивностью, а может даже и более интенсивно идет развитие управляемых артиллерийских снарядов, способных лететь на большие дальности. Одним из таких ярких представителей является, например, снаряд «Эскалибур» (М982 Excalibur, дальность полета 40 км и более, точность до 10м). В этом направлении работают, кроме шведов и американцев, все основные законодатели артиллерии. В любом случае такой снаряд будет дешевле, чем снаряд для РСЗО. Если он работает на 50 -70 километров, то любой снаряд, который выходит из нарезного ствола, будет точнее, нежели ракета, выпущенная из направляющей РСЗО.

— На вооружении армий различных стран находится большое количество разнообразных САУ. Как можно классифицировать САУ — по весу, калибру орудия или типу шасси?

— В разных странах ситуация развивалась по-разному и исторически решались разные задачи. Классический вариант машины со специальным колесным шасси — это южноафриканская G-6. Эта установка проектировалась и оптимизировалась для боевых действий в Южной Африке — там, где имеется возможность ездить на колесах даже по бездорожью. При этом она получила и хорошее бронирование. В мире известны и попытки более дешевых решений. Если берут обычный грузовой автомобиль и на нем начинают монтировать артиллерийскую часть, то, как я понимаю, хотят за очень малые деньги получить самоходное артиллерийское орудие. Так делали, например, сербы, которые для своей машины, предназначенной для экспорта, сначала ставили артиллерийскую часть на грузовой автомобиль «КамАЗ». Однако затем для вооружения своей армии они спроектировали бронированное шасси. Если рассматривать ситуацию в СССР, то в период 80-х годов разрабатывалась тема, по которой решалось, какие машины нужны для Советской Армии. Там был определен процент необходимых тяжелых машин типа «Мста-С», предусмотрена определенная доля буксируемых артсистем, в этих же рамках работали и по самодвижущимся артсистемам. Они хорошо известны (СД-44 и другие). Определенный процент был выделен для колесных шасси типа «Мста-К», предназначенных для действий на европейском ТВД. В том, что касается калибра, на сегодняшний день у нас практически осталось всего два калибра: это 120-мм и 152-мм. Есть орудие-миномет 120-мм, и есть чистое орудие 152-мм. Так что у нас классификация по калибрам уже произошла. Если же теперь обратиться к массе и степени защищенности орудия и расчета, то должен быть класс малогабаритных легких орудий, которые, на мой взгляд, должны быть как буксируемыми, так и на легком бронированном колесном шасси. При этом, я думаю, обычные грузовые автомобили для этой цели применять нельзя, целесообразно сделать специализированное шасси. Возможно, с использованием серийных узлов от коммерческого грузового автомобиля, но такое, которое будет обеспечивать достаточную защиту, проходимость, скорость и прочее. Ну, а 152-мм калибр, я считаю, для России стоит иметь на гусеничном шасси.

— Какие, на ваш взгляд, типы САО сейчас наиболее востребованы в мире?

— Если говорить о заключаемых контрактах, то легкие и дешевые самоходные орудия сейчас покупают больше, да и делают их разновидностей больше. Но если посмотреть более внимательно, то можно увидеть, что бронированные, всесторонне оснащенные гусеничные САУ также пользуются спросом, но об их закупках, как правило, стараются умалчивать, как, к примеру, и о покупке ЗРК. Покупает их тот, кто серьезно озабочен своей безопасностью и у кого рядом беспокойные соседи.

— Какой путь на сегодня является более эффективным — создание новой САУ или модернизация имеющихся машин? Если модернизация, то насколько глубокая?

— Понятие «модернизация» все трактуют по-разному. В США машина М-109, появившаяся в 60-е годы, все еще модернизируется, хотя прекрасно видно, что последняя модификация уже мало похожа на исходную. Это связано с тем, что разработка совсем нового вооружения может показаться слишком затратной и ее трудно будет оправдать перед налогоплательщиком. Поэтому выдвигается такой аргумент: вложим средств чуть меньше и постепенно модернизируем старую систему, реализуем в ней новые идеи. Но на пути модернизации, на мой взгляд, существует свой предел. Наступит такой момент, когда в результате возникновения большого количества новых идей — при попытке их реализации получится новая машина. Как это определить? Вот, к примеру, у нас целая гамма серийных машин была сделана на шасси Су-100П («Акация», «Тюльпан», «Гиацинт», «Круг», ГМЗ), но наступило время, когда была поставлена задача сделать машину с артсистемой, имеющей новые баллистические характеристики (это было на рубеже 70-80-х годов). Попытка установить орудие с новыми требованиями, например, по скорострельности на старое шасси не увенчалась успехом. Стало ясно, что это предел, и перешли на новое шасси. У каждой модернизации будет рубеж, за которым неизбежен переход на новую машину.

— Тогда есть ли смысл в модернизации СГ 2С3М «Акация»?

— Самоходная гаубица 2С3 — первая отечественная гаубица, которая по своим тактико-техническим характеристикам была на уровне, а где-то и превосходила американскую М-109, была создана в 70-е годы прошлого столетия конструкторами нашего предприятия (главный конструктор Г.С. Ефимов). СГ прошла целый ряд модернизаций: заменена боеукладка, менялись прицельные приспособления и последняя модернизация 2С3М2 оснащение автоматизированной системой управления наведения. Модернизировать дальше эту гаубицу уже смысла нет.

— Насколько калибр 152 мм устарел в сравнении со 155 мм? Есть ли смысл перехода на новую систему со снарядами новой баллистики, хотя бы по примеру натовской 155 мм?


— Могущество действия снарядов 152-мм и 155-мм практически одинаковое. Различия в ведущем пояске. Снаряды по сути, одни и теже, с примерно одинаковым количеством ВВ. Совсем другое дело — это объем зарядной каморы. В СГ 2С3М «Акации» при 152-мм калибре объем зарядной каморы составляет 12,8 литра, у СГ 2С19 «Мсты» камора 16 литров и длиннее ствол, по этому естественно, что она позволяет производить выстрел на большую дальность. Дело тут не столько в калибре снаряда, сколько в баллистическом решении орудия в целом.

— Но основная претензия нашего Генштаба к отечественной артиллерии — это недостаточная дальность стрельбы!

— Тут дело в том, что по баллистическому решению, принятому в 1989 году в артиллерии НАТО, объем каморы орудия составляет 23 литра и длина ствола 52 калибра, что и реализовано на ряде современных самоходных орудий. Результат по дальности соответствующий. В России также ведутся работы по перспективным артиллерийским орудиям. Второе — это создание перспективных дальнобойных высокоточных боеприпасов. Над этим также работают.

— Будет ли реализована разработка не только САУ как самостоятельного образца, а целого комплекса, включающего в себя САУ, машины заряжания, управления, артиллерийской разведки, пусковой установки ДПЛА? Возможно ли единое шасси, и какое лучше — гусеничное или колесное?

— Возможность организации такого комплекса демонстрировалась предприятиями промышленности совместно с ОАО «Рособоронэкспорт» на выставке в Жуковском в 2003году. Там показывалось то, что уже имелось в виде действующих образцов. Там присутствовали и машины управления артиллерийской стрельбой, и СГ «Мста», и беспилотные летательные аппараты, и др. Конечно, соответствующие работы ведутся во всем мире и сейчас.

— Для работы артиллерийских командиров сейчас в нашей армии используются машины на шасси МТЛБу, разработанные еще в начале 70-х годов. Не пришло ли время «пересадить» их шасси, максимально унифицированное с САУ, так как это устроено в зенитных ракетных комплексах типа «Бук» или «Тор»?

— Такая задача, безусловно, интересна, но не всегда выполнима. Если говорить о едином шасси в рамках огневой и транспортно-заряжающей машины и, может быть, машины управления, то это правильно. А в контексте разведывательной машины, на мой взгляд, это нецелесообразно, она должна иметь другой облик. Эт

Радость и гордость
«…Мужчина состоит из мужа и чина…» А.

Украинский врач с гордостью рассказал, как убивал раненых ополченцев на операционном столе
Бывший врач-реаниматолог из города Енакиево в Донбассе Александр Чернов в эфире украинского телеканала UKRLIFE.tv с гордостью рассказал, как во время активных боевых действий убивал раненых ополченцев, попавших на его операционный…

Турция с гордостью наблюдает за блестящими успехами Азербайджана — премьер
БАКУ /Trend/ — Премьер-министр Турции Бинали Йылдырым в четверг поздравил Президента Азербайджана Ильхама Алиева с Днем Республики.

Непонятная гордость "гордой Латвии"
4 Мая, маленькая но гордая Латвия, отметила очередной день провозглашения декларации независимости страны, как мы все помним — конкретно от СССР.


  • Шасси,
  • Машин,
  • Орудие,
  • САУ,
  • Уралтрансмаш
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: