Сестры милосердия

В истории России и ее армии есть немало примеров, когда женщины в мужестве своем не уступали мужчинам.

Едва ли не каждый из нас знаком с подвигами кавалерист-девицы Надежды Дуровой. Сестры милосердия времен Крымской войны прославлены Львом Толстым в его «Севастопольских рассказах». Достаточно известно о русских женщинах, сражавшихся на фронтах Первой мировой.

Но что мы знаем сегодня о тех наших соотечественницах, кто делил вместе с армией тяготы и невзгоды русско-японской войны? А между тем четверо из них были удостоены самой высокой солдатской награды — Знака отличия военного ордена Святого Георгия.


Принц и гимназистка

ИЗ ЧЕТЫРЕХ женщин, удостоенных Георгиевского креста в 1904–1905 гг., самая удивительная судьба выпала Екатерине Десницкой.

Она родилась в 1886 году в Луцке, в семье судьи. Отец ее скончался, когда девочке было два года, не оставив дочери никакого наследства, а семье — весьма скудные средства к существованию. Мать вместе с детьми переехала в Киев, поближе к родственникам. Но в 1904-м умерла и она. Из близких у Кати остался старший брат Иван, учившийся в Петербургском университете и готовивший себя к дипломатической карьере. Чуть позже он станет секретарем российского посольства в Пекине…

Катюша Десницкая, поступив в медицинское училище, перебралась в Санкт-Петербург, ближе к брату, который принимал деятельное участие в ее судьбе. Но даже он не мог предположить, как круто повернется жизнь сестры после ее переезда в столицу.

Именно в годы учебы и состоялась встреча молодой симпатичной девушки с блестящим лейб-гусаром по имени Чакрабон, вторым сыном короля Сиама (ныне Таиланд), находящегося в России уже седьмой год.

Жизнь принца, окончившего юнкерское училище и поступившего в один из элитных полков русской гвардии, мало чем отличалась от жизни золотой петербургской молодежи — балы, маскарады, театральные премьеры… Лишь по воскресеньям он имел право отлучаться в посольство Сиама, где для него содержались роскошные апартаменты. В остальное время принц, наравне с другими офицерами гвардии, тянул лямку в полковых нарядах и при дворе русского императора.

Рыжеволосая красавица, которую он встретил на одном из приемов в светском салоне княгини Е. И. Храповицкой, выделялась среди вальяжных и избалованных вниманием столичных дам, и потому произвела на сиамского принца впечатление. То была его первая любовь, подогреваемая тем обстоятельством, что предмет его грез в скором времени должен был отбыть на войну.

Следует особо отметить, что Екатерина Десницкая, хоть и не отвергала ухаживаний августейшей особы, не выдавала принцу никаких обязательств. И отбыла в Маньчжурскую армию простой сестрой милосердия. На фронте ей пришлось хлебнуть лиха сполна: она выносила раненых с поля боя, перевязывала их прямо на передовой, сопровождала в полевые госпитали, ассистировала при хирургических операциях, выхаживала выздоравливающих… За время войны отважная девушка была удостоена трех боевых наград — двух медалей (на владимирской и анненской лентах) и Знака отличия военного ордена Святого Георгия 4-й степени (солдатского «Георгиевского креста»). И в ореоле славы вернулась в столицу.

Все время, пока шла война, принц Чакрабон засыпал девушку длиннющими телеграммами и нежными письмами. А однажды, не выдержав разлуки, даже подал прошение на высочайшее имя о своей отправке в Маньчжурию.

Естественно, ему было отказано. Формальным поводом для такого решения послужил тот факт, что Чакрабон в это время учился в Академии Генштаба и обязан был завершить полный курс обучения. Хотя на самом деле все прекрасно понимали истинную причину отказа: дела на фронте и так шли неважно, так не хватало еще, чтобы сиамский принц, носящий русский мундир, схлопотал где-нибудь на передовой шальную японскую пулю.
Но чувства принца взяли на заметку…

Из лазарета —в королевскую семью

ПОСЛЕ возвращения Екатерины Десницкой в Санкт-Петербург их отношения с принцем Сиама получили бурное развитие. Принц, закончивший учебу в Академии Генерального штаба и возведенный в звание полковника русской армии, готовился убыть на родину. Где, согласно традициям королевской семьи, должен был занять один из высших военных постов. Перед отъездом в Бангкок он нанес визит российскому императору и, вместе с наилучшими пожеланиями, как того требовал политический этикет, получил орден Святого Андрея Первозванного.

Незадолго до визита в Зимний дворец сиамский принц сделал предложение своей возлюбленной и получил от Екатерины согласие стать его женой. Так что из России Чакрабон увозил не только военные знания и высший орден полюбившейся ему страны, но и невесту. Однако об этом не знали ни его отец, ни русский монарх.

Формально принц и не должен был их извещать: на то время он не являлся наследником престола (сиамский трон наследовал его старший брат). Выбор спутницы жизни был личным делом Чакрабона. И все же, узнай Николай II об амурных делах полковника, русские власти имели бы достаточно формальных оснований, чтобы закрыть выезд из страны для будущей сиамской принцессы.
Вряд ли русская разведка и дипломаты проморгали этот династический казус. Скорее всего на своеволие влюбленных российские спецслужбы просто закрыли глаза. А может быть, получили команду: «Не замечать!» Ведь при определенном раскладе сиамский трон через некоторое время мог занять сын воспитанника русской военной академии и русской дворянки…


Как бы там ни было, но в Бангкок Екатерина и Чакрабон прибыли уже мужем и женой. Их бракосочетание состоялось в Константинополе, где молодые обвенчались в одной из православных церквей. Православие сиамский принц, прежде исповедовавший буддизм, принял еще во время учебы в России. И этот факт также можно трактовать в пользу версии о долговременных планах российской дипломатии и спецслужб относительно Чакрабона.
Медовый месяц молодые провели в Египте. Чтобы подготовить почву для появления жены перед родителями, принц отправился в Бангкок один. Три недели он не вылезал из торжеств и официальных церемоний по случаю своего возвращения. А потом признался королю, что женился на русской дворянке.

Сказать, что король был в гневе, — значит ничего не сказать. Принц был лишен содержания, отец-король объявил ему бойкот. Вместо должности в военной элите Сиама Чакрабон был назначен начальником военного училища, что совершенно не соответствовало ни полученным им знаниям, ни незаурядным организаторским способностям. Но принц стоически переносил опалу.

Вместе с женой они поселились во дворце Парускаван, где жили скромно, одиноко, но счастливо. И постепенно лед в отношениях между отцом и сыном таял. Этому в немалой степени способствовали такт, выдержка и мудрость, проявленные принцессой Парускаван, как стала именоваться Катенька Десницкая по названию дворца, в котором проживала молодая чета.

А когда 28 марта 1908 года у Екатерины и Чакрабона родился сын Чула — первый внук короля Сиама — принцесса была осыпана поистине сказочными подарками. Бабка-королева буквально не отходила от малыша, прислав снохе в подарок несколько комплектов роскошной национальной тайской одежды, что означало ее признание как члена королевской семьи. Дед-король был более сдержан в проявлении эмоций: внука на руки взял, но с его матерью встретился лишь через два года…

Екатерина Ивановна к тому времени уже свободно говорила на тайском и английском языках. До этого в российской гимназии она освоила французский и немецкий. Аудиенция принцессы Парускаван у короля означала полное одобрение выбора сына. После этого Чакрабон получил назначение сразу на несколько правительственных должностей и стал специальным представителем монарха в дипломатических делах. Через несколько месяцев, в октябре 1910 года, король, правивший страной 42 года, скончался. Его место занял старший сын, а Чакрабон, согласно династическим традициям, стал наследником престола.

Из принцесс —в изгнанницы

В следующем году принц Чакрабон с супругой совершили поездку по Транссибирской магистрали и появились в Петербурге. Пока муж занимался дипломатическими делами, в том числе переговорами с Николаем II, Екатерина Ивановна как частное лицо посетила родных в Киеве.
Вскоре после возвращения четы наследника престола на родину до Бангкока докатилось известие о начале Первой мировой войны. А еще через несколько лет пришло сообщение и о Февральской революции.


Принц Чула, ставший впоследствии литератором и ученым-историком, автором обширных исследований о времени правления Екатерины II, писал в своих воспоминаниях: «Здоровье матери ухудшалось, она находилась почти что в сломленном состоянии. В обычных обстоятельствах родители предприняли бы очередное путешествие в Европу, но шла война. Поэтому отец предложил маме отправиться в Японию и Канаду, и она выехала туда в начале 1918 года». Почему мать находилась «в сломленном состоянии», принц деликатно умалчивал. Не будем вдаваться в подробности и мы, отметим лишь, что летом 1919 года, когда Екатерины Ивановны уже не было в Бангкоке, ее супруг принц Чакрабон подписал официальные бумаги о разводе со своей русской женой…

В послереволюционную Россию Десницкая не вернулась, осела на какое-то время в Шанхае. Где через год получила телеграмму о смерти бывшего супруга от воспаления легких. Проживи Чакрабон еще четыре года — мог бы стать королем Сиама (после кончины старшего брата), а бывшая медсестра русской армии и кавалерственная дама ордена Святого Георгия — королевой этой восточной страны…

Екатерина Ивановна Десницкая прожила долгую жизнь, пережив своего первого мужа на сорок лет. Какое-то время занималась благотворительностью среди малоимущих русских эмигрантов. Потом вышла замуж за американского инженера по имени Гарри Клинтон и перебралась с ним в Париж.

Она постоянно переписывалась с сыном, с которым ее соединяли теплые и нежные чувства. Чула, несколько лет после смерти отца считавшийся наследником престола, так и не стал королем. В конце концов он уехал на учебу в Англию, где пристрастился к мотоспорту и стал профессиональным гонщиком.

Екатерина Десницкая умерла во Франции в 1960 году. В конце 80-х годов прошлого века в Великобритании вышла книга принцессы Наризы Чакрабон, дочери принца Чулы, в которой молодая женщина поведала миру о необыкновенной судьбе своей русской бабушки…

«И этот проклятый снаряд…»

КРОМЕ Екатерины Десницкой во время русско-японской войны 1904–1905 годов Знака отличия военного ордена Святого Георгия были удостоены еще три русские женщины. Одна из них — Харитина Евстафьевна Короткевич (по девичьей фамилии Верхозина) — получила его посмертно.

Она родилась в 1882 году в деревне Пестерево Сычевской волости Курганского уезда в семье поморов-раскольников. Когда ей не было и шести лет, умерла мать. С мачехой своенравная девочка ужиться не смогла и в десять лет ушла «в люди» — пошла работать. Трудилась нянькой, посудомойкой в станционном буфете. Там, на станции Варгаши, познакомилась с крестьянским парнем Яковом Короткевичем и через какое-то время вышла за него замуж.
Безоблачная семейная жизнь длилась недолго: Якова призвали в армию и направили в Порт-Артур. Полгода молодая женщина терпеливо вела домашнее хозяйство, получая редкие письма от суженого, а потом решила перебраться поближе к нему. Едва Харитина обосновалась на съемной квартире в городке Талиенвань, неподалеку от которого стояла воинская часть, как началась русско-японская война.

И вот тут произошла необычная история. Нарушая все каноны женского поведения, Харитина заявилась в расположение полка и заявила мужу, что хочет быть рядом с ним. Причем желает поступить на службу не сестрой милосердия, а солдатом в боевое подразделение. Обескураженный Яков доложил об этой просьбе своей супруги ротному командиру, а тот — как того требовали уставы — по команде батальонному и полковому начальству.

То долго судило и рядило, но в результате приказом командира 13-го Восточно-Сибирского полка Харитина Короткевич была зачислена в штат воинской части. Командира батальона капитана Гусаковского обязали выдать ей обмундирование и оружие, а самого новобранца — всячески скрывать свой пол и отзываться на имя Харитон.

Пока полк не выступил на передовую, «рядовой Харитон Короткевич» овладела всеми строевыми и ружейными приемами, научилась неплохо стрелять и была допущена к службе. А в свободное время… обстирывала мужа и его товарищей, пришивала им на гимнастерки оторвавшиеся пуговицы, а когда получала увольнительные в город, бегала по магазинам, покупая сослуживцам табак и мыло.


Когда сибирцы оседлали перевалы Догустан и Сегушан на Ляодунском полуострове, 7-я рота полка, где служили муж и жена Короткевичи, заняла позицию на горе Угловой. В разгоревшихся боях с японцами 6 августа 1904 года Яков был тяжело ранен и эвакуирован в госпиталь. Харитина, с разрешения полкового начальства, три недели ухаживала за мужем, и только когда непосредственная опасность его жизни миновала, вернулась в расположение роты.

К этому времени подразделения полка держали оборону на горе Высокой, занимавшей особое место в системе обороны Порт-Артура. Ожесточенные бои на ключевой позиции разгорелись в конце сентября 1904 года.

Комбат капитан Гусаковский, проникшийся искренним уважением к отважной женщине и желавший оградить ее от опасностей, подстерегавших каждого бойца в траншеях, назначил Харитину своим посыльным. И хотя отныне в ее обязанности входила лишь доставка донесений, Короткевич продолжала участвовать в перестрелках, выносила с поля боя раненых.

3 октября японцы начали очередной штурм русских позиций. После отражения атаки капитан Гусаковский составил рапорт о потерях, расходе боеприпасов, включив в него просьбу о выделении резерва и пополнении боезапаса. Доставить его в штаб полка должна была Харитина.

Едва офицер поставил последнюю точку, как начался обстрел высоты японской артиллерией. Как только Короткевич выбежала из блиндажа, на бруствере разорвался крупнокалиберный снаряд. Осколками были убиты полтора десятка солдат, и Харитина в том числе.

Вечером их хоронили в братской могиле там же, на горе Высокой. А на следующий день капитан Гусаковский, едва оправившись от тяжелой контузии, написал представление на рядового Харитона (Харитины) Короткевич к солдатскому Георгию 4-й степени…

Через войны и годы

ЕЩЕ ДВУМЯ мужественными женщинами, получившими Знак отличия военного ордена Святого Георгия на русско-японской войне, стали Вера Воскресенская и Прасковья Нестерова. Увы, о них сохранились лишь минимальные сведения.

О Вере Воскресенской известно лишь то, что происходила она из дворянской семьи, награды была удостоена в 1904 году. После окончания боевых действий в Маньчжурии вернулась в Россию, в качестве сестры милосердия прошла Первую мировую. Потом ее следы теряются. По некоторым данным, она дожила до глубокой старости и в 1966 году возрасте 93 лет скончалась в родном Саратове, где и была похоронена на одном из городских кладбищ.


О Прасковье Нестеровой известно чуть больше. Она была сестрой милосердия Евгеньевской общины, также принимала участие в русско-японской войне и была удостоена Знака отличия военного ордена Святого Георгия в 1904 году. Затем в качестве медицинской сестры прошла еще три войны — Первую мировую, Гражданскую и Великую Отечественную. И после этого не оставляла своей профессии: до 80 лет работала в больнице им.Свердлова, что на Старорусской улице в Санкт-Петербурге. В 1974 году, когда Прасковье Андреевне исполнилось 90 лет, ее хотели за долгий добросовестный труд наградить орденом Ленина. Она отказалась принимать награду…


Свой земной путь эта мужественная и удивительно скромная женщина закончила в девяностошестилетнем возрасте в стрельнинском доме престарелых.

Об этом сообщает Военное обозрение.

В Петербурге и Севастополе снимут фильм о сестрах милосердия Крымской войны
Санкт-Петербург. 27 февраля. ИНТЕРФАКС СЕВЕРО-ЗАПАД — В Петербурге и Севастополе пройдут съемки исторического фильма по автобиографии Екатерины Бакуниной — женщины, которая во времена Крымской войны возглавляла общину сестер милосердия.

Августейшие сестры милосердия
Вся история человечества – это история бесконечных войн, поэтому основным занятием женщин всех правящих домов давно уже стала постоянная забота о раненых и увечных воинах, которые защищали либо укрепляли свои земли и государство.

Милосердия сёстры
Женское участие в положении раненых — уникально.

Александр Галич: Проваленная генеральная репетиция
Александр Галич, песни которого известны очень многим, был фигурой столь многогранной, что проявился и в поэзии, и в режиссуре, и в драматургии театра и кинематографа.


  • Чакрабон,
  • Война,
  • Святой,
  • Орден,
  • Харитина
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: