Как соскочить с электронной иглы

Скандал с экспортерами американской микроэлектроники выявил системные риски в обеспечении элементной базой российских производителей

Третьего октября в США стало известно о предъявлении обвинений в незаконном экспорте микроэлектроники 11 выходцам из бывшего СССР, двое из которых имеют российское гражданство.


По результатам расследования министерство торговли США подозревает в незаконном экспорте 165 компаний и физических лиц (из них 119 российских), на них теперь накладываются экспортные ограничения. Некоторые из этих компаний входят в число ведущих поставщиков электронных компонентов для российского ВПК.

Таким образом, американские власти могут перекрыть важную часть поставок электронных компонентов в Россию. А отсутствие даже небольшой части из используемой номенклатуры может привести к остановке производства на сотнях российских предприятий.

Почти никто не сомневается, что при желании американские власти могут это сделать легко. Предприятия российского ВПК открыто публикуют информацию о конкурсах на поставки компонентов, в которых указываются наименования продукции (часто американской), списки участников и победителей аукционов. Все поставщики компонентов на виду.

Однако не все поставки подвергаются одинаковому риску. Наибольшие риски возникают в каналах поставок так называемых независимых дистрибуторов. Для поставок, которые осуществляются авторизованными дистрибуторами, риски меньше. Чтобы разобраться в этом, необходимо рассмотреть различия в моделях дистрибуции компонентов.

Чем плоха независимость

Большая часть поставок импортных электронных компонентов на российский рынок осуществляется авторизованными дистрибуторами. Такие компании дорожат своей репутацией не только на рынке потребителей, но и в еще большей мере на рынке вендоров — производителей электронных компонентов. Наличие дистрибуторского соглашения дает им ценовые преимущества в закупках, а также доступ к информационной и инженерной поддержке по применению компонентов. Поэтому, как правило, авторизованные дистрибуторы строго соблюдают правила экспорта и берут на себя обязательства по поставке, только если имеют все необходимые официальные разрешения.

Другая часть поставщиков компонентов работает в модели независимой дистрибуции. Независимой она называется потому, что дистрибутор не имеет никаких обязательств перед вендором. Независимые дистрибуторы могут приобрести компоненты у производителя напрямую, но поскольку цена такой закупки будет выше, чем у официального дистрибутора, то они ищут возможность приобрести компоненты на вторичном рынке. Вторичный рынок формируется за счет распродажи складских остатков, невостребованных другими производителями аппаратуры, и распродаж избыточных запасов официальными дистрибуторами. Компоненты могут быть перекуплены независимыми дистрибуторам и брокерами несколько раз, прежде чем попадут к конечному потребителю и будут установлены в электронную аппаратуру. Независимые дистрибуторы обращаются к свободному рынку еще и потому, что сроки производства и поставки, предлагаемые производителем компонентов, часто не устраивают конечного заказчика. Тогда через брокеров находится склад, где требуемые компоненты имеются в наличии. Как правило, брокеры не могут обеспечить соблюдение всех правил по экспорту компонентов, поскольку в этом случае они теряют все свои преимущества перед официальными дистрибуторами.

Компания Arc Electronics (ARC), главный фигурант дела, была типичным брокером, совершающим регулярные нарушения правил экспорта. С высокой вероятностью можно допустить, что нарушения были в пределах, которые за многие годы работы сотен подобных компаний из разных стран стали считаться безопасными. Брокеры и независимые дистрибуторы часто искажают информацию о конечном потребителе. Это происходит в том числе по технологическим причинам. Брокер может иметь базу клиентов в сотни компаний, в основном независимых дистрибуторов, а через дистрибуторов — на два-три порядка большую базу конечных потребителей. Обеспечить подготовку всех разрешительных документов для такого числа конечных заказчиков становится большой технологической проблемой. Поэтому в качестве конечного потребителя указывается посредник или создается техническая фирма, чтобы его имитировать.

Модель независимой дистрибуции часто используется для входа на рынок. Если дистрибутор успешно набирает клиентскую базу, то, когда он достигает определенных объемов продаж, он проводит переговоры об авторизации с производителями компонентов. Постепенно доля авторизованных поставок в продажах такой компании увеличивается, а доля независимой дистрибуции сокращается, со временем дистрибутор переходит в категорию авторизованных. Компания АПЕКС, сотрудники которой также проходят по делу о незаконном экспорте, прошла часть этого пути и собрала приличный linecard из дистрибуторских соглашений. Но закупки через брокера ARC все же составляли значительную часть в общем объеме и несли соответствующие риски.

Риски для авторизованных поставок возникают сейчас из-за того, что производители компонентов, реагируя на арест сотрудников ARC и скандал с нелегальным экспортом, перестраховываются и принимают собственные решения по ограничению поставок. Так, один из ведущих американских производителей электронных компонентов направил своим российским дистрибуторам извещения об отмене некоторых квот на запланированные поставки. Были отменены квоты на поставки предприятиям, относящимся к ВПК, несмотря на то что конечное применение заказанных компонентов не связано с производством вооружений.

Не только производители компонентов, но и западные дистрибуторы, перестраховываясь, уже пересматривают договоры поставок на все, что у них вызывает малейшее подозрение. Это может привести к массовым срывам сроков и договоров. Вторичная волна отказов от поставок со стороны американских компаний может оказаться даже опаснее, чем решения американских властей об ограничении экспорта. А перевод закупок с запада в ЮВА не решает проблем, так как открытый азиатский рынок переполнен контрафактной продукцией. Это выбор между плохим вариантом — задержать производство и очень плохим — использовать контрафактные компоненты.

Почему американцы до сих пор смотрели на нелегальные поставки микросхем в Россию сквозь пальцы? Потому что такие компании, как ARC и АПЕКС, могут поставлять компоненты общего и индустриального назначения, которые не пригодны для использования в космической и бортовой военной технике. Компоненты космического и военного назначения контролируются практически поштучно. Они поставляются в России, но легальным путем, с получением соответствующих разрешений. Недавно с большим трудом было согласовано упрощение процедуры поставок таких компонентов для мирного космоса. К большому сожалению, этот легальный канал поставок тоже может пострадать.

Чтобы принять решение о том, как выходить из этой ситуации, нужно тщательно проанализировать основные проблемы.

Простые вопросы

Первая проблема производителей военной техники не заботит — как устроена цепочка поставок, какие риски в ней возникают. При выборе поставщика их интересует наличие сертификата «второго поставщика», который выдается МО РФ, и лучшая цена на аукционе на закупку. А с рисками, которые возникают в цепочке поставок, пусть разбирается кто-то другой.

Вторая проблема — зависимость производителей военной техники от импортных электронных компонентов постоянно растет. Это происходит несмотря на большой объем финансирования электронной промышленности в последние пять лет. Ежегодный объем государственных инвестиций в развитие отрасли составляет десятки миллиардов рублей. Это сопоставимо с годовым объемом инвестиций в НИОКР и средства производства компаний Xilinx, Intersil и International Rectifier вместе взятых. Между тем пятая часть из номенклатуры, выпускаемой этими компаниями, закрывает большую часть потребностей российских производителей спецтехники в импортных компонентах.

Решение первой проблемы очевидно: необходимо менять подходы к закупкам в отрасли. Повышать ответственность предприятий — потребителей (производителей аппаратуры) за управление всей цепочкой поставок компонентов. Когда потребитель несет ответственность за риски, он будет настаивать на прозрачности для него всей цепочки поставок. Прозрачность цепочки поставок позволяет не только видеть внешние риски и принимать меры по их сокращению, но и бороться с риском коррупции в службах снабжения предприятия. Коррупция возможна, когда цепочка разорвана, когда невозможно увидеть источник компонентов, оценить первоначальную цену, оценить приращение цены в цепочке поставок.

Для решения второй проблемы придется, во-первых, признать малоэффективными федеральные целевые программы в области радиоэлектроники и перенаправить их на решение задач, жизненно важных для отрасли. В короткий срок необходимо подготовить ответы на ряд вопросов: какая номенклатура компонентов (число и список наименований) используется в производстве военной и аэрокосмической техники; какая часть этой номенклатуры производится в России; какая часть этой номенклатуры поставляется из-за рубежа легальным образом по прозрачным для потребителя и надежным каналам поставки; какая часть импортной номенклатуры может быть в короткий срок переведена на поставки по прозрачным и надежным каналам.

Использование оставшейся части номенклатуры несет максимальные риски для российского ВПК. Но это будут сотни наименований, а не десятки тысяч. Для каждого из этих компонентов необходимо определить возможность замены в короткий срок на аналог российского производства. Если такая замена невозможна, то необходимо оценить сроки редизайна электронного модуля, чтобы исключить компонент из использования в схеме. Необходимо составить программу переработки всех модулей, где используются компоненты группы максимального риска. К разработке новых модулей с использованием российских и доступных зарубежных компонентов привлечь частные компании отрасли.

Результатом этой работы будет не только принципиальное сокращение зависимости от регулирования экспорта компонентов в Россию, но и значительная реструктуризация отрасли — вовлечение частных российских компаний в ВПК, ускоренная ротация квалифицированных кадров в сторону эффективных компаний. Кроме того, это приведет к появлению многих инноваций, которые при участии частных компаний будут использованы в разработке и производстве коммерческой продукции.

Об этом пишет сегодня Военное обозрение.

Длинная рука в море. Нужны ли российскому флоту авианосцы?
Вывод Александра Мозгового в статье «Авианосный зуд» («НВО» № 8 от 08.

КПРФ заявила о быстром способе снять экономику РФ с нефтяной иглы
Первый зампред ЦК Компартии, первый вице-спикер Госдумы Иван Мельников заявил, что КПРФ знает, как быстро снять экономику России с нефтяной иглы без потрясений, для чего будет предлагать вернуть государству контроль…

Молдавская оппозиция ищет повод соскочить с массовых протестов?
Сегодня в 17.00 заканчивается срок, который оппозиция дала власти в минувшее воскресенье. Напомним, что лидеры протестов в Кишиневе выступают против правительства Павла Филиппа и за немедленный роспуск парламента.

Как дружба с Alibaba поможет онлайн-торговле России?
Китай играет громадную роль в современной экономике, являясь не только мировой «фабрикой мира» по производству самых разных товаров — от одежды до электроники.


  • Компонент,
  • Поставка,
  • Часть,
  • Компания,
  • Риска
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: