67 лет после поражения: "Не стреляйте, мы - немецкие солдаты": Бундесвер сегодня

18 сентября 2012 года в Варшаве прошло совещание группы из 11 министров иностранных дел стран ЕС (10 министров еврозоны + мининдел Польши).

Они подготовили проект реформирования Евросоюза под названием «Будущее Европы». Документ формулирует задачи активной внешней политики ЕС, в том числе, и новой совместной оборонной политики. В проекте рассматривается даже возможность создания «европейской армии». Очевидно, что именно с общественным интересом к новой оборонной политике ЕС и связана публикация в последнем номере британского еженедельника Observer, посвященная моральному состоянию германского бундесвера. С точки зрения состояния воинского духа, бундесвер оценивается со стороны британцев, как «все еще не нормальная армия». ИА REGNUM публикует перевод означенной статьи(1).

ГЕРМАНСКАЯ АРМИЯ. ПОЖАЛУЙСТА, НЕ СТРЕЛЯЙТЕ, МЫ — НЕМЕЦКИЕ СОЛДАТЫ!

Немцы все еще имеют сложные внутренние чувства к своей армии

Все еще не «нормальная» армия. Не так давно появление в военном мундире в среднем по величине городе Германии могло бы закончиться тем, что вас бы побили. Но и сегодня мундир заставляет людей хмуриться, утверждает германский флотский офицер Ян Штромер из Киля. Это потому, что многие немцы, по крайней мере, из бывшей западной части Германии, начиная с конца Второй Мировой войны, были воинственными пацифистами. В Америке, наоборот, призывы «мы поддерживаем нашу армию» украшают подъезды домов и автомобили. В Германии же самая поразительная вещь — как невидима ее армия.

Прошло 67 лет после окончания войны и 57 лет после того, как Западной Германии было позволено восстановить оборонительную армию. Бундесвер был возрожден победителями союзниками из-за холодной войны. Но вот прошло и 22 года после воссоединения с Восточной Германией и распада советского блока. Окончание холодной войны не только устранило врага — одного из мотивов существования бундесвера, но и потребовало поглощения восточногерманской армии. В последующие годы немцы и их союзники иногда говорили о «нормализации». Но армия Германии от этого не казалась нормальной.

Германия в настоящее время присоединилась к своим союзникам в деле отправки войск в такие горячие точки, как Косово или Афганистан. В прошлом году Германия завершила переход к добровольческой армии, такой как в Америке. Это также сопровождается проведением большой реформы бундесвера, которая заключается, в основном, в сокращении численности армии с 250 тысяч человек в 2010 году, когда реформа началась, до примерно 185 тысяч человек в 2017 году. Целью реформы является стремление сэкономить деньги. Но при существующем согласии мнений, что армия должна стоить дешевле, считает военный историк из Гамбурга Клаус Науман, нет консенсуса, нет даже серьезных дебатов по вопросу, что же такое бундесвер.

Вот именно из-за этого почти каждая новая идея автоматически становится политической пороховой бочкой.

В августе, например, было принято решение Конституционного суда Германии, пересмотревшее прежнее правило, и гласящее, что «в исключительных ситуациях катастрофической степени» бундесвер может быть использован внутри Германии. Кабинет министров в полном составе должен одобрить это решение — постановил суд. Тем не менее, раздались возгласы протеста. Разве не является главным уроком прошлого от Пруссии через Веймар к Третьему Рейху, что армия никогда не должна демонстрировать свою силу внутри Германии?

Один из способов понимания идеи современной армии Германии является мысль о том, что это новая институция, созданная, главным образом, не для того, чтобы вести войны, а для того, чтобы искупить прошлое и сделать его повторение невозможным. Именно поэтому основной принцип бундесвера — «Innere Führung». Вольный перевод может означать «моральное лидерство», хотя министр обороны Германии Томас де Мезьер, заявляет, что это не означает концепции справедливости.

Г-н де Мезьер представляет себе это положение следующим образом. Идея, во-первых, заключается в том, что «солдаты, в отличие от своих прусских или нацистских предшественников, остаются полноправными гражданами, которые голосуют и выражают свободно свое мнение. Это гарантирует армию от того, что она никогда не может снова стать „государством в государстве“. Во-вторых, по его словам, каждому отдельному солдату „не только разрешается, но он и обязан не подчиниться любому приказу, если он или она могут почувствовать угрозу человеческому достоинству, которое, очевидно, уникально в мире“.

Бундесвер усиливает это ощущение везде, где это только можно. Большая часть министерства обороны, например, находится в Bendlerblock — комплексе, где офицеры, объединившиеся вокруг Клауса фон Штауффенберга, составили заговор, чтобы убить Адольфа Гитлера. Во дворе этого здания пятеро из них, в том числе Штауффенберг, были казнены ночью после неудачной попытки покушения 20 июля 1944 года. Часть этого здания сегодня является музеем и памятником немецкого сопротивления нацизму.

Оружие и люди. Солдаты принимают присягу в этом самом Bendlerblock, либо перед зданием парламента. Как говорит по этому поводу сотрудник Германского института международных отношений Кристиан Моллинг, никакая другая страна не может себе позволить выбрать место, прославившееся актом „измены“, для напоминания о моральном долге.

Циники возражают, что Германия не является более нравственной, чем кто-либо, поскольку способствует большому количеству военных убийств посредством экспорта вооружений. Германия продает больше оружия, чем любые другие страны, за исключением Америки и России. Оружие обычно идет в страны-союзники или стабильные режимы, хотя танки, например, в настоящее время также проданы в Саудовскую Аравию и, возможно, в Катар и Индонезию.

Тем не менее, есть много оснований для гордости. Именно это подразумевал президент Германии и бывший восточный немец Иоахим Гаук, когда он обратился к военным лидерам в Гамбурге летом этого года. До своего 50-летия, т. е. две трети своей жизни, г-н Гаук, живя при коммунистической диктатуре, считал, что армия была не для него. Она служила партии и угрожала людям, несмотря на то, что она была названа „Народной армией“. Но он с того времени научился видеть в армии новой Германии качество гаранта свободы. Гаук хотел бы, чтобы и другие немцы думали об армии подобным образом.

Несмотря на это, если опросить гражданских лиц, солдат и политиков, в стране по-прежнему, как кажется, слишком много травмированных прошлым. Г-н Науман говорит, что поддержка любым иностранным миссиям испаряется, как только заходит речь о насилии — это когда немцам приходится стрелять или стрелять начинают по ним. Он добавляет, что новые и более расплывчатые по целям военные миссии за рубежом, далеко за пределами границ НАТО, требуют от молодых солдат следовать этическому „Innere Führung“ и быть, в сущности, „дипломатами в погонах“. Как их подготовить для этого?

Прежде всего, говорит г-н де Мезьер, впервые в своей истории Германия в настоящее время находится в окружении друзей. Бундесвер был создан на основе того, что НАТО будет защищать Германию, и Германия будет участвовать в этой защите. Немцы теперь должны принять, что иногда они должны защищать других. Это нелегко для воинствующих пацифистов. Но, как указывает г-н Гаук, в стране, которая была освобождена в 1945 году иностранными солдатами, это также стало частью урока из ее прошлого.

Для справки: Германский бундесвер был создан 7 июня 1955 года. Первые 100 добровольцев новой германской армии присягнули на верность отечеству в соответствии с традициями и ритуалом „старой германской армии“ в Бонне 12 ноября 1955 года. Название „бундесвер“ появилось лишь в 1956 году. Основанию германской армии предшествовало подписание соглашений в Париже в 1954 году, по которым на территории ФРГ был отменен оккупационный режим и восстановлен государственный суверенитет. 9 мая 1955 года ФРГ приняли в НАТО. Кабинет канцлера Конрада Аденауэра принял новую конституционную концепцию армии под контролем парламента. До 1 июля 2011 года бундесвер комплектовался на основе воинской повинности и контракта.

В Основном законе страны был закреплен запрет на использование армии за пределами Германии. На протяжении первых 40 лет своей истории бундесвер, в соответствии с конституцией Германии, не участвовал в боевых операциях. Лишь 12 июля 1994 года Конституционный суд Германии принял решение об отмене поправки 1982 года к 24-й главе Основного закона, запрещавшей участие бундесвера в военных операциях за рубежом. Решением Конституционного суда были сняты какие-либо „конституционные возражения“ против участия Германии в санкционированных ООН операциях по установлению и поддержанию мира. После этого германские военнослужащие стали привлекаться к участию в миротворческих операциях за рубежом.

По данным на 1 июля 2012 года, бундесвер участвует в следующих миссиях за пределами Германии:

ISAF Афганистан — 5350 человек.

ISAF Узбекистан (Термез) — 100 человек.

KFOR в Косово — 1240 человек.

EUFOR в Боснии и Герцеговине — 120 человек.

Active Endeavour в Средиземное море — 800 человек.

UNIFIL в Ливане — 460 человек

ATLANTA в Сомали — 1400 человек.

UNMIS в Судане — 75 человек.

Итого: 9545 человек

(1) No shooting please, we're German. Germans still have a uniquely complicated relationship with their soldiers // www.economist.com/node/21564617

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

Не виноватые мы!
В мире есть две бесконечные вещи высшего порядка — стремление украинцев к халяве и способность перекладывать вину на других.

Проект мирового господства, который не взлетел. К 67-летию НАТО
Россия — главная угроза миру.

Дети. «Гордитесь – ваша кровь будет отдана немецким солдатам». Часть 2
В январе 1943 года отдельные подразделения Красной Армии вошли в город.

Ветеран Великой Отечественной: "Бандер есть существо весьма трусливое, и за 70 лет его суть не поменялась"
В стороне от нашей войны с неофашизмом не остаются и наши старики.


  • Германия,
  • Армия,
  • Бундесвер,
  • Война,
  • Операция
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: