Неизвестная война: Красные звезды над Западной Беларусью

История присоединения Западной Беларуси в сентябре 1939 года представлялась чем-то вроде крупномасштабных военных маневров, закончившихся победой и цветами.

На самом деле Красной Армии пришлось участвовать в военных действиях с применением танков и авиации.

Долгое время участию «сталинских соколов» в процессе присоединения Западной Беларуси не придавали большого значения. А между тем именно 17 сентября 1939 года стал днем дебюта советской авиации во Второй мировой войне. Накануне начала «освободительного похода» в составе Белорусского и Киевского особых военных округов, ставших вскоре Белорусским и Украинским фронтами, были созданы мощные авиационные группировки. Так, в приграничных с Западной Беларусью территориях БССР были сосредоточены 13 авиационных полков и три отдельные авиационные эскадрильи. Мощное истребительное прикрытие состояло из семи авиаполков. Кроме авиации, прикрепленной к армиям, были подразделения фронтового подчинения. Командовал авиацией Белорусского фронта комдив К. Гусев.

Для участия в боевых действиях в Западной Беларуси советское командование планировало привлечь своих лучших летчиков. С плацдарма на Халхин-Голе, где шли кровопролитные бои с японцами, были отозваны пилоты Лакеев, Осипенко, Смушкевич, Кравченко, Душкин, Гусев, Грицевец. Последний из них, дважды Герой Советского Союза Сергей Иванович Грицевец, трагически погиб в авиакатастрофе на аэродроме Болбасово под Оршей за день до начала «освободительного похода» в Западную Беларусь.

В 1939 году основным советским истребителем был испытанный в гражданской войне в Испании и в боях с японцами на Дальнем Востоке истребитель И-16. Советские летчики прозвали его «ишачком», а пилоты люфтваффе во время боев в Испании «крысой». А также истребитель-биплан И-15 бис. Обе машины были созданы в ОКБ Поликарпова. Основой бомбардировочной авиации были самолеты СБ. В Беларуси они в основном находились в полках 16-й, 18-й и 70-й авиабригад. Тяжелые бомбардировщики ТБ-3 должны были использоваться в качестве транспортной авиации.

На 1 сентября 1939 года в составе польских ВВС было чуть более 400 боевых самолетов. В советском издании «Справочные сведения по воздушным силам», напечатанном в 1935 г., указывалось, что польские ВВС состояли из 39 эскадрилий с личным составом почти 11 тысяч человек. Основным истребителем польской армии считался PZL Р-24. Эта машина была разработана конструктором Всеволодом Якимюком и поступила на вооружение в начале 1930-х. Р-24 производился не только для польской армии, но и поставлялся в другие страны. Основными польскими бомбардировщиками были PZL R-23 «Карась» и PZL Р-37 «Лось». В ходе военных действий с Германией значительная часть польской военной авиации была уничтожена. Оставшиеся самолеты после перегруппировки готовились к эвакуации в нейтральные страны.

…Красная Армия перешла советско-польскую границу в 4 часа утра 17 сентября 1939 года. Авиации была поставлена задача обнаружить польские военные аэродромы, линии укреплений и оборонительные пункты. Кроме того, пилотам был отдан строжайший приказ не атаковать самолеты люфтваффе.

В «Дневнике боевых действий Белорусского фронта» 17 сентября было записано: «Авиация 3-й армии осуществляла полеты в районах Поставского укрепленного района, озера Свирь, озера Нарочь, озера Мядель, Глубокого, Свентян, Лынтуп, Вилейки с целью определения мест расположения польских военных аэродромов, мест дислокации польских войск в районах старых немецких укреплений. В районе Вилейки была обнаружена зенитная батарея. В районе озера Нарочь были встречены польские самолеты PZL-24. В районе Видз звено бомбардировщиков было атаковано звеном польских истребителей. В районе Воропаево самолетами был атакован польский воинский эшелон». Вскоре «сталинские соколы» получили приказ разведать район Свентяны-Вильно-Гродно-Лида-Ошмяны и атаковать польские части, направлявшиеся в сторону границы с Литвой.

Польская армия была дезориентирована поведением советской стороны. Советский Союз не объявил войны Польше. Но почему Красная Армия атакует Войско Польское? Одно из подразделений польских ВВС в составе трех бомбардировщиков «Лось» перелетело советско-польскую границу и сбросило бомбы на Слуцк. Но этот случай был скорее исключением из правил.

Воздушных боев в небе Западной Беларуси, кроме вышеуказанного боеконтакта в районе Видз, не зафиксировано. Однако южнее, над Западной Украиной, такие схватки случались. К примеру, 17 сентября после получения сообщения о советском вторжении с аэродрома Петляковцы под Тернополем был поднят самолет пилота Станислава Богуслава Заторского, который должен был провести воздушную разведку польско-советской границы. Во время полета польский пилот был атакован звеном советских истребителей, но не испугался и дал бой. В ходе боя были повреждены два советских самолета. Польский самолет был также подбит, но смог приземлиться под Пинском. Станислав Заторский был смертельно ранен и умер по дороге в госпиталь.

18 сентября 1939 года советские самолеты появились над расположенной под Гродно польской авиационной базой в местечке Каролин. Гарнизон базы обеспечивал действия 5-го польского авиаполка из Лиды. База охранялась тремя зенитными орудиями и пулеметами. Вечером того же дня самолеты с красными звездами на крыльях совершили налет на Каролин. Был взорван авиационный ангар с находящимися там планерами. Появились убитые среди рядовых и офицеров Войска Польского. Удивительно, но поляки ответный огонь не открыли. Видимо, командование базы все еще верило, что Красная Армия пришла «на помощь» Польше в войне с Германией. На следующий день налет повторился, но в этот раз польские средства ПВО открыли ответный огонь и сбили три советских самолета.

20 сентября было принято решение о передислокации советских самолетов на аэродромы, расположенные в Западной Беларуси. С этим обстоятельством связана загадочная гибель четырех истребителей И-15 в районе Барановичей. Российский исследователь К. Стрельбицкий в свое время обнаружил в архиве докладную записку начальника штаба ВВС 4-й армии подполковника Глухова, адресованную командующему ВВС Белорусского фронта. Приведем этот документ:
«Доношу по поводу гибели четырех экипажей на самолетах И-15 лейтенантов Таничкина, Денисова, Моргунова, Зиновьева.

21.09.1939 командующим ВВС 4-й армии полковником Гущиным было приказано командиру 35-го истребительного авиационного полка майору Полунину для усиления боевых действий по южной группировке противника (южнее Кобрин — Городец) перегнать 2 звена лучших экипажей И-15 на аэродром Барановичи. Причем присутствовавший при этом майор Рыбаков лично указал майору Полунину, чтобы он лично привел шестерку И-15 на аэродром Барановичи. 22.09.1939 в 7.00 шесть И-15 и один И-16 при ведущем временно исполняющем должность штурмана полка старшем лейтенанте Раздобудько вылетели с аэродрома Набушево (под Слуцком) на аэродром Барановичи. Из опроса оставшихся экипажей установлено, что при взлете с аэродрома Набушево высота облачности была 300 метров, в то время как в Барановичах высота была 50–100 метров при видимости до 2 километров. Дойдя до местечка Синявка, группа вошла в сплошной туман. Ведущий группы принял решение вернуться, для чего произвел левый разворот. Во время разворота 4 экипажа оторвались от ведущего звена и не возвратились на аэродром Набушево. Полагаю, что экипажи лейтенантов Паничкина, Денисова, Моргунова и Зиновьева, производя разворот в сплошном тумане вне видимости земли, врезались с землю и погибли. Сведения, данные заместителем командира авиационного отряда, что самолеты были обстреляны с земли, сомнительны».

К. Стрельбицкий, ссылаясь на данное донесение, утверждает, что советские самолеты разбились, потеряв видимость в тумане. Однако есть основания утверждать, что советские бипланы И-15 под Синявкой… были сбиты. Как раз в эти же дни из Кобрина в район, где впоследствии упали советские самолеты, отходили значительные подразделения польской армии, вооруженные ручными и зенитными пулеметами. Встречаясь с частями Красной Армии, польские солдаты оказывали им ожесточенное сопротивление. Командовавший этими подразделениями полковник Войска Польского А. Эплер приказал своим солдатам сражаться с «гостями с востока», а также с сочувствующими им местными партизанами так же безжалостно и беспощадно, как и с частями вермахта. Так, в местечке Антополь польским солдатам удалось подбить танк и уничтожить отряд красноармейцев. Вполне можно допустить, что, увидев низколетящие (из вышеприведенного донесения становится ясно, что облачность заставила советских летчиков прижиматься к земле) самолеты с красными звездами на крыльях, поляки открыли по ним огонь. Кстати, по воспоминаниям местных жителей, перед падением самолетов была слышна ружейно-пулеметная стрельба. Пилоты И-15 скорее всего даже не успели понять, кто их обстреливает. В пользу версии о том, что советские самолеты все же были сбиты поляками, говорит и тот факт, что на могиле одного из пилотов была установлена табличка с надписью «Погиб от бандитской руки». Трактовка этого события как нелепой случайности, использованная в донесении подполковника Глухова, видимо, объясняется желанием не усугублять ситуацию. Боевые потери и потери в результате несчастного случая — это разные вещи.

За смерть своих товарищей советские летчики мстили польским солдатам. В одном из номеров газеты «Правда» за 1939 год удалось найти статью, в которой пилоты Белорусского фронта описывали боевые действия в районе Пинск-Кобрин: «Советские войска подходили к городу Кобрин со стороны станции Барановичи. Поляки решили воспрепятствовать нашему продвижению и отстоять город и отправили из Пинска в Кобрин крупные подкрепления.

Мы только что прилетели в Барановичи, пообедали и расположились у самолетов. Нам поручили разведать район Кобрин-Пинск. Звено истребителей вырулило на старт. Взлетели. Погода была скверная. Командир шел первым. У станции Городец из сада, что близ вокзала, по нему открыли огонь из зенитного пулемета. Товарищ Козырев продолжал полет по маршруту, а мы с Мордвиненко пикировали и внезапно, вырвавшись из-за станционного здания, на бреющем полете обстреляли вражеский пулемет.

Вскоре мы обнаружили девять вражеских эшелонов, направлявшихся в Кобрин, и повернули обратно. Облака прижимали нас все ближе к земле. Вскоре было получено задание — атаковать вражеские эшелоны и не допустить их к Кобрину.

Наше звено шло первым. Перед станцией Городец командир покачал крыльями своей машины. Это означало «приготовиться». Я перезарядил пулемет, открыл прицел и спикировал на стоявший на станции воинский состав.

Не успели обстрелять один эшелон, как встретили другой и с высоты 400 метров навалились на него. С крыш и из окон вагонов противник открыл по нам ружейно-пулеметный огонь. Мы зашли от паровоза и прошли бреющим полетом до хвоста поезда, поливая его свинцовым дождем. Я шел последним и видел, как взорвался паровоз.

Станция Дрогичин. На рельсах 6 воинских эшелонов. На перроне суетятся люди. Снова обстреливаем эшелоны, затем берем курс на Барановичи. Обстрелянные нами эшелоны горят, люди разбегаются».

23 сентября 1939 года советские бомбардировщики несколько раз атаковали корабли Пинской речной флотилии ВМФ Польши. На южном фланге Белорусского фронта части 4-й советской армии пытались отрезать пути отхода польской оперативной группе «Полесье», которой командовал бригадный генерал Ф. Клееберг. Вот как описывал один из воздушных налетов на эти польские части советский пилот: «Самолет шел в облаках, временами снижаясь, чтобы произвести наблюдение. Получив данные разведки, командование приказало нашей части разбомбить остатки войск противника. Снижаемся. Противник заметил нас и открыл огонь. Вокруг самолетов рвались снаряды зенитной артиллерии. По большаку, растянувшемуся километра на три, походным строем двигались части польской армии. Наши самолеты рассредоточились, приняли нужный строй и, развернувшись, одновременно в разных местах пересекли большак. В этот момент на голову врагу посыпались бомбы. Из каждых десяти бомб семь точно попали в цель. Поляки перестали стрелять. Уцелевшие врассыпную бежали в лес».

А вот как ту же атаку вспоминал один из уцелевших польских солдат: «Мы были уже несколько часов на марше. Вдруг послышался рев моторов. Вскоре из-за леса показались самолеты с красными звездами. Дальше был настоящий ад. Послышалась пулеметная стрельба. Люди побежали в разные стороны, пытаясь скрыться в лесу. Я видел, как падают на землю убитые осколками люди и лошади. Некоторые наши солдаты стреляли по самолетам. Наконец налет закончился, и взору открылась страшная картина. От нашей колонны практически ничего не осталось. До самого вечера мы собирали раненых и убитых. Около ста убитых мы похоронили на старом сельском кладбище. Раненых было около трех сотен».

Во время одного из таких налетов польским артиллеристам удалось сбить советский самолет из противотанкового орудия. Советский летчик, заметив польскую колонну, спикировал на нее. Забыв о мерах предосторожности, он слишком снизился. Польские артиллеристы, подняв ствол орудия на максимально возможную высоту, выстрелили и попали прямо в мотор самолета. Впрочем, такие случаи были редкостью.

25 сентября 1939 года штаб авиации Белорусского фронта был перенесен в Волковыск. Достигнув демаркационной линии и вступив в контакт с немецкой армией в районе Бреста, части Красной Армии прекратили продвижение на запад. Авиации Белорусского фронта запрещалось залетать за определенную советским и немецким командованием линию. Официально «освободительный поход» закончился 14 октября 1939 г. В этот день войска Белорусского фронта были переведены на штаты мирного времени.

«Миротворческая» операция в Западной Беларуси оказалась не простым испытанием для Красной Армии. Проблемы, вскрывшиеся во время боевых действий против польской армии, дали о себе знать совсем скоро, во время советско-финской войны 1940 года. В боях на Карельском перешейке советским сухопутным войскам и авиации пришлось намного сложнее.

Объединившись в 1939-м, Беларусь окончательно сформировала свои границы, а ее народ перестал быть разделенным на восточных и западных белорусов.

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

Неизвестная война. Предисловие к новому циклу
Отгремел, как всегда, ярко и празднично, очередной День Победы.

Рожденная революцией: как у Красной армии появилась красная звезда
Один из самых знаменитых символов русской армии ХХ столетия имеет давнюю историю — и не только российскую История отечественных побед и военных достижений ХХ века неотделима от главного символа Красной, позднее — Советской армии: красной звезды.

"Отважный Ленинград под Красной звездой"
Эта история произошла с моим знакомым школьником, жителем города Данкова Димой Мещеряковым.

Собачья работа: воины «Красной звезды»
Лучший в мире миноискатель, бесстрашный часовой и хладнокровный диверсант — вот что такое служебная собака в армии.


  • Самолет,
  • Сентябрь,
  • Армия,
  • Район,
  • Фронт
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: