Станислав Тарасов: "Сирийский цейтнот" Турции

На днях премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что «не хочет войны с Сирией, однако военный конфликт не исключен».

По его словам, «те, кто стремится испытать „политику сдерживания“, проводимую Турцией, совершают „смертельную ошибку“. В свою очередь министр иностранных дел Турции Ахмед Давутоглу отметил, что „предоставление парламентом Турции правительству мандата на проведение трансграничных операций все же не является объявлением войны Сирии, но в условиях гражданской войны, имеющей место в соседней Сирии, Турция должна быть готова к любому развитию событий“.

Именно констатация факта гражданской войны в Сирии со стороны Турции высвечивает главный нюанс складывающейся сложной ситуации: Анкара понимает, что недавний обстрел ее территории со стороны Сирии мог иметь несанкционированный со стороны Дамаска характер. По мнению международных экспертов, в обстановке, когда на границе с Турцией идут серьезные бои армии Асада с силами оппозиции, нельзя исключать залета в Турцию так называемых „шальных снарядов“. Да и сейчас, если судить по сообщениям турецких печатных и электронных СМИ, ситуация в приграничных районах остается напряженной. Как пишет редактор BBC по Ближнему Востоку Джереми Боуэн, „в этом нет ничего удивительного, поскольку через эту зону проходит основной маршрут снабжения сил сирийской оппозиции, и любой непродуманный шаг с чьей бы то ни было стороны, может привести к эскалации конфликта“. Поэтому встает главный вопрос: „Решится ли Турция на войну с Сирией?“

Как считает профессор Университета Джорджа Мэйсона в Виргинии Марк Катц, „Турция, несмотря на громкие заявления, ограничена в маневрах на сирийском направлении“. В первую очередь потому, что ее не поддерживают партнеры по НАТО, привыкшие заставлять других „таскать каштаны из огня“, а не наоборот. К тому же, как полагает профессор Катц, „Вашингтон настаивает на гарантиях религиозно-этнического плюрализма при любом исходе сирийского кризиса, а Анкара стремится усилить позиции сирийских суннитов и ущемить в правах сирийских курдов“. В свою очередь многие российские эксперты уверены в том, что если президент Асад будет все же удален от власти, то Сирия, скорее всего, распадется на анклавы. Одним из этих анклавов станет Курдистан. В Ираке, как известно, после свержения режима Саддама Хуссейна курды де-факто стали независимым государством на севере страны. Если главным результатом сирийского кризиса станет объединение сирийских и турецких курдов — чего исключать нельзя — а впоследствии этот союз найдет поддержку и со стороны иракских курдов, то ситуация на Ближнем Востоке качественно изменится не пользу Турции. Поэтому Анкара объективно должна быть заинтересована в налаживании отношений с Дамаском, а не нагнетать обстановку. Пока же все происходит наоборот.

Примечательно и то, что еще в конце августа президент России Владимир Путин предупреждал об опасности такого хода событий. „Главное — наши партнеры остановиться не могут, — говорил глава России. — Уже создали обстановку хаоса на многих территориях, сейчас такую же политику продолжают в других странах, в частности, в Сирии. Мы же предупреждали, что нужно действовать аккуратно, не навязывать ничего силой, иначе это приведет к хаосу“. Поэтому, когда Турция обратилась с требованием к НАТО, ЕС и в Совет Безопасности ООН определить позицию относительно недавнего приграничного инцидента с Сирией, то это воспринималось как своеобразный тест с ее стороны, выявляющий соотношение сил на сирийском плацдарме. Речь идет о позициях Запада, с одной стороны, и России и Китая — с другой. НАТО, ЕС, и Совет Безопасности осудили обстрел территории Турции со стороны Сирии. В то же время они призвали стороны проявлять „максимум сдержанности“, поскольку вооруженный конфликт между двумя соседними странами дестабилизирует обстановку в масштабах всего Ближнего Востока. К сдержанности Турцию призвала и Москва. Она рекомендовала Анкаре и Дамаску пойти на восстановление двусторонних контактов, чтобы в дальнейшем не только совместно контролировать ситуацию в приграничной зоне, но и навести политико-дипломатические „мосты“ друг с другом.

Как пишет в этой связи турецкая газета Milli gazete, » после того, как российский МИД заявил о том, что сирийские власти представили произошедшее в Акчакале как трагический инцидент, стало очевидно, что один конец «сирийской веревки» в руках русских". Другой — держит Запад. И не только он. По мнению газеты Yeni Şafak, «в сирийском кризисе, помимо Запада, России и Китая, оказались прямо завязанными Иран, Ирак, Ливан, Палестина и Израиль», а также глобальные " мусульмано-христианские и суннитстко-шиитские противоречия". Поэтому для Турции складывается сложная ситуация: она, вопреки своим прежним прогнозам, оказывается не только один на один с Сирией, но и превращается в заложницу большой геополитики. Отметим, о невозможности войны между двумя сопредельными странами говорят и турецкие эксперты. Так ведущий телеканала TRT Ахмет Бахчеджилер обращает внимание на то, что «Турция, имея хорошие отношения с Западом и с НАТО, в плане нефти и газа очень зависит от России и Ирана, поэтому ей рискованно совершать движения только в одной из сторон». Тем не менее, велика опасность того, что в перспективе при подготовке документа по сирийскому урегулированию Турцию могут исключить из мирного процесса как " вовлеченную в конфликт сторону". Тем более, что турецкая дипломатия не подготовила запасной сценарий по урегулированию сирийского кризиса, особенно с учетом появления в регионе государства Курдистан.

Поэтому Москва предложила выход из этой ситуации. Она призвала Анкару и Дамаск пойти на восстановление двусторонних контактов, чтобы в дальнейшем не только совместно контролировать ситуацию в приграничной зоне, но и навести политико-дипломатические «мосты» друг с другом. Удастся ли это сделать турецким политикам, сказать сложно, ведь речь идет о смене принятой версии сирийского кризиса. К тому же в Турции нет по этой проблеме политического консенсуса. Главная оппозиционная Республиканская народная партия проголосовала против предложения правительства в парламенте, и, согласно опросам, турецкая общественность также настроена резко против втягивания страны в вооруженный конфликт с Сирией. Плюс к этому и то, что Турция из-за кризиса в Европе и «арабской весны» в регионе входит в сложный период развития своей экономики: начинается спад. Так что для Анкары наступает момент для самых серьезных решений.

По материалам сайта Военное обозрение.

Станислав Тарасов. Царства войны: Турция, Иран и «курдский джокер»
Официальный представитель Пентагона Джон Кирби сообщил, что США намерены «в течение недели направить около 400 американских солдат для обучения военных подразделений т.

Станислав Тарасов: Кто и что сегодня угрожает Турции
Анкара собирается просить НАТО разместить в Турции ракеты Patriot из-за обострения напряженности на турецко-сирийской границе.

Станислав Тарасов: Анкару заставили одну таскать "каштаны из сирийского огня"
Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган в интервью американской газете The Washington Post сделал ряд важных заявлений.

Станислав Тарасов: Сирийский конфликт трансформируется в "битву" суннитов с шиитами
11 августа Турцию с очередным визитом посетит госсекретарь США Хиллари Клинтон.


  • Сторона,
  • Турция,
  • Сирия,
  • Война,
  • Кризис
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: