Наполеон не хотел идти в Россию?

Как считают историки, французский император понимал губительность войны с Россией

«Если я займу Киев, я возьму Россию за ноги, если я овладею Петербургом, я возьму ее за голову.


Но если я войду в Москву, я поражу Россию в самое сердце». Эти слова Наполеона, которые он якобы произнес накануне вторжения в Россию, известны каждому со школьной скамьи. Исходя из этих слов, план Наполеона напасть на Россию и занять Москву долгое время считался непреложным фактом.

Однако фраза эта вышла из-под пера аббата де Прадта, представителя Наполеона на территории Польши во время войны 1812 года. К своим мемуарам он приступил спустя несколько лет после описанных событий, и они столь переполнены выдумками, что верить им невозможно.

А чему можно верить? Официальным документам, уверен президент Общероссийского военно-исторического общественного движения, историк, автор книг «Армия Наполеона», «Аустерлиц: Наполеон, Россия и Европа в 1799-1805 году» Олег Соколов.

Сейчас он работает над новой книгой, посвященной войне 1812 года. Описанные в ней события основаны исключительно на фактах — приказах и прочих документах, сохранившихся доныне в российских и французских архивах. При этом, убежден Олег Соколов, читателей ждет несколько сенсационных открытий. Одно из них — план военной кампании Наполеона против России.

Говоря о войне 1812 года, нужно вспомнить, что к этому времени Россия и Франция были союзниками. В 1807 году между ними был заключен Тильзитский мир. Согласно его условиям Россия присоединялась к континентальной блокаде Англии, признавала все завоевания Наполеона в Европе. Она даже воевала на стороне Франции с австрийцами. И хотя это более походило на видимость боевых действий — во время боев между русскими и австрийцами погибли 3 солдата — тем не менее официально отношения Москвы и Парижа были союзническими.

Вот только если Наполеон стремился к долгой и прочной дружбе с Россией, то Александр I с самого начала воспринимал этот союз как временное перемирие. И дело не только в том, что в обществе его упрекали за позорные условия Тильзитского договора. Российские правящие круги серьезно беспокоило растущее могущество Французской империи. Кроме того, Наполеон возродил Польшу, что было совсем неприемлемо для России, рассказывает Олег Соколов «Голосу России».

«Как известно, в 1772-1795 годах Польша была трижды разделена между Австрией, Пруссией и Россией. Россия получила самые большие польские территории. Страна Польша исчезла. И вот Наполеон восстановил ту ее часть, которая была когда-то отторгнута в пользу Пруссии и Австрии. Таким образом, к 1810 году Польша фактически возродилась, хотя формально она называлась Герцогство Варшавское,» — продолжает Олег Соколов.

«Но без земель, отошедших России, Польша была явно незавершенной. И со стороны поляков можно было ожидать действий, направленных на дальнейшее восстановление страны. Поэтому среди русских правящих кругов зрело решение нанести превентивный удар по герцогству Варшавскому, уничтожить его, затем поднять восстание среди тех европейских стран, которые недовольны политикой Наполеона, и нанести решающий удар по Франции. Эта точка зрения, которую Александр разделял, стала господствующей среди верхушки русского общества в 1811 году», — отмечает историк.

Наполеону об этих замыслах поведал главнокомандующий войск герцогства Варшавского Юзеф Понятовский. С февраля 1811 года он начал забрасывать французского императора письмами с криками о помощи, продолжает Олег Соколов.

«На нашей границе концентрируется русская армия, — пишет Понятовский.- Ее задача — атаковать герцогство Варшавское и уничтожить его. Александр хочет провозгласить себя польским королем. Сир, они нас атакуют если не завтра, то послезавтра. Спасите! Мы выполним свой долг и будем сражаться до последнего, но русские нас просто затопчут. Нас 40 тысяч, а их 200 тысяч».

«Уже в 1811 году был отдан приказ об эвакуации Варшавы. Все архивы, все боеприпасы были вывезены подальше от границы. Сотни писем и рапортов ложатся на стол Наполеона. И если сначала он считал, что поляки преувеличивают и сами стремятся посеять конфликт, то к лету 1811 года он не сомневается в том, что русская армия готовится к удару по герцогству Варшавскому и затем к уничтожению наполеоновской Франции», — отмечает историк.

Действительно, в феврале 1811 года был отдан приказ о перемещении русских войск к польской границе. Донесения о предстоящем наступлении России пачками поступают в Париж. И ровно через год, в феврале 1812 года, Наполеон приказывает войскам Великой армии собраться у границ России. Но что же задумал император французов? Изучив документы, Олег Соколов судит об этом со всей определенностью.

«Можно верить только тем приказам, которые в феврале-мае 1812 года были отданы Наполеоном маршалу Даву, Евгению Богарне, принцу Жерому Бонапарту. Их десятки, этих приказов, и в них совершенно четко просматривается план Наполеона. Он состоит в том, чтобы разгромить русскую армию на линии Вислы под Варшавой. Удержать наступление русской армии на Варшаву под своим правым крылом, куда будут входить четвертый, пятый, шестой, седьмой, восьмой корпуса Великой армии, а левым крылом, состоящим из первого, второго, третьего корпусов, а также трех кавалерийских корпусов, нанести мощный удар с севера и разгромить русскую армию у Варшавы».

«То есть это война на территории Польши, которую Наполеон рассчитывал закончить примерно за 20 дней,- рассказывает историк. — После этого с Россией предполагалось заключить победоносный мир, который принес бы восстановление если не всей Польши в границах 1772 года, то по крайней мере ее значительной части, плюс другие политические условия, которые бы гарантировали спокойствие Французской империи с восточной стороны».

Этот план оставался в силе до июня 1812 года. Но ни в апреле, ни в мае, ни в начале июня 1812 года русская армия не перешла в наступление. Русское командование было очень хорошо осведомлено о том, что происходит во Франции. Разведчики работали весьма активно. В частности, из Парижа были переданы подробнейшие донесения о передвижениях французской армии. И когда в Москве увидели те гигантские силы, которые Наполеон двинул к русским границам, наступательный пыл как-то сразу поутих.

«Когда русское командование получило сведения о том, какие огромные силы собираются с другой стороны, их желание наступать пропало. Но наполеоновская-то армия уже продвигалась к границам. Полки тянулись из Милана и Амстердама, из Парижа и Валенсии, — отмечает Олег Соколов. — Многие солдаты прошли по три-четыре тысячи километров до назначенных пунктов сбора. И когда в начале июня эта армада приблизилась к Неману, остановиться она уже просто не могла, иначе, как саранча, в один-два дня объела бы все вокруг. И так как русская армия не предприняла наступательных операций, Наполеон принял решение самому перейти через Неман. Но он был абсолютно уверен, что русские ждут его на другой стороне реки, чтобы там дать решающую битву. То есть в новом плане кампании ни о Москве, ни о Петербурге речи тоже не было».

«Речь шла о форсировании Немана, ударе по русской армии, занятии Вильно и заключении победоносного мира. Во всех приказах, вышедших до 24 июня — момента перехода через Неман, говорится о 20-дневной кампании. О том, что нужно иметь продовольствие на 20 дней, боеприпасы на 20 дней и так далее. Даже когда его армия форсировала Неман, император не сомневался, что русские вот-вот бросятся ему навстречу и произойдет сражение, которое решит участь войны. Именно поэтому Наполеон готовил не длительную войну, а один бескомпромиссный удар, после которого не должно было остаться никаких вопросов», — рассказал Олег Соколов.

Таким образом, Наполеон рассчитывал на короткую победоносную военную операцию. Войну на территории Польши. Войну исключительно политическую, чтобы после заключения мира остаться с Александром друзьями и союзниками.

Но русская армия начала свое отступление, и все планы императора французов рухнули. Война пошла совершенно по другому сценарию и завершилась абсолютно непредсказуемо для не знавшего поражений Наполеона. Его военный гений не смог проникнуть в русскую душу. И даже этот первый урок ничему не научил великого стратега. Чуть позже Наполеона повергнет в шок московский пожар — удар, от которого император Франции так и не смог оправиться.

Об этом сообщает Военное обозрение.

Литовские водители несколько суток не могут попасть в Россию
Литовские водители несколько суток не могут попасть в Россию Аналогичные проблемы у литовских перевозчиков возникают на российской границе в Латвии.

США не хотят видеть в России врага
США не хотят рассматривать Россию как своего врага и не ищут противостояния с ней, но Вашингтон также будет защищать своих союзников.

Бордюжа: беженцы из Украины не создают проблем в России и Белоруссии
МИНСК, 5 фев — РИА Новости, Алексей Букчин. Беженцы из Украины не создают проблем в России и Белоруссии, заявил генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа в пятницу журналистам.

Баскетболист Карасев не планирует возвращаться в Россию
Защитник клуба «Бруклин Нетс» Сергей Карасев не планирует возвращаться в Россию, а хочет закрепиться в Национальной баскетбольной ассоциации (НБА). Об этом он рассказал ТАСС.


  • Наполь,
  • Наполеон,
  • ОЛЕГ,
  • Армия,
  • УДАР
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: