П. И. Энгельгардт – герой, принявший смерть от рук французских захватчиков.

Говоря о русском партизанском движении, нельзя не упомянуть и о Павле Ивановиче Энгельгардте, человеке благородного дворянского происхождения и настоящего патриота России.



Павел Энгельгардт появился на свет в 1774 году в дворянской семье, проживавшей в Поречском уезде Смоленской губернии. Воспитывался в сухопутном Кадетском корпусе, из которого в 1787 году был выпущен в чине поручика и отправился служить дальше в Военную коллегию. В отставку Энгельгардт вышел в звании подполковника и отправился жить в своё родовое поместье Дягилево Смоленской губернии.

Гравюра Ж.-П.-М. Жазе «Военная казнь. Расстрел подполковника Энгельгардта»

Во время французской оккупации России в 1812 году, когда наполеоновцы захватили Смоленск, Павел Иванович вместе с несколькими другими помещиками вооружил своих крестьян (а это, как минимум, 78 человек его дворовых людей), организовав партизанский народный отряд. Отряд Энгельгардта, умело им руководимый, наносил довольно серьёзный ущерб неприятелю, грабя французские обозы и нападая на отдельные группы французов, которые мародерствовали по всему уезду. По свидетельствам очевидцев, на счету самого Энгельгардта было 24 убитых французских солдата.

Однако, поддавшись французским посулам об освобождении из крепостной повинности и обретению собственной земли в случае победы Наполеона, крестьяне предали Павла Ивановича, выдав его врагу.

Арестованный Энгельгардт до суда содержался в Спасской крепости в Смоленске. Военный французский суд приговорил 3 октября 1812 года Павла Ивановича Энгельгардта к казни – «к расстрелянию».

После вынесения приговора французы ещё около двух недель медлили с его исполнением, всячески склоняя партизана-героя к службе в наполеоновской армии, но Энгельгардт был непреклонен – негоже русскому человеку предавать свою Родину.

Подробности его расстрела, случившегося 15 октября, известны нам по письму своей супруге отца Никифора, исповедовавшего Павла Энгельгардта перед кончиной и сопровождавшего его на место расстрела за Молоховские ворота Смоленской крепостной стены.

Вот что он пишет: «Он весь день был покоен и с веселым духом говорил о кончине, судьбою ему назначенной, …– За Молоховскими воротами, в шанцах, начали читать ему приговор, но он не дал им дочитать, закричал по-французски: «полно врать, пора перестать. Заряжайте поскорей и пали! Чтоб не видеть больше разорения моего отечества и угнетения моих соотечественников». Начали ему завязывать глаза, но он не позволил, говоря: «Прочь! Никто не видел своей смерти, а я ее буду видеть». Затем коротко помолился и велел стрелять.

Французы и тут не хотели отступать от задуманного, — прострелив ногу Павлу Ивановичу, — пообещали вылечить его, если Энгельгардт согласится перейти на их сторону. И только получи окончательный отказ, был дан залп из 18 зарядов, три из которых пронзили тело несчастного героя. Окончательный выстрел в висок покончил со страданиями Павла Энгельгардта от болезненных ран.

Упоминание о подвиге Павла Ивановича Энгельгардта увековечено на мемориальной доске одной из церквей 1-го Кадетского корпуса, где когда-то обучался этот заслуживающий светлой памяти человек.

Примечательна также история с ещё одним памятником Энгельгардту. Вдова Павла Ивановича на месте его казни с южной стороны Смоленской стены соорудила скромный памятник.

В 1833 году российский император Николай I, уже выезжая из города, заметил этот ветшающий памятник и распорядился установить новый монумент.

Памятник был отлит из чугуна на Александровском литейном заводе и установлен на прежнем месте (после 1917 года он был демонтирован и сгинул в лихую годину). На том памятнике была выгравирована надпись: «Подполковнику Павлу Ивановичу Энгельгардту, умершему в 1812 году за верность и любовь к Царю и Отечеству», добавлять к которой что-либо излишне.
Об этом сообщает Военное обозрение.

Герой лагеря смерти «Собибор»
Поколение победителей, уничтоживших самую страшную и жестокую силу двадцатого века – фашизм, уходит.

Смерть от девичьей руки
Малоизвестные факты о судьбах пяти лучших женщин-снайперов Великой Отечественной войны Со времен Некрасова русская женщина научилась не только коня на скаку останавливать и входить в горящую избу, но и великолепно обращаться со снайперской винтовкой.

Русская Жанна д’Арк Мария Бочкарева и ее женский «батальон смерти»
Из семьи неграмотных крестьян, Мария Бочкарева была явно неординарной личностью.

На Урале зафиксирован первый в России случай смерти от клещевого энцефалита
Пострадавший провёл в реанимации 5 дней, но медики так и не смогла спасти его жизнь.


  • Павел,
  • Энгельгардт,
  • ИВАН,
  • Подполковник,
  • Место
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: