История одного предательства: как Горбачев Германию объединял

В Германии 3 октября национальный праздник – День германского единства.

22 года назад, 3 октября 1990 года, Германская Демократическая Республика официально вошла в состав Федеративной Республики Германия. Разделенная на несколько десятилетий немецкая нация, таким образом, обрела государственное единство.

Правда, уже тогда многие восточные немцы назвали происшедшее гораздо более подобающим именем – «аншлюсом» ГДР со стороны ФРГ. Но на такие условия воссоздания единого германского государства, выдвинутые руководством ФРГ, согласился ключевой игрок тогдашней мировой арены – СССР в лице Михаила Горбачева и его окружения. Более того, тогдашний советский лидер начал процесс объединения Германии за спиной у руководства ГДР – с сепаратных переговоров с западногерманским канцлером Гельмутом Колем и президентом США. И только потом лидеры ГДР были поставлены в известность о намерениях Горбачева «воссоединить» Германию.

Предательство ГДР со стороны вроде бы главного союзника – СССР? Бесспорно. Но главными проигравшими от такого объединения оказались даже не восточные немцы: германская нация худо-бедно все же воссоединилась. Главной проигравшей стороной в конечном итоге стала… русская нация, которая после последовавшего вскоре распада СССР превратилась в нацию разделенную. Повторила, так сказать, судьбу немцев конца 1940-х гг. И, как это ни прискорбно признать, при нынешнем руководстве России и постсоветских государств никаких реальных предпосылок для воссоединения русских пока не просматривается. Но все же вернемся к истории объединения Германии.

Первый решающий шаг в данном направлении был сделан в октябре 1988 года, когда в Москву приехал с визитом г-н Коль. До этого, правда, канцлер уже закинул Горбачеву «удочку» по поводу возможного объединения Германии. И получил очень обнадеживающий ответ: советский лидер написал Колю письмо, в котором впервые появились слова о необходимости «новой главы» в отношениях между нашими странами.

Ободренный Коль заспешил в Москву, где его ждал самый радушный прием. 28 октября 1988 года в Екатерининском зале Кремля между Горбачевым и Колем состоялся, можно сказать, переломный разговор. Правда, затем Горбачев несколько поскромничал, описав на заседании Политбюро ЦК КПСС прошедшие переговоры с Колем следующим образом: «Пока перелома не наступило, но сильный толчок для движения вперед на этом важном направлении дан». Горбачев, конечно, лукавил: перелом к тому времени уже наступил (во всяком случае, в его голове). Впереди оставалась хоть и масса работы, но уже в значительной мере, так сказать, прикладного характера.

В июне следующего года уже Горбачев приезжает к Колю и подписывает с ним совместное заявление. Сам Гельмут Коль характеризует сей документ как некую черту, подведенную под прошлым, и одновременно как источник, освещающий путь в будущее. Горбачев, со своей стороны, называет документ «прорывом».

После этого руководители СССР и ФРГ еще не раз встречаются для выработки конкретного механизма объединения Германии; в числе этих встреч – и знаменитые переговоры «без галстука» в столь родном для Михаила Сергеевича Ставрополье. И на каждой из этих встреч советский лидер, по сути, сдает одну позицию за другой, соглашаясь в итоге на объединении Германии на условиях, выдвинутых Колем. Ну как после этого немцам не причислить Горбачева к «отцам-основателям» нынешней Германии!

А параллельно Горбачев ведет переговоры с лидерами западных держав. Ведь вплоть до своего объединения германский суверенитет, мягко говоря, оставлял желать лучшего: как проигравшее войну и принявшее в 1945 году условия полной и безоговорочной капитуляции, германское государство находилось, по сути, под международным контролем стран-победительниц.

На международном поприще Горбачеву и его окружению, кстати, тоже пришлось немало постараться, чтобы убедить ту же Маргарет Тэтчер дать свое согласие на воссоединение Германии. И французского президента Франсуа Миттерана поначалу тоже пришлось уговаривать. Но в конце концов консенсус стран-победительниц был достигнут, и в 1990 году они согласились предоставить объединенной Германии полный суверенитет, подписав Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии.

Что же получил СССР (повторим, ключевой актор тогдашней мировой арены) в результате объединения Германии? А он должен был, во-первых, срочно вывести из Восточной Германии все свои войска. И хотя ФРГ дала СССР денег на вывод войск, их явно не хватило, чтобы в одночасье перебазировать такую громадную военную группировку.

Во-вторых, СССР предоставил объединенной Германии полный карт-бланш в отношении того, в какой военно-политический союз она захочет войти. Никаких гарантий нейтралитета Германии Горбачев не потребовал, хотя изначально мог сделать это условие предварительным ко всем прочим.

В итоге российские войска были оперативно выведены из Германии, многие части – буквально в открытую русскую степь. А Германия осталась в НАТО, и войска Североатлантического альянса потом начали тихий «дранг нах остен», включив в свою орбиту территорию и объединенной Германии, и восточноевропейских государств, и даже Прибалтики. Политически СССР/Россия тоже фактически потеряли эти территории: они попали в орбиту Запада. Все это – непосредственные плоды тех переговоров по объединению Германии, которые провел Горбачев.

Что же он получил взамен от своих западных «партнеров»? Предоставим слово авторитетному специалисту Валентину Фалину, работавшему и послом СССР в ФРГ, и возглавлявшему при Горбачеве Международный отдел ЦК КПСС.

«Так почему он (Горбачев) не добился хотя бы достойных «отступных»? – спросила Валентина Фалина несколько лет назад корреспондент «Известий». – О каких суммах могла идти речь?».

«124 млрд марок в порядке «компенсации» (за объединение Германии. – Прим. KM.RU) – такая сумма называлась при канцлере Эрхарде, – пояснил Фалин. – В начале 80-х – 100 млрд марок за то, чтобы мы отпустили ГДР из Варшавского договора и она получила бы нейтральный статус по типу Австрии. Я сказал Горбачеву: «У нас все возможности, чтобы добиться для Германии статуса безъядерной территории и не допустить расширения НАТО на восток; по опросам, 74% населения нас поддержит». Он: «Боюсь, поезд уже ушел». На деле он им сказал: «Дайте нам 4,5 млрд марок накормить людей». И всё. Даже не списал долги Советского Союза обеим Германиям, хотя одно наше имущество в ГДР стоило под триллион!»

Вот как объединял Германию Михаил Горбачев.

Об этом сообщает Военное обозрение.

Истории измен и как от этого вылечиться
Сегодня многие из нас все с большей легкостью меняют половых партнеров, пытаются разнообразить свою интимную жизнь, возводят качество полового акта в основополагающую ценность отношений.

История одной любви: как запорожанке из зоны АТО «мамонтенка» доставляли
Жительница Запорожья Любовь Леонова почти два года искала собаку, похожую на ее французского бульдога, который умер от рака. Мечту женщины помогли осуществить военные.

История одного предательства, или шесть веков между Червонной Русью и бандеровской Галичиной
В январе 1254 года Даниил Галицкий первым из русских князей пошел на сближение с Западом, приняв из рук Папы Иннокентия IV королевский титул.

Гедикян: в сюжете фильма «История одного сумасшедшего» отражена история человечества
ЕРЕВАН, 13 июл — Новости-Армения. Судьба армянина — героя фильма «История одного сумасшедшего» (Une Histoire de Fou) отражает историю всего человечества, сказал в понедельник журналистам французский режиссер, продюсер, сценарист и…


  • Германия,
  • Горбачев,
  • СССР,
  • Объединение,
  • ГДР
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: