Задолго до «Арматы». Отечественные танки с передним расположением двигателя

С момента первых сообщений о программе «Армата» стали появляться самые разные идеи по поводу новой бронеплатформы и основного боевого танка на ее основе.

Среди прочих версий фигурировала та, которая касалась компоновки новой машины. Предлагались идеи о размещении моторно-тронсмиссионного отделения нового танка в передней части бронированного корпуса, и в пользу этой версии приводился ряд аргументов конструктивного характера. После появления фотографии макета самоходной артиллерийской установки на базе платформы «Армата» сторонники версии о переднем МТО укрепились в своем мнении. Споры относительно компоновки новых бронемашин, вроде бы, утихли. Зато началось другое обсуждение. На всех предыдущих советских и российских танках двигатель и трансмиссия традиционно располагались в задней части корпуса. Ряд любителей военной техники и даже журналисты стали обвинять конструкторов «Арматы» в отходе от традиций и даже стали говорить о каком-то конце отечественной танковой школы. В доказательство этих слов приводилась компоновка израильских танков семейства Merkava, которые так же имеют двигатель в передней части корпуса. Тем не менее, давно известно, что израильтяне не были первыми в продвижении подобной компоновке бронемашин, а советские инженеры экспериментировали с ней еще за несколько лет до образования Израиля.

А-44

В самом начале 1941 года конструкторы Харьковского машиностроительного завода №183 под руководством А.А. Морозова в инициативном порядке начали разработку проекта, получившего обозначение А-44. В это время харьковские инженеры работали над развитием танка Т-34, который предлагалось снастить обновленным корпусом и новой ходовой частью. В ходе научных и тактических изысканий конструкторский коллектив пришел к выводу, что текущие тенденции развития танкостроения не оставляют особого выбора. Новые средние танки имели такое же вооружение, как и последние тяжелые. При этом средние бронемашины были быстрее и маневреннее. Результат столкновения средних и тяжелых танков больше не был заранее понятным. Исходя из этого, Морозов и его сотрудники предложили усилить вооружение среднего Т-34 и соответствующим образом доработать его конструкцию.



Однако простой доработки конструкции не вышло. Предварительные расчеты центровки танка А-44 показали, что самым разумным решением будет размещение боевого отделения в корме танка, а трансмиссию и двигатель стоит переместить в переднюю и среднюю части корпуса соответственно. При такой компоновке можно было одновременно обеспечить должные уровни защиты и огневой мощи, а также оставить достаточные внутренние объемы для размещения экипажа и солидного боекомплекта. К концу апреля 41-го был подготовлен эскизный проект, подразумевавший создание на одной базе сразу трех танков с различным вооружением и бронированием. Так, толщина лобовой брони трех вариантов А-44 равнялась 75, 90 и 120 миллиметрам, а бортовой – 60, 70 и 100 мм. Для того времени это было более чем хорошо. Большинство противотанковых пушек, созданных в конце тридцатых, могло бы только оставить вмятины на катаных листах такой толщины. Однако ценой хорошей защиты, в первую очередь, стала большая масса. Самый легкий и слабо защищенный вариант А-44 по расчетам весил 36 тонн, самый тяжелый – все пятьдесят.

Особый интерес представляет компоновка внутренних объемов бронекорпуса. В передней его части, за толстой броней, предлагалось разместить трансмиссию. Это были многодисковый главный фрикцион сухого трения, механическая коробка передач, по два бортовых фрикциона и одноступенчатых бортовых редуктора. Сразу же за агрегатами трансмиссии находилось рабочее место механика-водителя и только за ним, в средней части машины, располагалось моторное отделение. Объемы двигательного отсека позволяли установить в него дизель В-5 (600 л.с.) или В-6 (850 л.с.), в зависимости от конкретного типа танка. 36-тонный вариант А-44 предполагалось оснащать менее мощным двигателем, а среднюю и тяжелую версии – 850-сильным В-6. Все варианты силовой установки обеспечивали удельную мощность на уровне в 15-18 л.с. на тонну веса. Для танков начала сороковых это считалось достаточным. Ходовая часть всех трех А-44 была почти одинаковой, все различия касались амортизации. С каждого борта танк имел по семь опорных катков и по четыре поддерживающих. Опорные катки имели торсионную подвеску. Ведущее колесо-звездочка цевочного зацепления, как понятно из компоновки трансмиссии, размещалась в передней части машины. Направляющее колесо, в свою очередь, находилось в кормовой части корпуса.
Расчетные ходовые характеристики перспективных танков семейства А-44 были достаточно велики. Самый легкий из них мог разгоняться на шоссе до 65 км/ч, самый тяжелый – до 53 км/ч. Запас хода, в зависимости от конкретного типа колебался от 250 до 300 километров.

Спектр вооружения танков А-44 был достаточно широк. В качестве основного оружия предлагались 57-мм пушка ЗиС-4, 76-миллиметровая ЗиС-5 или даже ЗиС-6 калибра 105 миллиметров. Во всех трех случаях предусматривалась установка одного или двух спаренных пулеметов ДТ. Боекомплект 57- и 76-миллиметровых орудий составлял по 160 выстрелов, что касается снарядов для 105-мм пушки, то в боевом отделении помещалось только 60 штук. Вспомогательное вооружение А-44 состояло из одного или двух спаренных с орудием пулеметов ДТ, пулеметов в рубке за рабочим местом механика-водителя и в задней части башни. Кроме того, в командирской башенке можно было поставить установку для пистолета-пулемета ППШ или зенитную спарку пулеметов. Общий боекомплект всех пулеметов составлял 2600 патронов.

(картинка alternathistory.org.ua)

Экипаж танков А-44 всех версий состоял из пяти человек. Механик-водитель располагался в передней части машины, слева от продольной оси. Сразу за ним, в специальной рубке с пулеметом, находилось рабочее место стрелка-радиста. Командир, наводчик и заряжающий, в свою очередь, размещались в башне. В распоряжении командира была небольшая башенка на крыше основной башни, которая оснащалась наблюдательными приборами и амбразурой. Посадку и покидание танка предлагалось осуществлять через три люка: один на рубке стрелка-радиста, два других – на крыше башни. Поскольку экипаж танка был разделен и работал в двух отдельных объемах, предполагалась установка на А-44 танкового переговорного устройства и световой сигнализации для взаимодействия командира и механика-водителя.

В мае 1941 года все три варианта танка А-44 вместе с макетом были представлены комиссии Главного автобронетанкового управления. Проект был признан удачным и конструкторам рекомендовали продолжить разработку. Согласно решению комиссии, основные работы по теме А-44 следовало начать к концу лета того же года и к январю 42-го построить опытный образец одной из конструкций. Скорее всего, прототипом мог стать легкий вариант танка: комиссия ГАБТУ рекомендовала сократить боевую массу нового танка до 28-30 тонн. Однако нападение Германии перечеркнуло планы по созданию перспективного семейства бронемашин на единой базе. Необходимость эвакуации Харьковского машиностроительного завода, а также новые требования времени так и не дали построить хотя бы один прототип А-44. Более того, не удалось даже завершить подготовку документации для сборки опытного образца.

«Объект 416»

Возвращение к альтернативным схемам компоновки танка состоялось только через десять лет после закрытия проекта А-44. Стоит отметить, к тому времени расположение двигателя не в корме де-факто стало стандартом для самоходных артиллерийских установок. Поэтому ряд проблем этой компоновки уже был решен и можно было спокойно внедрять ее в другие классы бронетехники. В самом начале пятидесятых годов конструкторский коллектив А.А. Морозова работал над вопросом уменьшения лобовой проекции перспективного танка. Второй вопрос, стоявший перед инженерами, касался начальной скорости снаряда. Перспективный танк должен был иметь возможность уничтожать не только средние бронемашины противника, но и тяжелые. Для этого требовалось длинноствольное орудие, вписать которое в габариты танка классической компоновки было, как минимум, очень сложно, если вообще возможно.



В 1950 году появилась первая итерация проекта «Объект 416». Этот перспективный танк объединял в себе все желаемые характеристики одновременно. Благодаря ряду оригинальных решений «Объект 416» имел максимальную высоту не более 180-185 сантиметров и нес 100-мм пушку с длиной ствола в 55 калибров. По расчетам, такое орудие могло посылать к цели калиберный снаряд с начальной скоростью немногим более километра в секунду. Подкалиберный боеприпас, соответственно, имел еще большую скорость. Характерной чертой «Объекта 416» стала относительно малая масса при солидном вооружении: максимальный боевой вес танка не превышал тридцати тонн. Однако за огневые и весовые качества пришлось заплатить, прежде всего, уровнем защиты. Максимальная толщина броневых листов корпуса равнялась 75 миллиметрам, а литой башни – 110 мм. Даже у более старого танка Т-44 броня была толще.

Компоновка «Объекта 416» в некоторой мере напоминала А-44, однако имела ряд значительных отличий. Так, в передней части бронекорпуса устанавливалась не только трансмиссия, но и дизельный двигатель мощностью около 400 лошадиных сил. Через пятискоростную коробку передач и планетарные механизмы поворота крутящий момент двигателя передавался на ведущие колеса в передней части машины. Ходовая часть «Объекта 416» оснащалась шестью опорными катками с торсионной подвеской на каждый борт. По «моде» того времени опорные катки имели большой размер и одновременно выполняли функции поддерживающих роликов.

В задней части машины располагалось боевое отделение с вращающейся башней. Примечательно, что сравнительно большие горизонтальные размеры последней позволили разместить рабочие места всех четырех членов экипажа в одном объеме. Правда, необходимость поворота башни потребовала разработать систему стабилизации места механика-водителя. В итоге удалось сделать уникальную для танкостроения вещь: несмотря на угол разворота башни, механик-водитель, находившийся внутри нее, всегда смотрел вперед по ходу движения. Специальная платформа внутри обитаемого объема компенсировала разворот башни. Единственное неудобство для водителя представляло перемещение его рабочего места из стороны в сторону. Тем не менее, предполагалось, что тренировки помогут свыкнуться с этой особенностью танка. Рабочие места командира машины и наводчика были гораздо более привычными и не требовали особого привыкания, что нельзя сказать о месте, предназначенном для заряжающего. Поскольку танк «Объект 416» имел уникально малую высоту, все внутренние объемы были соответствующими. Из-за этого заряжающий уже не мог стоять на полу боевого отделения, ему приходилось либо сидеть на небольшом посадочном месте, либо стоять на коленях. В таких условиях переноска 100-мм унитарных выстрелов была далеко не простым делом.



Вероятно, работа с менее тяжелыми и крупными снарядами была бы проще, но в качестве основного оружия для «Объекта 416» была выбрана пермская пушка М-63, сделанная на базе танкового орудия Д-10. От прототипа М-63 отличалась длинным стволом в 55 калибров, а также новым многокамерным дульным тормозом оригинальной конструкции. Помимо новой пушки на перспективном танке предлагалось установить оригинальные подвесные устройства. Благодаря им экипаж имел возможность наводить орудие по горизонтали не только поворотом башни. Тонкая наводка осуществлялась в пределах сектора шириной 20°. По вертикали пушка качалась от -6° до +35°. В укладках боевого отделения размещалось 35 снарядов. Дополнительное вооружение «Объекта 416» изначально состояло из одного спаренного с пушкой пулемета СГМТ.

Первоначально проект «Объект 416» предлагался в качестве нового среднего танка с повышенной огневой мощью. Однако ограничения по массе и, как следствие, слабое бронирование заставили инженеров пересмотреть класс бронемашины. Лобовая броня в 75 миллиметров уже не обеспечивала требуемый уровень защиты. Поэтому танк «416» вскоре после окончания подготовки эскизного проекта превратился в самоходную артиллерийскую установку. В связи с этим было проведено несколько изменений конструкций, но основная масса технических решений осталась прежней. Уже в статусе САУ «Объект 416» был построен в единственном экземпляре. В 1952 году прототип, иногда именуемый СУ-100М, прошел государственные испытания, по результатам которых было решено не принимать установку на вооружение. Дело в том, что новая самоходка не имела практически никаких преимуществ перед существующими типами. Кроме того, ряд агрегатов, как то система поворота рабочего места механика-водителя или подвесные устройства пушки, значительно усложнял конструкцию, затруднял техническое обслуживание и приводил к увеличению стоимости всей боевой машины. В результате единственный собранный «Объект 416» был передан в танковый музей города Кубинка, где и хранится до сих пор.

«Лидер 2000-2005»

В самом конце восьмидесятых годов на Ленинградском Кировском заводе начали разработку проекта с шифром «Лидер 2000-2005». Как ясно из названия, этот танк должен был стать основой отечественных бронетанковых сил в начале XXI века. Развивая текущие тенденции эволюции основных танков, инженеры ЛКЗ решили отказаться от ряда привычных решений, в том числе и от классической компоновки. В результате появился еще один проект танка, чьи двигатель и трансмиссия располагаются в передней части. Кроме того, проект «Лидер 2000-2005» стал одной из первых отечественных разработок, где особое внимание уделялось повышенному уровню защиты экипажа.

Стоит отметить, первым шагом по повышению уровня защиты было именно моторно-трансмиссионное отделение в передней части корпуса. Таким образом, снаряд, пробивший лобовую броню танка, останавливался двигателем, пусть даже и ценой работоспособности последнего. Тем не менее, лобовую защиту нужно было еще пробить. Композитный лобовой пакет «Лидера» был эквивалентен гомогенной плите толщиной в 800-900 миллиметров, что достаточно для защиты от большинства имевшихся тогда противотанковых средств. В средней части бронекорпуса перспективного танка располагалось отделение управления, представлявшее собой герметичный объем со стенками большой толщины. Благодаря этому решению вероятность поражения экипажа сокращалась в несколько раз. Примечательно, что особое внимание в отношении защиты не сказалось негативно на ходовых качествах проектного танка. С газотурбинным двигателем мощностью порядка 1700 л.с. «Лидер 2000-2005», согласно расчетам, разгонялся по шоссе до 90-95 км/ч.

Поскольку экипаж танка из двух человек должен был работать в отделенном от всего забронированном объеме, инженерам ЛКЗ пришлось разработать необитаемое боевое отделение. В нем, внутри бронированного корпуса, размещался двухкольцевой автомат заряжания с боекомплектом и системой подачи выстрелов наверх, к орудию. Над уровнем крыши корпуса, в свою очередь, монтировалась небольшая башня характерной формы с установленной в ней 152-мм пушкой. На момент разработки проекта «Лидер 2000-2005» такое орудие существовало только в виде примерных требований, определенных разработчиками танка. По этой причине нельзя говорить о каких-либо конкретных огневых характеристиках. Рядом с пушкой предлагалось установить спаренный пулемет, ПКТ или КПВТ. Оригинальное размещение экипажа потребовало создать системы дистанционного наблюдения, а также управления наведением и огнем.

Для своего времени, равно как и для нынешнего, проект «Лидер 2000-2005» был более чем смелым. Поэтому потенциальный заказчик смотрел на него с определенным недоверием. Кроме того, еще до окончания подготовки эскизного проекта распался Советский Союз. У военных и у конструкторов попросту не оказалось денег для продолжения создания нового танка. В результате «Лидер», не будучи воплощенным в металле, стал последним советским проектом танка с передним расположением моторно-трансмиссионного отделения и одной из последних разработок танкового конструкторского бюро Ленинградского Кировского завода.

***

Как видим, слухи о смерти отечественного танкостроения, как минимум, преувеличены. Даже наоборот, стоит радоваться, что оригинальная и перспективная схема компоновки боевых машин наконец-то может получить путевку в жизнь и стать основой для серийной бронетехники. Помимо компоновки спорным моментом танка на базе платформы «Армата» также является необитаемое боевое отделение. Здесь вести сравнение с зарубежной бронетехникой достаточно трудно ввиду отсутствия серийных аналогов. Так или иначе, новая линейка техники на единой платформе будет представлять большой интерес для военных и любителей военной техники. В противном случае вряд ли бы сейчас шло такое бурное обсуждение еще даже не представленного проекта.


По материалам сайтов:
vestnik-rm.ru/
alternathistory.org.ua/
aviarmor.net/
armor.kiev.ua/
otvaga2004.ru/

Об этом пишет сегодня Военное обозрение.

Основной боевой танк «Армата»: после первого показа
Российская оборонная промышленность сдержала свое обещание.

Проект перспективного танка «Объект 299»
На протяжении всей истории танкостроения инженеры работали над созданием новых машин, имеющих серьезные отличия от существующей техники.

Американские легкие танки. Между войн, между строк...
В 2014 году я начал писать серию статей про американские «междувоенные» танковые разработки.

Разработка основных боевых танков смещается на Восток
Новейший российский танк T-14 Армата демонстрирует новое направление: дистанционно управляемая башня и стандартные системы, общие для всех машин одного семейства Посмотрим на страны, которые до сих пор разрабатывают и производят свои собственные основные боевые танки.


  • ТАНК,
  • Компвка,
  • Корпус,
  • Башня,
  • Машин
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: