Покрышкин в небе над Большим Токмаком

Один день из истории 16-го гвардейского истребительного полка

С каждым годом всё дальше в прошлое отступает от нас Великая Отечественная война, постепенно стирается память о безмерном подвиге наших дедов, спасших Россию от уничтожения и завоевавших Победу.


Сегодняшний день даёт хорошую возможность вспомнить некоторых из тех, кто сражался за Родину: Александра Покрышкина и его ученика и однополчанина Виктора Жердева. Обратимся к одному боевому дню из истории 16-го гвардейского истребительного авиационного полка, в котором воевали лётчики – 21 сентября 1943 года.

Для Покрышкина тот день стал самым результативным за всю войну: по результатам двух боевых вылетов на его счёт было занесено четыре воздушных победы: 2 Ю-88 и 2 Ю-87. Все сбитые самолёты отмечены и в полковых документах («Журнале учёта сбитых самолётов противника», «Справке о подтверждении на сбитые самолёты противника дважды Героем Советского Союза подполковником Покрышкиным А.И.»), и в представлении к званию трижды Героя Советского Союза, составленном в штабе 9-й гвардейской авиадивизии. Казалось бы, всё ясно. Вот и в сборнике «Советские асы», составленном М. Быковым, в соответствии с источниками указаны все четыре одержанные в тот день Покрышкиным победы (небольшая неточность имеется лишь в отношении места падения одного из сбитых Ю-87) (Советские асы. Победы сталинских соколов. 1941–1945. М., 2008. С. 408).

Но как выяснилось, не все современные авторы готовы засчитать Покрышкину эти официально записанные на его счёт победы. Речь об А. Табаченко, авторе недавно вышедшей книги о 16-го гиап. Отмечать необъяснимую предвзятость Табаченко к Покрышкину и указывать на ряд искажений и фактических ошибок уже приходилось. К сожалению, «авторский подход» – передёргивание фактов, нетвёрдое знание источников и необъективность – проявились и при описании им боёв 21 сентября 1943 года.

Если Быков в данном случае строго следует документам, то Табаченко не нашёл ничего лучшего, как поставить под сомнение их объективность, заодно бросив Покрышкину (который уже не может ему ответить) ряд обвинений.

Он усомнился в том, что Покрышкин в тот день сбивал Ю-87-е (минимум один, а то и вообще оба). Называя их «фантомами» и «злосчастными», Табаченко подводит читателя к мысли, что записи об их уничтожении появились в полковых документах либо не без участия самого Александра Ивановича, либо для того, чтобы «подтянуть» его боевой счёт. То есть, намекает, что эти «фантомные» Ю-87 стали результатом приписок.

Второе обвинение (поданное в виде то ли версии, то ли «вывода-откровения») очень близко к предыдущему. Табаченко утверждает, что Покрышкин присваивал себе чужие победы. Ссылаясь на вырванную из контекста и некорректно истолкованную фразу из мемуаров Константина Сухова, он пишет, что по итогам боя 21 сентября его участники Жердев и Сухов «подарили одну воздушную победу Покрышкину». И глубокомысленно восклицает: «Так, значит, не только Покрышкин раздавал сбитые самолёты своим ведомым, но и ведомые «сдавали» сбитые самолёты в фонд Покрышкина! До 50 уничтоженных немецких самолётов заместитель командира авиаполка не дотягивал…» (Табаченко А.И. Покрышкинский авиаполк. «Нелакированные» боевые хроники. 16-й гвардейский истребительный авиационный полк в боях с люфтваффе. 1943–1945. М., 2012. С. 219). В общем, ты мне, я тебе. В чём логика такого взаимного жонглирования победами — автор не поясняет.

Основанием для «рассуждений» Табаченко послужило то, что в ЖУСС 16 гиап за 21.09.43 Покрышкину действительно записано только два Ю-88, а отметки о сбитых Ю-87 появляются позже, а также то, что в приказе по полку за № 088«О выплате денежного вознаграждения лётному составу полка за сбитые самолёты противника» нет упоминаний о сбитых лётчиком «лаптёжниках» (Там же. С. 218–224).

Так, может, прав Табаченко? Что ж, рассмотрим события того дня на основании всех доступных нам источников.

Итак, согласно «Журналу учёта сбитых самолётов противника», в тот день на счёт полка было занесено четыре победы: 2 Ю-88 сбил Покрышкин (на фото) (подтверждены участвовавшими в бою лётчиками, первый – Жердевым и Голубевым, второй – Суховым и Голубевым), ещё одного Ю-88 свалил младший лейтенант Попов. Четвёртым засчитанным самолётом стал ФВ-189, который уничтожил лейтенант Труд. Запись о победе над одним из Ю-87, сбитых Покрышкиным, появилась в «Журнале» спустя несколько дней, 29 сентября (подтвердил Голубев). Наконец, в ноябре (между 20 и 24 числом) появилась запись ещё об одном Ю-87, засчитанном Покрышкину по итогам боя 21 сентября (подтверждается Голубевым и начальником штаба 133 КП майором Солнышкиным; Табаченко почему-то считает, что это подтверждение на первый сбитый «лапоть»). (ЦАМО РФ. Ф. 16 гиап. Оп. 206868. Д. 3. Л. 3–5, 11).

А что говорит «Журнал боевых действий 16 гиап»? По поводу первого боя там сказано следующее. Покрышкин и Голубев вели прикрытие наземных войск. «В конце патрулирования увидели до 15 Ю-87, которые бомбардировали балку вост. Тифенбрун с Н-2500 мт. Боевой порядок – клин звеньев. Майор Покрышкин атаковал одну группу, результатов атаки не наблюдал. Ведомый мл. л.-т. Голубев наблюдал на земле пламя и взрыв. Предположительно, что это сбитый самолёт. После первой атаки какая-то радиостанция наведения передавала, выше вас самолёты, набрать высоту 3000 м. Приказание радиостанции выполнили, но самолётов никаких не обнаружили». 29 сентября, когда запись о сбитом появилась и в ЖУСС, было внесено дополнение: «1 Ю-87 сбил майор Покрышкин. Имеется подтверждение нш 133 кп. Самолёт Ю-87 упал в районе сев.-вос. Б. Токмак» (Там же. Д. 1. Л. 242 об.–243).

Спустя два часа Покрышкин выполнил второй вылет – на этот раз в составе четвёрки. Вторую пару составили младшие лейтенанты Жердев и Сухов. А дальше был бой, который отражён в мемуарах его участников – Покрышкина и Сухова, и запечатлён на картине лётчика «братского» 104 гиап Алексея Закалюка (на верхнем фото).

Покрышкин описывает, как сбил двух Ю-88. Первый от его огня взорвался, и наш самолёт проскочил сквозь огненный шар взрыва.
Выскочив из огненного облака, лётчик осмотрелся: «слева и справа шли бомбардировщики. Один из них горел, видимо его поразил взорвавшийся сосед. Взял в прицел крайнего справа и дал очередь. Из крыла «юнкерса» вырвалась струя дыма. Он круто развернулся, свалился в пике и стал уходить. Я бросился вдогонку и второй очередью по левому мотору добил его (в книге «Познать себя в бою» Покрышкин упомянул место его падения – берег реки Молочной – А.М.). Потом рванул свою машину вверх. Правее меня падал «юнкерс», подожжённый парой Жердева» (Покрышкин А.И. Небо войны. Новосибирск, 1968. С. 318). Особо подчеркнём, что Александр Иванович в обеих своих книгах говорит о самолёте, сбитом второй нашей парой. Табаченко об этих словах умалчивает: это позволяет ему строить версию о том, что сбитый Жердевым – Суховым самолёт (который он, разумеется, не обнаружил на их счетах «у Быкова») и пошёл на счёт Покрышкина.

Покрышкин считал, что ещё один «юнкерс» был подожжён взорвавшимся бомбардировщиком, но засчитан не был. Кстати, Сухов, подробно описывая бой, тоже упоминает о четвёртом горевшем «бомбере». Самый первый, сбитый Покрышкиным, поглотило облако взрыва. «Справа и слева горят ещё два бомбардировщика. А впереди третий может разделить их судьбу, если…». Одного из первых двух атаковал Покрышкин, а вот этот «третий» и прихватила наша пара. «Мы с Жердевым долго гнали – до самой земли – того «юнкерса», поочерёдно атаковали его – то врозь, то парой. Стрелок яростно отбивался. Истребитель Жердева получил несколько пробоин. Уходя, «юнкерс» юлил, скользил, пикировал до самой земли, пытаясь над ней выровняться и на бреющем уйти. Но, видимо, лётчик не рассчитал – и поздно выхватил машину. Та дала просадку – и, ударившись о землю, вспыхнула и развалилась на части» (Сухов К.В. Эскадрилья ведёт бой. М., 1983. С. 179). Чуть позже мы вернёмся к этому самолёту. Потому Сухов (как и Покрышкин) и считал, что в бою было сбито четыре самолёта.

А как описан этот бой в ЖБД? Патрулирование подходило к концу, когда ведущий заметил, что с запада «к Б. Токмак/у/ подошли 5 Ю-88. Атаку по ним произвели сзади. В результате атаки майора Покрышкина ведущий пятёрки Ю-88 взорвался в воздухе. 2 челов/ека/ выпрыгнули с парашютами. Мл. л-т Голубев подбил 1 Ю-88 и он пикированием ушёл на свою территорию. За ним погнался майор Покрышкин и мл. лейтенант Голубев зажёг ему правую консоль и левый мотор. С/амолё/т упал горящим юго-зап. Молочанск» (ЦАМО РФ. Ф. 16 гиап. Оп. 206868. Д. 1. Л. 243 об.–245). Текст сводки приведён с сохранением пунктуации, которая в данном случае серьёзно влияет на его смысл.

Итак, один бомбардировщик сбит Покрышкиным. Другой подбит Голубевым. Возможно, именно его Покрышкин и посчитал возгоревшимся от взрыва (хотя, как мы помним, Сухов упомянул о двух горевших машинах). А затем… То ли Покрышкин погнался за ним, а Голубев добил. То ли погнались Покрышкин и Голубев, и самолёт сбил Покрышкин. А можно часть фразы прочитать и так (кстати, с грамматической точки зрения именно этот вариант будет наиболее точным, хотя, разумеется, и неверным): Покрышкин погнался, «и… Голубев зажёг ему правую консоль» (вот пример того, как мысль и сам факт зависят от их грамотного изложения).

По третьему бомбардировщику результативную атаку произвёл Жердев. Он атаковал «оставшееся звено Ю-88, в результате атак подбил 1 Ю-88, который с горящей левой плоскостью продолжал и/д/ти в строю. В это время Ю-88 были атакованы 4 Як-1. Мл. л-т Жердев принял их за Ме-109, отвалил в сторону и оторвался от противника. В это время получил приказание от ведущего идти домой из-за недостатка горючего» (Там же).

У командира полка Н. Исаева и начальника штаба Я. Датского сомнений относительно авторства побед не возникло: жердевский бомбер был отнесён к подбитым, а оба засчитанных «юнкерса» без колебаний занесены на счёт Покрышкина. А что это за третий самолёт, «не записанный» Покрышкину (по его словам и словам Сухова)? Возможно, лётчики считали, что им был ещё один Ю-88, «возгоревшийся» от взрыва. А возможно, речь шла об одном из утренних Ю-87-х, штабом полка в тот день не зачтённых.

Обида Покрышкина становится понятной, если учесть, что один из «лаптёжников» действительно был засчитан ему в тот же день – только вышестоящей инстанцией. Это следует из «Оперативных сводок штаба 9 гвардейской истребительной авиадивизии».
Там же находится и подтверждение словам Сухова и Покрышкина о третьем «юнкерсе», сбитом Жердевым.

В оперативной сводке № 265 за 21.09.43 значится, что в тот день лётчики 16 гиап выполнили 34 вылета, провели 4 воздушных боя, в результате которых без потерь сбили «6 самолётов, из них 4 Ю-88, 1 Ю-87, 1 ФВ-189. Сбили: майор Покрышкин 2 бомбардировщика/:/ 1 Ю-87, 1 Ю-88, оба упали в районе Тифенбрун; мл. л-ты Попов, Голубев по 1 Ю-88, бомбардировщики горящими упали в районе Молочанск, Бол. Токмак; мл. л-т Жердев 1 Ю-88, самолёт упал и взорвался 2 км. зап. Молочанск; л-т. Труд сбил 1 ФВ-189, самолёт загорелся в воздухе и упал сев. зап. Бол. Токмак». «Все сбитые самолёты противника упали в районе прикрытия и подтверждаются кавчастями Кириченко» (Там же. Ф. 20046. Оп. 1. Д. 14. Л. 51).

Что следует из документов штаба дивизии? Во-первых, Покрышкину уже 21 сентября был засчитан один из двух сбитых им Ю-87. Почему подтверждение в полк поступило позже, чем в дивизию, теперь не узнать. Если бы Табаченко потрудился обратиться к оперативным сводкам дивизии и не был бы так злобно-пристрастен к Покрышкину, ему не пришлось бы патетически восклицать: «Ладно, так и быть, один «лаптёжник» с горем пополам нашёлся», когда он обнаружил в ЖУСС запись о нём, сделанную неделю спустя (Табаченко. С. 220). Не «нашёлся», а был засчитан в тот же день!

Во-вторых, по итогам второго боя штаб дивизии засчитал нашим лётчикам не два, а три сбитых Ю-88. Атакованный Жердевым бомбардировщик комдивом И. Дзусовым и начальником штаба 9 гиад Б. Абрамовичем был занесён на счёт дивизии как уничтоженный. Вошёл этот самолёт и в отчёт о боевой работе соединения за сентябрь. Если штаб 16 гиап за этот месяц заявил 9 уничтоженных Ю-88, то штаб 9 гиад – 10 (ЦАМО РФ. Ф. 20046. Оп. 1. Д. 18. Л. 112).

Это один из многих примеров того, что боевой день или эпизод может по-разному отражаться в документах полкового и дивизионного уровня.

Через несколько дней, 26 сентября, подобное произошло и в отношении капитана Лукьянова, которому штаб дивизии засчитал сбитый в районе Большого Токмака Хе-111 (отражён и в оперативной сводке № 270, и в месячном отчёте), тогда как штаб 16 гиап никаких побед ему не засчитал (Там же. Д. 14. Л. 56, Д. 18. Л. 112). Всего в тот день полк заявил о четырёх сбитых «хейнкелях» (на счету старших лейтенантов Самсонова и Клубова, и младших лейтенантов Жердева и Сухова) и одном Ме-109 (сбил капитан Речкалов), тогда как штаб дивизии засчитал «мессер» и пять «хейнкелей» (с учётом лукьяновского). Таким образом, количество личных побед Сергея Лукьянова будет равно 17 (а не 16, как значится в сборнике Быкова). Но вернёмся к 21 сентября.

Третьим пунктом, по которому оперативная сводка 9 гиад отличается от данных штаба 16 гиап, является то, что победа над одним из Ю-88-х (упавшим возле Молочанска) присуждена не Покрышкину, а Голубеву. (Это единственное упоминание о его авторстве: больше ни об этом Ю-88, ни о победах Георгия Гордеевича над самолётами этого типа вообще не говорится ни в одном документе).

Что послужило причиной такого решения, неизвестно. Возможно, в штабе дивизии посчитали, что сбил самолёт именно Голубев. Возможно, самолёт ведомому отдал сам Покрышкин. Из-за нехватки горючего наша пара приземлилась на аэродроме соседей. Там лётчики дозаправились (заодно пообедав). Не исключено, что оттуда же ведущий доложил в вышестоящий штаб о результатах воздушном боя. Кстати, Сухов упоминает, что Покрышкин докладывал Дзусову о бое ещё до своего разговора с начальником штаба полка (Сухов. С. 182) В скобках заметим, что случаи записи сбитого самолёта на ведомого, вероятно, всё же были. О том, что, по крайней мере, один из них мог иметь место, можно понять из воспоминаний самого Георгия Голубева (Голубев Г.Г. В паре с «сотым». М., 1978. С. 128–130). Но это – к слову.

А возможно, при определении авторства победы в штабе дивизии просто произошла ошибка, как это порой случалось. Скажем, в оперативной сводке дивизии за 02.09.43 значится, что Клубов сбил два Ме-109, тогда как согласно ЖДБ и ЖУСС 16 гиап им был сбит один «мессер», а второй записан на Голубева. Аналогичная ситуация и со сводкой за 22 октября: два «мессера» дивизией отнесены на счёт Труда, тогда как в полковых документах значится, что второго «худого» свалил Жердев. В знаменитом бою, проведённом группой Речкалова 1 ноября, тоже есть расхождение: один сбитый Ю-87 отнесён на счёт Жердева (дивизия), тогда как сбил его Голубев (полк) (ЦАМО РФ. Ф. 20046. Оп. 1. Д. 14. Л. 32, 83, 93; Ф. 16 гиап. Оп. 206868. Д. 1. 189 об.–191, 292 об.–294, 325 об.–326; Д. 3. Л. 3, 8, 10). Вероятно, бой 21 сентября находится в этом же ряду.

В любом случае командование полка засчитало второй Ю-88 Покрышкину сразу и без колебаний, а значит, имело на то основания, считая именно его действительным автором победы.

В пользу непредвзятости такого решения говорит и то, что отношения командира полка Николая Исаева с Покрышкиным были, мягко говоря, не самые тёплые.

Итак, сопоставив данные полка и дивизии, мы приходим к выводу, что уже 21 сентября, то есть, в день боёв, Покрышкину было засчитано три победы (Ю-87 и 2 Ю-88), а всего на счёт полка было записано 6 побед. Тем самым, намёки Табаченко на приписки, по крайней, мере одного из «восемьдесят седьмых» надуманны и не обоснованны, как и его же утверждение, что Жердев и Сухов «подарили» сбитый самолёт Покрышкину. Кстати, неделю спустя, 29 сентября, в бою против группы Ю-88, Покрышкин даёт добить отколотый от строя и подбитый им «юнкерс» Жердеву, и тот зажигает немецкий самолёт и вгоняет его в землю, справедливо занося на свой счёт шестую победу (Там же. Ф. 16 гиап. Оп. 206868. Д. 1. Л. 260 об.–262).

Но как же быть со вторым Ю-87, запись о котором появилась лишь в ноябре (а затем попала в «Список побед» и наградные материалы на третью Звезду)? Случаи того, что сбитый самолёт заносили на счёт лётчика спустя дни, недели, а то и месяцы, были не столь уж редки. В истории 16 гиап подобное происходило не только с Покрышкиным, но и с Речкаловым, Клубовым, Карповым, Олефиренко, Трофимовым, Цветковым, Берёзкиным – и в 1943, и в 1944, и даже в 1945 годах – то есть, при разных командирах. Бывало такое и в «братских» 100 и 104 гиап.

Немало таких примеров и в истории других полков. Приведём лишь один – из боевой деятельности 494 иап, входившего в состав дивизии, сражавшейся на другом участке фронта (тоже летавшего на «аэрокобрах»). В самом конце декабря 1944 года на счета капитана Виденкина и младших лейтенантов Кулакова и Оботина были внесены три ФВ-190 (по одному каждому), сбитые ими в сентябре – октябре, то есть за два–три месяца до появления этих записей в ЖУСС полка (Там же. Ф. 494 иап. Оп. 614529. Д. 2. Л. 10 об.–11). Просто возникла оперативная пауза (как и в начале 20-х чисел ноября в полосе действий 9 гиад) и поступили подтверждения.

По логике Табаченко все подобные случаи надо расценивать как злонамеренные приписки. Думается, что столь прямолинейные суждения, по меньшей мере, страдают упрощением. Но какой бы ни была причина появления в ЖУСС записи о втором сбитом Покрышкиным «юнкерсе», уже одного этого факта достаточно для того, чтобы прекратить спекуляции и оставить эту победу там, где она официально пребывает – на боевом счету лётчика.

Ну а что касается последнего «довода» Табаченко – что Ю-87-е не отразились в приказе «О выплате за сбитые», то здесь вообще всё просто. Дело в том, что в этом приказе отмечены далеко не все самолёты, официально засчитанные Покрышкину и ещё 13 пилотам части с середины апреля по начало октября. Так, Покрышкин получил вознаграждение за 9 самолётов (5 Ю-88 и 4 Ме-109, всего 14 тыс. руб.), сбитых начиная с 20 апреля, хотя за это время одержал 31 победу. Речкалову заплатили всего за четыре самолёта (2 Ме-109, Ю-88 и Хе-111) из 23 личных и 3 групповых (если считать с той же даты). Лукьянову – за три (из 12), Табаченко за два (из 5+1), Цветкову – за 2 (из 7). Фадееву, Тетерину, Искрину, Трофимову, Фёдорову, Олефиренко, Чистову – за одного (количество засчитанных им за тот период побед можно посмотреть в сборнике Быкова). 100%-ый результат был у одного лишь Александра Самсонова: ему оплатили обе его победы, одержанные в составе 16 гиап (Хе-111 и Ме-109) (Там же. Ф. 16 гиап. Оп. 296915. Д. 1. Л. 168–171).

Не видеть этого Табаченко не мог. И то, что он ссылается на этот далеко не полный (по персоналиям и тем более победам) приказ-ведомость как на «доказательство» того, что Покрышкину приписали «фантомно-злосчастные» Ю-87, говорит либо о его неумении работать с источниками, либо о стремлении подогнать их под собственны

Пентагон заметил самолеты с «Адмирала Кузнецова» в небе над Сирией
Самолеты авианосца «Адмирал Кузнецов» замечены в небе над Сирией. Об этом порталу Военно-морского института США (USNI) сообщил представитель американского министерства обороны.

Пентагон заявил о появлении самолетов с «Адмирала Кузнецова» в небе над Сирией
Самолеты авианосца «Адмирал Кузнецов» замечены в небе над Сирией. Об этом порталу Военно-морского института США (USNI) сообщил представитель американского министерства обороны.

Турецкий и российский «Боинги» едва не столкнулись в небе над Ивановом
В небе над Ивановом едва не столкнулись два самолета Boeing, принадлежащие турецкой и российской авиакомпаниям.

«Флот из 14 объектов»: местных жителей напугало массовое появление НЛО в небе над Аляской
Необычное явление довелось наблюдать жителям Аляски в минувшую среду. В небе над заливом Кука недалеко от города Анкоридж они заметили флот из 14 неопознанных летающих объектов.


  • Покрышкин,
  • Табаченко,
  • Дивизия,
  • Сентябрь,
  • Полка
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: