Украинская армия выйдет из осады давних проблем

В июне нынешнего года Указом Президента была введена в действие новая редакция Военной доктрины Украины.

Аналитики сразу отметили, что документ принципиально отличается от предыдущего. И прежде всего тем, что новая доктрина оперирует не общим понятием «военная безопасность», как раньше, а более конкретным «военный конфликт», что позволяет полнее определить все составляющие политики государства в этой сфере. Она разносторонняя и в известной степени амбициозная, поскольку в своей основе предусматривает обязательное создание в Украине новой армии европейского типа.

Именно вопрос трансформации, а точнее — коренного реформирования украинского войска и стало темой нашего разговора с начальником Генерального штаба — Главнокомандующим Вооруженных сил Украины генерал-полковником Владимиром заманишь.

— Владимир Михайлович, в последние годы столько говорили о реформировании Вооруженных сил, в определенной части общества набилась оскомина по этим вопросам. Мол, все ограничивается лишь декларациями ...

— А все из-за того, что говорили действительно много, а делали мало. Проблемы накапливались годами и привели к тому, что сегодня основу боевого состава ВСУ составляют воинские части, укомплектованные только на 15-50% от штатов военного времени, которые не готовы к эффективным действиям в современных условиях. Содержание такого войска привело к перекосу в пропорции между старшими и младшими офицерами, а низкий мотивационный ресурс — к падению престижа военной службы и некомплекта первичных офицерских должностей, что исключает проведения полноценной боевой подготовки.

Боеспособность Вооруженных сил снижается также вследствие неудовлетворительного состояния вооружения и военной техники, значительная часть которых нуждаются в модернизации или обновления. Ненадлежащее материально-техническое обеспечение насущных потребностей армии в предыдущие годы привело к сокращению преимущественно боевых частей и накопления избыточного человеческого ресурса в структурах обеспечения. Поэтому сегодня мы стараемся удерживать фактически «бумажные» Вооруженные силы — по численности одни из крупнейших в Европе, а по всем остальным параметрам (социальными стандартами военной службы, уровнем подготовки и технической готовности вооружения) значительно слабее армий соседних европейских стран.

Всего беспокоит несоответствие Вооруженных сил требованиям, продиктованным характером современных вооруженных конфликтов, которым присущи быстрое, применения высокоточного оружия и высокомобильных подразделений. Учитывая это и продлится дальнейшая трансформация отечественного войска в новую армию европейского типа.

В утвержденной Президентом военной доктрине отмечается внеблоковом статусе Украины. Анализируя современные вооруженные конфликты в разных частях мира, мы пришли к выводу, что в ближайшей перспективе следует отказаться от количественно больших Вооруженных сил мобилизационного типа, государство содержать не может. Это не какое-то наше ноу-хау — таким путем идут все цивилизованные страны. Кстати, в России начали эти реформы значительно раньше и уже имеют определенные результаты.

По всем прогнозам какая-то откровенная агрессия в ближайшей перспективе Украине не грозит. Итак, имеем 5-6 лет, чтобы превратить ВСУ в компактную, технологически современную и профессиональную армию, способную предупредить в случае чего любую агрессию против нашего государства или посягательства на ее территориальную целостность.

— Какой в ​​таком случае может стать структура и численность ВСУ в ближайшей, а затем и в отдаленной перспективе?

— Так уж сложилось, что провозглашаемая последние годы оптимизация (читай — сокращение) затронул в основном боевые части. Зато заведения и учреждения, образно говоря, не боевого назначения, оставались. Иными словами, система управления когда-то пятисоттысячное войском практически не изменилась до сих пор. Одновременно масштабные учения, проходившие в прошлом и позапрошлом годах, выявили серьезные проблемы во взаимодействии между видами Вооруженных сил.

По требованию Верховного главнокомандующего сейчас пересматриваем управленческие структуры ВСУ. Сошлись на том, что нужно в пять раз уменьшить количество и в три-четыре раза численность личного состава органов управления. Это то направление, где можно уменьшить многоступенчатые управленческие процедуры и, что не менее важно, существенно сэкономить государственные средства при общем повышении эффективности управления войсками. В основу перспективной системы управления будет положен межвидовой принцип руководства группировками войск. Останется Генеральный штаб, в который будут структурно включены штабы видов Вооруженных сил с определенными задачами и функциями, два оперативных командования и командования военно-морскими силами в Крыму. Все они будут заниматься совместной подготовкой сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил.

Основу новой армии составят воинские части сил постоянной готовности (до 65% боевого состава), предназначенные для предотвращения или быстрой ликвидации вооруженного конфликта, охраны воздушного и подводного пространства, прикрытия важных государственных объектов. Силы резерва, предназначенные для наращивания сил постоянной готовности, развертывания частей территориальной обороны в случае угрозы масштабной агрессии, составлять до 5% боевого состава. Такие изменения позволят более эффективно и комплексно использовать боевое способность армии, а вместе с существенными реформами в сфере обеспечения жизнедеятельности войск (в том числе и за счет внедрения современных экономических форм) позволят уменьшить общую численность Вооруженных сил примерно до 100 тысяч человек.

— Один из провозглашенных приоритетов военной реформы — отказ от призыва и переход на службу по контракту. Тема, что называется, «с бородой», ее давно используют и, видимо, еще будут использовать политики-популисты. В одном они правы: профессиональная армия стоит дорого. Насколько реален такой метод формирования войска на ближайшую перспективу?

— Как известно, основу современных ВСУ составляют части комплектуются военнослужащими срочной службы. На их подготовку ежегодно тратятся немалые средства. Например, чтобы научить командира танка или БМП, в течение 4-5 месяцев тратим почти 20 тыс. грн, после чего он служит еще 5-6 месяцев и увольняется в запас. Коэффициент полезного действия, сами понимаете какой: практического результата почти не получаем, а с новым призывом все начинаем сначала. И так из года в год.

Надо понимать, что когда срок срочной службы составлял два года, этот вопрос не стоял. Была какая-то отдача, преемственность в передаче солдатского опыта. А теперь? Опытнейший доступен для новобранца военный ныне — командир взвода. Но и он каждые полгода снова и снова занимается преимущественно одиночной подготовкой на уровне отделения, максимум взвода, а потому не видит результата. Речь о подготовке на уровне роты, батальона или выше вообще не идет. Вывод очевиден: надо переходить на контрактную систему комплектования, когда молодые люди добровольно идут на службу в ВСУ.

Проектом Концепции реформирования и развития Вооруженных сил до 2017 года, переданным на утверждение главе государства, предполагается уже в 2014 году приостановить призыв на срочную военную службу и перейти на комплектование исключительно военнослужащими по контракту. Надеемся, что Президент в ближайшее время ее подпишет и тогда осенью 2014-го со службы должна освободиться последний срочник.

Теперь о средствах, которых действительно не хватает. Вот мы и говорим, что их нужно аккумулировать, лишить ВСУ лишних или неэффективных расходов. Скажем, обязательным условием перехода армии на контракт является внедрение аутсорсинга в вопросах обслуживания и охраны ряда военных объектов, включая вузы и учебные центры. Ежегодно на все эти вещи тратят большие средства, которые могли бы пойти на развитие базы вооружения, решение социальных проблем и т.д… Если, к примеру, из тех 110 тыс. не боевого состава оставить максимум 30 тыс., это сразу даст экономию примерно пяти миллиардов в год.

Или возьмем такую ​​прозаическую вещь, как военные оркестры. Никто не считает, что каждый год они обходятся ведомству в 120 млн. гривен. И это при том, что в прошлом году на подготовку Сухопутных сил было выделено… 36 млн. Парадокс? Еще какой, и таких примеров множество. Военный институт при Национальном университете им. Тараса Шевченко, где готовят переводчиков и других специалистов гуманитарного профиля, стоит Вооруженным силам 55-60 млн. грн. в год. Пять лет курсанты здесь учатся, носят военную форму, живут в общежитии, питаются — и все за счет армии. Заметьте, это не командиры боевых взводов, которых действительно надо готовить… Поэтому мы говорим: Вознесем сегодня социальный статус военнослужащих, и к нам охотно пойдут выпускники гражданских вузов. Конечно, многим такие подходы не понравятся, но другого выхода нет, если хотим иметь современные вооруженные силы.

— Легко сказать: поднять социальный статус, и за этим кроется множество сложных вопросов ...

— Однако выполним простые подсчеты. До на питание военнослужащих срочной службы тратили 40-42 грн. в сутки. Умножаем на 30 дней — около 1200 грн. Плюс ежемесячные солдатские 250 грн., Банно-прачечное обслуживание, проживание в казарме… В месяц набегает до 2000 грн. Одновременно такие же средства, даже меньше — 1600 грн. — Мы платим контрактнику и хотим, чтобы он служил! Расходы, как видим, одинаковые, но отдача несоизмеримо — один служит, собственно, полгода, другой, не менее, пять.

Расчеты показывают, что при переходе на комплектование исключительно военнослужащими по контракту при оптимизации Вооруженных сил расходы фонда денежного обеспечения по сравнению с существующим положением существенно не возрастут. Кроме того, по контрактной службы отпадет необходимость в первичной ежегодной подготовке сержантского и рядового состава, уменьшится нагрузка на бюджет и от сокращения расходов на питание. А вообще, если говорить о финансовой целесообразности, то здесь главный конечный результат: лучше иметь дорогую в содержании боеспособную профессиональную армию, чем менее затратную, но небоеспособны.

Поэтому в Концепции и указано, что с 1 января 2014 года денежная обеспечения в Вооруженных силах возрастет в три раза. Минимальное содержание военнослужащего по контракту составит сумму, эквивалентную 750-800 $ в месяц. Командир взвода — минимум 1150-1200 $. При этом денежное содержание будет привязано к минимальных зарплат.

Приведу еще одно сравнение: наши и российские моряки в Севастополе. Если русский-контрактник получает 1100 $, наш — 1800 гривен. Поэтому по распоряжению Президента мы, не дожидаясь начала следующего года, уже увеличили денежное содержание моряков в два раза. С 1 октября также в два раза вырастет зарплата военнослужащих высокомобильных десантных войск и инженерно-технического состава Воздушных сил. Таким образом стремимся хотя бы частично решить кадровые проблемы, они сложные, чтобы не допустить оттока кадров и дождаться начала 2014-го. В следующем году планируем поднять денежное обеспечение и в Сухопутных войсках.

Всего предусмотрено постепенное повышение денежного содержания военнослужащих в три раза по сравнению с нынешним. В 2017 году рядовой первого года службы будет получать до 5,8 тыс. грн., Командир взвода — 8,4 тыс., командир роты — 10,9 тыс., батальона — 12,1 тыс., а командир бригады — 14, 2 тыс. гривен.

— Конечно, достойная зарплата значит очень много. Но не все. Какими еще мотивационными факторами можно поднять престиж военной службы?

— Сейчас прорабатываем внедрение системы стимулирования воинского мастерства из-за введения в практику как материальных, так и моральных форм поощрения за достижения в службе, высокие показатели в индивидуальной подготовке или в подготовке военных подразделений. Среди новых элементов нематериальной мотивации — участие в учебных программах за рубежом, курсах лидерства, иностранных языков, обучение в высших учебных заведениях государства во время прохождения военной службы на льготных условиях, льготное санаторно-курортное лечение и т.д..

Важным мотивационным фактором является обеспечение военнослужащих и членов их семей жильем — как служебным, так и постоянным — после определенной выслуги лет. В частности, хотим принять участие в проекте ипотечного кредитования с тем, чтобы военнослужащий с начала службы начал накапливать средства. Как правило, первый контракт мы подписываем с холостыми, которые будут должным образом расквартированы. Второй обычно подписывают уже семейные, поэтому их надо обеспечить общежитием улучшенного типа. А уже на 15-й год пребывания в рядах Вооруженных сил контрактник имеет стопроцентно получить полноценное жилье.

Кстати, о жилищную очередь — на сегодня имеем около 40 тыс. бесквартирных военнослужащих. Правда, абсолютное большинство из них негде жить, но поскольку государство обязано предоставить им жилье, они декларируют себя как бесквартирные. Преимущественно все они сегодня готовы получить 30 тыс. дол. США и покинуть очередь. Это обстоятельство в значительной степени снимает проблему, тем более, в основном — это военнослужащие-пенсионеры.

— Какой вообще финансовый ресурс необходим для успешного осуществления военной реформы? Есть ли уверенность, что средства на это найдутся в нужных объемах, ведь именно из-за недостаточного финансирования не оправдались все предыдущие попытки реформировать армию?

— Вопрос крайне актуален. Если говорить о потребности в финансах, то с учетом опыта смежных с нами стран, соотношений территории, численности населения и его плотности, длины границ и т.п. Украина должна тратить на нужды Вооруженных сил не менее 1,57% ВВП, а это примерно 30 млрд. грн. в год. С другой стороны, после сбалансирования наших военных амбиций с реальными возможностями государства необходим для успешного осуществления военной реформы и достижения оптимального уровня боеспособности минимальный ресурс на 2013-2017 годы должен составлять почти 156,9 млрд. грн. В среднем это 22-23 млрд. грн. в год.

Провозглашенный принцип внеблоковости заставляет нас рассчитывать только на собственные силы: надеяться на постороннюю помощь в защите суверенитета и территориальной целостности государства не гоже. Поэтому мы и просим на ближайшие годы увеличить расходы бюджета в 1,32-1,35% ВВП. Только на два года! После этого, начиная с 2015-го, мы готовы будем вернуться к нынешних 1,1% ВВП и больше не поднимать этого вопроса. Мы должны завершить реформу, а не останавливаться на полпути.

При таких условиях не позднее 2017-го, даже в 2016 году, придем к тому, что 55-60% бюджета Минобороны составят расходы на содержание, 10-15% — на подготовку войск и до 30% — на развитие вооружения и военной техники. Если этого достигнем (а мы должны это сделать), сможем идти в ногу со временем. Уверенности добавляет поддержка Президента Украины и его требования кардинально изменить подходы к бюджетной политике в сфере национальной безопасности и обороны. При такой поддержке надеемся избежать ошибок предыдущих лет, когда единственным основанием для расчетов бюджета ВСУ была лишь штатная численность.

— Вопрос из вопросов — техническое перевооружение Вооруженных сил. Какие приоритеты определены в этом аспекте с учетом задач армии на перспективу? Насколько способен «подставить плечо» отечественный ВПК?

— Вы правы, проблема оснащения армии переоценить очень трудно. К сожалению, сразу удовлетворить потребности ВСУ в полном объеме государство еще не может, поэтому все делается постепенно. Поскольку техника, у нас на вооружении, преимущественно еще не исчерпала своего ресурса, значительную ее часть решено модернизировать, так же, как и большинство средств поражения. Конечно, не забывая о закупке или производство новых современных видов, но это на перспективу, хотя и не очень отдаленную. Тем более, что мы уже имеем современные образцы систем разведки, связи и управления, такие как станция радиотехнической разведки «Кольчуга», 3-координатная радиолокационная станция «Пеликан», и их количество в войсках расти. Планами реформирования предусмотрено создание Единой автоматизированной системы управления Вооруженными силами и развитие ее составляющей — системы автоматизированного управления авиацией и ПВО «Ореанда — ПС».

По ВПК, то с приходом нового министра обороны, который в свое время возглавлял Укроборонпром и знает его, так сказать, изнутри, в нынешнем году мы, можно сказать, переломили ситуацию с восстановлением боевой техники. Скажем, сейчас можете спросить у военных летчиков, что они имели и получили сейчас.

На сегодня отремонтировано 35 летательных аппаратов, которые уже эксплуатируют. До конца года запланировано восстановить исправность еще 60-70 единиц летательной техники, поэтому наши авиационные бригады скоро получат полностью исправны эскадрильи. Слаженная работа руководства государства и оборонного ведомства сказывается и в другом: если в прошлые годы средний налет на одного летчика составлял максимум 15 часов, за 8 месяцев этого года он составляет 35 часов. К концу года этот показатель планируем довести до 40-45 часов. Такого еще не было никогда.

Продолжая тему, отмечу, что параллельно с восстановлением исправности продолжается и модернизация техники и оборудования. Эту процедуру уже прошли вертолет Ми-24, самолеты Су-25, МиГ-29, другие виды летательных аппаратов. То же можно сказать о боевых комплексы противовоздушной обороны: в этом году завершаем ремонт четырех С-300 и одного БУК-1, и в следующем году эта работа продолжится. Настоящий ремонтный бум продолжается и в Военно-морских силах — сейчас в доках находятся одновременно 16 кораблей, которые с первых дней следующего года начнут выполнять свои задачи везде, где это потребуется. Восстановления исправности техники продолжается и в Сухопутных войсках. Кстати, в следующем году мы закупаем и ставим на вооружение десять сверхсовременных танков «Оплот».

— Владимир Михайлович, говорят, что всякая реформа благо, пока она не касается конкретных людей… Учитывая все, без сокращения офицерского состава не обойтись?

— Как я уже говорил, на определенном этапе оптимизации В

Украинская армия отступила из-под Дебальцево
Подразделения Вооруженных сил Украины (ВСУ) отступили со занятых утром 29 июня позиций под Дебальцево.

Если бы не генералы... Позорная история украинской армии
История украинской армии — одна из самых позорных в мировой истории.

Украинская армия бьёт из "Гиацинтов-Б"
В зоне проведения так называемой «антитеррористической операции» появились 152-мм буксируемые пушки «Гиацинт-Б».

Анализ общих перспектив предстоящего контрнаступления украинской армии в Новороссии
Подписанное три дня назад Прекращение огня в общем зафиксировало и без того сложившуюся ситуацию на фронте в Новороссии.


  • СИЛА,
  • Служба,
  • ВС,
  • Армия,
  • Состав
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: