Германия в роли спасительницы ЕС и самой себя

Есть расхожее мнение, что современная Германия метит в лидеры Евросоюза не только экономические, но и политические.

Берлин показал Евросоюзу, что в наши кризисные времена, когда производство развивается в Китае, Вьетнаме и уже в Африке, а в Европе и Америке хиреет, сильная промышленность и экономика (точнее, самая сильная в ЕС) вполне имеет право на существование. Глядя на сегодняшнюю Германию, иные обозреватели видят в ней даже мирное возрождение рейха: «Хотят ли немцы власти над Европой (миром)?.. Придётся им строить Великую Германию, пережёвывая Европу. Придётся тратиться на славян и прочих «православных», учить их немецким командам…»



Учитывая то, что в Германии какая-никакая, а демократия, позволено будет усомниться в принудительном строительстве немцами «Великой Германии» и «пережёвывании Европы». У Ангелы Меркель (канцлера) довольно высокий авторитет, и, чтобы он остался высоким, она спросит у своего народа: что хотите вы, уважаемые херры и фрау? А половина херров и фрау ответит ей: Европа нам вообще не нужна, мы и без Евросоюза неплохо проживём. То есть не просто неплохо, а куда лучше, чем в его составе. Даёшь дойчмарку! — вот что скажет половина, если не большинство немцев канцлеру Меркель.

В середине сентября 2012 года агентство «TNS Emnid» провело крупный опрос среди немцев, французов и поляков (более тысячи человек в каждой из трёх стран), в результате которого выяснилось: почти две трети населения Германии (65%) считает, что стране было бы лучше отказаться от евро. Эти самые почти две трети верят в то, что их жизнь с дойчмаркой была бы «намного лучше» или «относительно лучше», чем при евро.

Если судить по данным опроса, то немцы вовсе не собираются мирно «захватывать» Европу, а скорее недовольны тем, что Германия вынуждена поддерживать слабые экономики ЕС, в частности, «многострадальную» Грецию. Мало того, бережливые немцы опасаются того, что финансовый кризис еврозоны нанеёт удар по их сбережениям. 49% немцев считают, что Германии без Евросоюза было бы лучше.

Для сравнения: французы, чья экономика не столь блестяща, как немецкая, оценивают евро позитивнее: здесь только 36% респондентов полагаю, что возврат от евро к франку улучшит экономику страны. Выйти же из Европейского Союза готово чуть более трети населения.

В начале сентября агентство «Moody’s» снизило прогноз для Евросоюза; отныне он — «негативный». Поводом для этого оказались как раз риски наиболее сильных экономик Союза: Германии, Франции, Великобритании и Нидерландов.

Однако в настоящий момент антикризисная политика Германии, в которой многие аналитики видят, кстати, не «пятый рейх», а финансовую спасительницу ЕС (по крайней мере, временную), — не «единоличная», а совместная. Германия вовсе не собирается в одиночку расплачиваться за грехи должников. Подход фрау Меркель — отнюдь не агрессивный и имперский, но прагматичный и консолидирующий — причём умело выстроенный на компромиссе между крайними точками зрения.

Канцлер Меркель считает, что на Германию (а заодно и на Францию — вторую экономику ЕС) возложена «особая ответственность» за спасение Европы. Как видим, фрау Меркель вовсе не верит в новое имперское будущее Германии. Напротив, она выступает за европейское сообщество, а не за тотальную централизацию ЕС во главе с некими успешными странами-менеджерами в лице передовых экономик Союза, которые будут навязывать свою волю аутсайдерам вроде Испании или той же Греции, стоящей на грани выхода из экономического сообщества (а сейчас там идёт всеобщая забастовка: не ходят автобусы, поезда, не летают самолёты, и даже врачи… да что врачи, журналисты — и те бастуют).

Выступая на мероприятии, посвящённом пятидесятилетию примирения после Второй мировой войны, госпожа Меркель сказала, что Германия и Франция должны работать над укреплением связей между государствами, ведь «хорошие и доверительные отношения нельзя рассматривать как данность». Причём Германия и Франция будут работать ради будущего Европы вместе с другими европейскими странами. Вот её слова: «Мы должны усилить и стабилизировать еврозону». И ещё: «Мы работаем для того, чтобы сделать экономику Европы более здоровой и устойчивой. В этом отношении на Германии и Франции лежит особая ответственность».

На захватчика Европы, согласитесь, немецкая канцлерша похожа очень мало. Немецкий народ, частично желающий перейти обратно на дойчмарку и не боящийся выйти из ЕС, тоже не похож на ту нацию, которая вознамерилась диктовать свою волю Европе.

Но другое дело, что в странах еврозоны поговаривают о немецком диктате — экономическом. Это нечто вроде финансовой блокады: немцы устанавливают условия, а кризисным странам ничего не остаётся, как им следовать. То есть делать то, что велит Ангела Меркель. Иначе — труба, то есть «дефолт». С другой стороны, немцы спасают те страны (вроде опять же Греции), что свои денежки профукивали, пока немцы трудились и сберегали. Греки, большие специалисты в области мифологии (не только языческой, но и политической — см. «Государство» Платона), влившись в ЕС как в кормушку, должны бы раз и навсегда усвоить: человека создали не олимпийские боги, а создал труд. А ежели материализм им не по нутру, то добро пожаловать вон из ЕС. Спасение утопающих в этом случае — дело рук самих утопающих.

На днях «большая тройка», т. е. Европейский Центробанк, Международный Валютный Фонд и Еврокомиссия, окончательно решат, что делать с этой самой Грецией. Если Грецию всё же отпустят в «свободное плавание», то в ЕС случится небывалый масштабный финансовый кризис, который разразится не то что в считанные дни, а в часы. Капиталы потекут рекой из Греции, биржи остановятся, многие банки могут закрыться, инвесторы временно утратят доступ к счетам, и т. д., и т. п.

Для предотвращения этого жуткого европейского экономического «арамагеддона», впрочем, уже разработаны специальные меры, в том числе скупка (без ограничений) долговых облигаций кризисных стран — разумеется, Греции, Италии, Испании, Португалии и других, где финансовые дела обстоят наиболее скверно и где меры жёсткой экономии помогают мало, а заодно и вредят, вызывая массовые недовольства, протесты, демонстрации, стычки с полицией, забастовки, погромы, применение стражами порядка водомётов и резиновых пуль (как это было на днях в Мадриде) и пр. Словом, ЕС шатается, и без специальных финансовых мер никак не обойтись.

Ангела Меркель постоянно повторяет: без евро Европы не будет. С этим лозунгом канцлер собирается идти на выборы. В конце концов, далеко не все немцы решили перейти на марку и отделиться от ЕС. Вот если с Грецией и прочими странами-должниками дело не выгорит, тогда… На этот случай у Германии уже есть подходящие деньги:

«Есть банкнота достоинством 10 дойчмарок, абсолютно обычная купюра, которая имела хождение вплоть до введения Евро. А другие банкноты были выпущены в 60-х, в разгар холодной войны. Их практически никто не держал в руках. Специальная серия. Эти деньги должны были пойти в ход в случае начала Третьей мировой.

Банкноты на сумму 19 миллиардов специальных марок не так давно обнаружили в старом бункере немецкого Центробанка. Далее их куда-то перевезли. Известно, всего было выпущено 29 миллиардов эрзац марок. Не много, с учетом нынешних размеров немецкой экономики, но и этого хватит. Ведь наличными немцы и уж тем более немецкие компании, практически не пользуются. А конвертировать средства на счетах не проблема. Дойчмарки до сих пор можно поменять на евро».

Но это всё домыслы журналистов, ничего общего с практикой не имеющие.

Германия следует исключительно стратегии спасения еврозоны: ведь крах евро обойдётся немецким банкам, страховым компаниям и промышленным фирмам, а также и гражданам примерно в ТРИ ТРИЛЛИОНА евро.

Поэтому, помимо плана главы ЕЦБ Марио Драги, человека, ответственного за прямой выкуп долговых обязательств у проблемных государств ЕС, недавно, 12 сентября, была окончательно утверждена новая система борьбы с финансовым кризисом посредством договора ЕС по бюджетному контролю («европакта») и договора о создании специального фонда для спасения евро — Европейского стабилизационного механизма (European Stability Mechanism, ESM). Новейший механизм был одобрен немецким Конституционным судом в Карлсруэ и декларирует отказ от прежнего принципа, по которому каждая страна ЕС сама расплачивается по своим долгам (этот принцип был установлен при введении единой европейской валюты). В тот же день, 12 сентября, финансовые рынки мира положительно прореагировали на импульс из Карлсруэ. Биржевой европейский индекс поднялся на 1,1%, вернувшись к самой высокой после марта 2012 года точке, а курс евро по отношению к доллару составил $1,2885, что является самым высоким показателем с мая. Наконец, снизилась стоимость рисков для облигаций Италии и Испании.

Канцлер Меркель немедленно выступила в Бундестаге с речью, в которой среди прочего сказала: «Это хороший день для Германии и хороший день для Европы». И добавила: «Вновь Германия посылает сильный сигнал Европе и всему миру. Германия решительно относится к своей ответственности в Европе, как самая большая экономика и значимый партнёр».

Вот так. Германия — сильный партнёр, а не финансовый колонизатор матушки Европы. Попробуйте найти здесь доводы о «пятом», или ещё каком там по счёту «рейхе»…

Уставной капитал фонда ESM — €700 млрд. Каждый из участников еврозоны имеет в нём долю, пропорциональную ВВП своей страны. Например, Германия имеет 27,146% (€190,024 млрд.), Франция — 20,386% (€142,701 млрд.), Италия — 17,914% (€125,395 млрд.), Испания — 11,904% (€83,325 млрд.), Нидерланды — 5,717% (€40,019 млрд.), Бельгия — 3,477% (€24,339 млрд.), Греция — 2,817% (€19,716 млрд.). Меньше всех имеют: Кипр — 0,196% (€1,373 млрд.), Эстония — 0,186% (€1,302 млрд.), Мальта — 0,073% (€0,511 млрд.). Также надо знать, что из общей суммы 80 млрд. — прямые взносы 17 стран-учредителей ESM, из них €23 млрд. — немецкие деньги. Остальные €620 млрд. представляют собой лишь гарантии и поручительства стран еврозоны. Легко понять, что греческие, итальянские или испанские обязательства — фантики.

Немецкая «власть» над Европой может проявиться при ратификации договора о ESM: договор вступает в силу в случае ратификации его странами-участниками, имеющими 90% от совокупного его капитала. Без ратификации Германией, имеющей 27,146%, ESM не мог начать работу.

А чтобы иные аналитики не думали, что в Германии, идущей якобы к «пятому рейху» и готовящейся вскорости подавить Европу, несмотря на противление немецкого народа, упомянутый немецкий народ применил демократию (которая родом, кстати, из Греции).

Дело в том, что 37 тысяч немцев, а с ними несколько депутатов германского парламента и парламентская группа «Левые» (это бывшие коммунисты) из Бундестага подали коллективные иски в Конституционный суд Германии — как раз на предмет соответствия договора ESM и «европакта» конституции страны. Судящиеся скептики задавались вопросом — не подрывают ли эти соглашения бюджетный суверенитет Германии. 12 сентября суд решил: нет, не подрывают.

Конституционные судьи также определили условия, ограничивающие участие Германии в ESM: в первую очередь, предел финансовых обязательств страны — сумму уставного капитала в €190 млрд. Превышение этого объёма допустимо лишь с согласия представителей Германии в фонде и при условии одобрения Бундестагом.

Вот вам и демократия — с которой обязательно будет считаться Ангела Меркель, свои предвыборные обещания взявшая не с потолка.

Немецкие левые считают, что ошибка спасения ЕС — в невнимании к истинным причинам финансового кризиса в еврозоне. «Мы считаем, что так называемая система спасения евро проходит мимо действительных причин кризиса. Например, не затрагивает финансовых спекуляций, вместо этого, благодаря обязательствам по экономии средств, европейские страны загоняются в экономический хаос», — говорит председатель немецкой Партии левых Катя Киппинг.

Это правда, но ведь в кризисной борьбе нет беспроигрышных вариантов. Сами долговые обязательства (процентные ценные бумаги) — уже повод для спекуляций. Критики экономической политики Германии и ЕЦБ не в состоянии предложить иных вариантов — кроме разве что выхода Германии из ЕС и перехода к дойчмарке. Но 37000 голосов для такого решения явно мало. И Ангела Меркель отлично понимает, что отказ от евро приведёт к падению и немецкой экономики. Осторожная политика поддержки с минимальными для немцев потерями — вот лучшая альтернатива всем «бескомпромиссным» решениям, чреватым дестабилизацией. Стоит только Германии заикнуться о своём расставании с ЕС — ЕС рухнет. Даже слухи об этом могут обесценить евро.

Кстати, что касается плана по выкупу гособлигаций Марио Драги, то и он нынче проверяется (юристами Европейского центробанка и Бундесбанка) — уже на соответствие требованиям законодательства ЕС. Прозрачности и демократии вполне достаточно.

По мнению экспертов, программа неограниченной скупки гособлигаций может нарушить краеугольное положение ЕС, запрещающее прямое покрытие едиными органами сообщества дефицита госбюджета государств-членов. Причиной проверки явилось то, что в процессе принятия в августе 2012 г. Советом директоров ЕЦБ программы неограниченной скупки гособлигаций проблемных стран еврозоны против неё проголосовал один человек, а именно — глава Бундесбанка Йенс Вайдманн.

Наряду с этим Германия призывает кризисные страны ЕС к экономии. Меры непопулярные, однако, любишь с горочки кататься — умей и саночки возить.

И кризисным странам эконом-диктат Германии не нравится. Возможно, некоторым господам тут и вправду мерещится «пятый рейх». Например, бывший премьер-министр Италии Сильвио Берлускони на днях обвинил Берлин в том, что в ходе кризиса евро тот подверг партнёров по Евросоюзу диктату экономии, и это в итоге лишь усугубило экономический спад. Господин Берлускони, давая интервью итальянскому изданию интернет-газеты «Huffington Post», заявил, что Германия –– это государство-гегемон, которое диктует другим европейским странам правила экономии и дисциплины. Он также отметил, что на месте нынешнего премьер-министра Марио Монти не был бы таким «вассалом Германии».

Если уж Берлускони с его правой ориентацией критикует Германию, то о каком немецком «пятом рейхе» можно рассуждать?

«Опровержение» идей о «диктате» Германии над Европой можно найти и в недавнем коллективном предложении глав министерств иностранных дел 11 из 27 стран Евросоюза о создании в ЕС поста президента, избираемого всеобщим голосованием, учреждении министерства иностранных дел ЕС, введении единой европейской въездной визы и даже возможном формировании единой армии. Об этом сообщается в проекте реформы, принятый по итогам заседания группы по вопросам будущего Европейского союза, в состав которой входят министры иностранных дел Австрии, Бельгии, Германии, Дании, Испании, Италии, Люксембурга, Нидерландов, Польши, Португалии и Франции (крупнейших и наиболее влиятельных государств Евросоюза, за исключением Великобритании). Понятно, что главную роль в этой группе играют Германия и Франция.

Впрочем, в проекте можно усмотреть и хорошие шансы Германии на «диктат»: ведь проект реформы предполагает отмену права вето, которым сейчас обладает ряд стран ЕС в вопросах внешней политики и безопасности, а также при ратификации общеевропейских договоров. В случае одобрения реформы страны ЕС вынуждены будут поддерживать и те внешнеполитические меры, с которыми не согласны.

Если с долей иронии предположить, что президентом ЕС станет Ангела Меркель, а министром иностранных дел — Гидо Вестервелле, то сторонники идеи «пятого рейха» могут заявить если не о своей правоте, то о некоторой прозорливости.

Однако идея создания общей армии ЕС и единого оборонного рынка принадлежит Германии, Франции, Италии, Испании и Польше. Это — консолидация, а вовсе не диктат. И против этой идеи выступили, заметим, не немцы, а британцы, помнящие о своём имперском прошлом.

Словом, как ни крути, а Германия видит своё будущее в ЕС. Речь идёт не о тотальной централизации Европы через подавление её агрессивными германцами, а о спасении Евросоюза и спасении самих немцев (сохранении в их больших и глубоких карманах трёх триллионов евро). Другое дело — если спасти Евросоюз не удастся. Но ведь в этом случае Германии не над кем будет президентствовать…

Обозревал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru

По материалам сайта Военное обозрение.

Новая серия украинского "мыла" в стиле "они сами себя обстреляли"
Украинские вооружённые формирования предприняли очередные несколько попыток прорваться через линию соприкосновения.

Юрий Баранчик. Как Германию сделали «дойной коровой» ЕС и как долго это будет продолжаться
На днях канцлер Германии Ангела Меркель отказалась встречаться с президентом России Владимиром Путиным из-за конфликта на Украине.

В Евросоюзе состоится революция
Освободительный огонь борьбы с тоталитарным прошлым Европы охватит города, вырвет с корнем бюрократическую заразу наднационального правительства и уничтожит гидру европейского империализма.

Объединение Германии: радостное для немцев событие и его печальные последствия
3 октября 1990 года состоялось объединение Германии.


  • Германия,
  • Миллиард,
  • ЕВРО,
  • Меркель,
  • Немец
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: