Станислав Тарасов: Анкару заставили одну таскать "каштаны из сирийского огня"

Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган в интервью американской газете The Washington Post сделал ряд важных заявлений.

Он сказал, что любые решения международного сообщества в отношении Сирии должны приниматься с одобрения Совета Безопасности ООН. Это — в целом. Конкретно, по словам Эрдогана, урегулирование сирийского кризиса во многом будет зависеть от дальнейшей позиции России и Китая, «с которыми Турция продолжает переговоры по Сирии». К этому списку глава турецкого правительства добавил и Иран.

Отметим еще одно важное событие. Эрдоган вслед за президентом Абдуллой Гюлем отменил запланированную на конец сентября поездку в США, во время которой он должен был выступить на заседании Генеральной ассамблеи ООН. К числу одной из причин такого шага турецкого руководства многие турецкие СМИ относят предстоящий ежегодный съезд правящей партии, который намечен на 30 сентября. Однако агентство Reuters уточняет: среди прочих вопросов на заседании ассамблеи ООН стоит кризис в Сирии, а Турция не готова обсуждать эту проблему в старом сценарии. Нового у нее пока нет. В то же время газета Milliyet предполагает, что такая реакция Турции на сирийский кризис во многом определена тем, что в ходе недавнего визита в Турцию главы Объединенного комитета начальников штабов Вооруженных сил США генерала Мартина Демпси стало ясно, что Вашингтон не поддержал инициативу Анкары создать на территории Сирии так называемую буферную зону. Это — во-первых. Во-вторых, сам глава правительства Турции объяснил причину маневра на сирийском направлении в интервью The Washington Post следующими словами: «Турция не желает оказаться в ловушке и предпринимать в дальнейшем какие-либо действия без одобрения ООН».

Действительно, с самого начала сирийского кризиса Турция оказалась в составе западной коалиции, которая — в конечном счете — ее вывела один на один с Сирией. К тому же инициированный Западом форум «Друзья Сирии», а в дальнейшем и созданный по инициативе Каира так называемый «исламский квартет», призванные разрешить сирийский кризис, практически не имеют шансов на успех из-за несовпадения позиций ее участников. Поэтому возникает несколько интригующих сюжетов.

Как известно, Турция наряду с членами Совета Безопасности ООН, готовила и подписала женевские принципы по сирийскому урегулированию. Они предусматривают пошаговые действия в сторону склонения официального Дамаска и сил сирийской оппозиции к политическому диалогу, который должен привести к созданию переходного правительства. При этом должны уважаться суверенитет, независимость, единство и территориальная целостность страны. Но в женевском документе отставка Асада не рассматривается в качестве обязательного предварительного условия для начала такого диалога. Сейчас Эрдоган говорит в интервью The Washington Post, что «не решается предсказать, когда в Сирии произойдет смена власти», и что «это будет зависеть от позиции России и Китая», хотя, по его мнению, «Асад — политический труп». В этой связи возникает несколько вопросов. Первый: означает ли это заявление публичное устранение Турции от женевских принципов по сирийскому урегулированию? Если «да», то турецкая дипломатия может оказаться за скобками решения важнейших проблем, которые напрямую затрагивают ее национальные интересы. Если «нет», то каким образом она намерена дальше действовать на сирийском направлении, если Дамаск считает ее заинтересованной стороной в разжигании кризиса? Президент Сирии Башар Асад в интервью египетской прессе вновь подчеркнул, что считает вооруженные отряды оппозиции террористами, и раскритиковал позицию Саудовскую Аравии, Катара и Турции. Кстати, как сообщает турецкая газета Hurriyet, Анкара готовится потребовать у Дамаска компенсацию за сбитый в июне сирийскими ВВС разведывательный самолет RF-4E. Но в ответ Сирия может потребовать компенсации за разрушения инфраструктуры и другие потери, которые осуществляется силами сирийской оппозиции, пользующимися поддержкой Турции, и некоторых других стран.

Еще вопрос: «Если инициатива в сирийском урегулировании переходит к России и Китаю, то будут ли они в полной мере учитывать интересы Турции, которая ранее вместе с США и другими странами Запада блокировала их действия на сирийском направлении?». Тем более, что позиция Анкары в отношении Россия и Китая претерпела огромную амплитуду — от заявления главы внешнеполитического ведомства Турции Ахмета Давутоглу на июньском международном совещании по Сирии: «Мы должны усилить давление на сирийский режим и тех, кто поддерживает этот режим, взяв курс на их изоляцию», до формального согласия Эрдогана придерживаться женевских принципов по сирийскому урегулированию, высказанное во время последнего июльского визита в Москву.

Уже очевидно, что ресурс турецкой дипломатии — спонтанно шарахаться от Запада к Востоку — исчерпан. События в Сирии обозначили проблемы, которые разделяют позиции Анкары и Москвы. Более того, Анкара бросила на сирийский алтарь и свои отношения с Тегераном. Тем не менее, мир вновь сталкивается с типичным для Турции маневром. Недавно министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз отметил, что «несмотря на расхождения Турции с Россией и Ираном по сирийскому кризису, ей удается сохранять достигнутый уровень в развитии торгово-экономических отношений с этими двумя странами». А теперь тот же министр сообщает, что Анкара ведет переговоры с Саудовской Аравией, Ливией и Россией по увеличению импорта нефти из этих стран взамен на иранскую нефть, «чтобы не ощутить дефицит нефти». Подобная дипломатическая стилистика серьезно подрывает политическое доверие к Турции.

Наконец, удастся ли Турции самостоятельно загнать «джина дестабилизации в бутылку», которого она «будила» вместе со своими союзниками в ходе «арабской весны»? Пока очевидно только одно: Турция, рассчитывавшая эффективно сыграть на «чужом поле», оказалась на своем с проблемой не только наплыва беженцев, но и перспективой перехода процесса дестабилизации из соседней Сирии на свою территорию. Недавно известный турецкий журналист Абдюльхамит Билиджи писал в газете Zaman, что искусство и мастерство национальной дипломатии должно заключаться в соблюдении формулы — не быть излишне близкой к странам Ближнего Востока, чтобы не втянуть страну в «неограниченные споры в регионе по принципу „ни сирийского сахара, ни арабского лица“, точно также, как и избегать активного вовлечения в региональные планы Запада. Не получилось. Теперь, как показал визит в Турцию американского генерала Мартина Демпси, США стали опасаться того, что Турция спровоцирует вовлечение США в очередной вооруженный конфликт в регионе и ищут иные механизмы выхода из сирийского кризиса. А до этого Турции придется одной „таскать каштаны из сирийского огня“, в разведении которого она принимала активное участие.

Об этом сообщает Военное обозрение.

Станислав Тарасов: "Сирийский цейтнот" Турции
На днях премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что «не хочет войны с Сирией, однако военный конфликт не исключен».

В одной из рек Италии рыбак поймал сома весом 120 кг
РИМ, 15 декабря. Рыбак из Италии Юри Грисенди выловил сома весом 120 килограммов в реке По. Мужчине пришлось около одного часа бороться с рыбой, после чего ему удалось вытащить ее…

Таджикистан планирует присоединиться к исламской коалиции
ДУШАНБЕ, 21 декабря. Таджикистан рассматривает возможность вступления в исламскую военную коалицию по борьбе с терроризмом во главе с Саудовской Аравией.

Белорус отомстил коллегам за неудачную шутку и поджег их в машине: три человека погибли
МИНСК, 18 декабря. В Лельчицах прошли прения в рамках уголовного дела, возбужденного против местного жителя за убийство трех человек с особой жестокостью.


  • Турция,
  • Сирия,
  • США,
  • Интервью,
  • Кризис
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: