Впервые боевой российский корабль дошел по северному морскому пути до Сахалина

Впервые боевой российский корабль дошел по северному морскому пути до Сахалина, сообщает РИА SakhalinMedia со ссылкой на svpressa.

ru. «Петр Великий» без ледоколов прошел через льды Антарктики, неся боевую вахту.

20 сентября палубный вертолет Ка-27, базирующийся на флагмане Северного флота – тяжелом атомном ракетном крейсере «Петр Великий», совершил жесткую посадку и получил повреждения во время отработки действий по учебной высадке десанта с борта корабля. В ходе инцидента никто не пострадал.
Вертолет, конечно, жалко. Но куда важнее, где это произошло – у острова Котельный архипелага Новосибирских островов, которые находятся в Карском море. Практически у кромки тяжелых арктических льдов. Если и появлялись ранее в этих краях крупные надводные корабли и суда, то, как правило, в сопровождении ледоколов. А рядом с «Петром Великим» – только спасательный буксир.

Стоит заметить, что в последние десятилетия в этих водах боевую службу несли лишь атомные подводные лодки – наши и американские. Крейсеры и эсминцы из Североморска в океанские походы уходили исключительно в западном направлении – вокруг Скандинавии, в Атлантику. Чаще всего – и далее, в Средиземное море.

Идти крейсеру в Арктику? А зачем? Надводного противника, пусть даже того, которого принято называть вероятным, там не бывало никогда и не предвидится в обозримой перспективе. Потому что это Севморпуть, по сей день – исключительно российский маршрут, на котором безраздельно хозяйничают наши ледоколы. Воевать сегодня «Петру Великому» там попросту не с кем. К самостоятельному поиску и уничтожению атомных подлодок он не приспособлен. Для него цель – авианосец врага или другой крупный надводный корабль. Но представить авианосец под звездно-полосатым флагом в Карском море сегодня совершенно невозможно. Нечего ему там делать.

Вероятно, последний случай, когда в этих водах самостоятельно действовал крупный надводный боевой корабль, был зафиксирован в августе 1942 года: в тот раз немецкий тяжелый крейсер «Адмирал Шеер» в неравном бою затопил советский ледокол «Александр Сибиряков». Что же сегодня занесло в эти суровые края нашего флагмана?

С этим вопросом мы обратились к бывшему командующему 5-й Средиземноморской оперативной эскадрой, бывшему начальнику Главного штаба ВМФ, адмиралу Валентину Селиванову: — Валентин Егорович, раньше надводные корабли нашего флота несли боевую службу в этом регионе?
– Нет, нам это было ни к чему – только напрасно тратить время и деньги. Корабли ходят в море либо на боевую подготовку – чем ближе их полигон, тем это экономичнее и легче, либо на боевую службу в район потенциального соприкосновения с противником. На Северном морском пути противника никогда не было. Нам незачем было туда отправлять корабли.

— Тогда зачем сейчас понадобилось отправлять в Карское море «Петр Великий»?

– На мой взгляд, здесь две причины. Первая чисто климатическая: льды Северного Ледовитого океана все стремительнее тают на протяжении уже многих лет. 23 августа прошлого года впервые небольшой российский пограничный корабль водоизмещением всего в тысячу тонн вышел из Мурманска и 20 сентября прибыл на Сахалин. Он прошел Северным морским путем в одиночку и без ледоколов. Мои знакомые, которые участвовали в этом походе, сказали, что льдов даже и не увидели. Ледовая обстановка в Арктике сильно упростилась. В результате улучшились и возможности судоходства к северу от континента.
Второй фактор — политический. Поход «Петра Великого» – это демонстрация готовности защищать наши интересы в Арктике военным путем. В последнее время мы предпринимаем немало мер для усиления своего боевого потенциала на Севере. А теперь показываем, что и атомный ракетный крейсер способен там плавать и отрабатывать необходимые задачи. Что он и делает.

— То есть в целом вы одобрительно относитесь к походу «Петра Великого»?

– Да, его отправка на восток по Севморпути – это нормальное рабочее решение в свете нынешних азиатско-тихоокеанских саммитов, климатических изменений и геополитической борьбы, которую мы видим в последние месяцы и годы. Я отношусь к этому походу положительно, потому что любое действие флота хорошо уже само по себе. Ведь настоящего ВМФ у нас сегодня нет. Пусть будет хотя бы этот поход – моряки не забудут вкус соленой воды.

Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин не считает, что в походе флагмана Северного флота есть что-то необычное:
– Проведение «Петром Великим» учений в Карском море объясняется тем, что оно совершенно точно недоступно для каких-либо средств разведки стран НАТО. А у нас очень нервно относятся к их появлению. Действительно в этом регионе крупные военные корабли не появлялись чуть ли не со времен второй мировой, но это было затруднительно просто по причине большого количества льдов, которых сейчас там почти нет. В этом году их особенно мало. Причем в первую очередь освобождается от льда именно российская часть Северного Ледовитого океана и появляется возможность уйти от западной разведки вглубь собственных вод.

Мнение руководителя Центра военного прогнозирования, кандидата военных наук, полковника Анатолия Цыганка:
– Необходимо ясно понимать, что главный плюс того, что Северный морской путь полностью пролегает в территориальных водах России, состоит не в том, что мы можем извлекать коммерческую прибыль из проводки иностранных судов по этому маршруту. А в том, что мы можем проводить Севморпутем наши боевые корабли с западного континента на восток и наоборот.

Когда Норвегия, Германия, Великобритания и другие европейские страны заявили, что проход судов по Севморпути должен быть беспрепятственным для любых государств мира, Россия согласилась. Но с условием оплаты перехода по маршруту, поскольку мы вложили очень большие деньги в его инфраструктуру. Было и второе условие: иностранные военные корабли должны в обязательном порядке предупреждать нас о своих планах через Министерство иностранных дел. Это говорит о том, что мы сейчас всерьез рассматриваем Северный морской путь не только как маршрут коммерческого сообщения, но и как важное средство военных коммуникаций. Мы планируем создать арктические мотострелковые бригады, провести на Севере учения Воздушно-десантных войск. Заявлено, что наши Вооруженные силы теперь получают технику, специально адаптированную к условиям Крайнего Севера. Это все говорит о пристальном внимании руководства страны к охране и развитию приарктических районов России. Поход «Петра Великого» – это очередное подтверждение наших притязаний на контроль региона.

Об этом сообщает Военное обозрение.

Китайские грузы на Северном морском пути
В течение нескольких десятков лет Советский Союз, а затем и Россия перевозили часть грузов по Северному морскому пути.

Русский бросок на Север
Министр обороны Сергей Шойгу на днях побывал в Заполярье, чтобы лично проинспектировать ход строительства здесь инфраструктуры для базирования новых российских атомных подводных ракетоносцев проектов «Борей» и «Ясень», и нового жилого городка для военнослужащих Северного флота.

Северный морской путь – под контролем
После 30-летнего перерыва первый самолет российской Военно-транспортной авиации совершил в минувший вторник посадку на аэродроме «Темп» на острове Котельный (архипелаг Новосибирских островов) в арктической зоне.

Россия может потерять монополию на Северный морской путь
«Как раз из-за глобального потепления может повыситься интерес других стран к Северному морскому пути.


  • Корабль,
  • МОР,
  • ФЛОТ,
  • Служба,
  • ЛЁД
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: