Противоракетная оборона США: новый президент и старые планы

В самом начале следующего года в должность вступит новый президент США.

Возможно, это вновь будет Б. Обама, а может быть, его сменит М. Ромни. Так или иначе, после выборов обычно происходит ряд характерных вещей, как то замены на руководящих постах, коррекция политического курса страны и т.д. Естественно, по окончании предвыборной компании у нового президента и его администрации появится больше времени, которое можно будет использовать для решения внутре- и внешнеполитических проблем. Одной из них является противоракетная оборона, в спорах о которой было сломано множество копий.



В первую очередь, стоит отметить основные отличия предвыборных лозунгов обоих кандидатов. Из множества заявлений следует, что в случае переизбрания Б. Обамы Россия, возможно, может рассчитывать на некоторые уступки с его стороны в области евроатлантической ПРО. Слова его конкурента М. Ромни, в свою очередь, не обещают легкого решения вопроса. Ромни слишком часто повторяет свои тезисы по поводу необходимости противостояния России. Очевидно, в случае своего избрания он будет всячески тормозить и саботировать любые переговоры, которые могут привести к каким-либо потерям, в том числе и небольшим. В то же время, до сих пор переговоры по ПРО тоже шли без особого успеха, так что давление Ромни может и не оказать ожидаемое действие на российскую сторону.

Несмотря на позиции обоих кандидатов, проблема систем противоракетной обороны остается актуальной. Главная причина этого – системы ПРО способны изменить текущую геополитическую обстановку. При должном уровне развития радиолокационные станции и противоракеты могут сделать ядерные арсеналы противника попросту бесполезными. Конечно, нынешнее состояние комплексов ПРО далеко от этого, но разработка новых систем и нового вооружения продолжается. Именно по этой причине в свое время был подписан договор об ограничении противоракетной обороны, ведь она может изрядно ударить по концепции ядерного сдерживания – одной из основ международной стабильности. Постоянно предлагаются различные способы решения сложившейся проблемы. Почти всегда они в той или иной мере связаны с запретом на разработку и строительство оборонительных систем. Тем не менее, их создание требует определенного времени. В свою очередь, разработка и доводка ракет так же имеет некоторые сроки, которые, по совпадению, порой примерно равны времени создания ПРО. С учетом того, что ряд стран третьего мира уже владеет определенными технологиями в строительстве баллистических ракет, ситуация с ограничением строительства ПРО принимает еще более интересный и сложный вид.

Ранее неоднократно предлагалось разграничить системы ПРО различных классов и вводить ограничения, исходя из такого разделения. Иными словами, для защиты от ракет того же Ирана европейским странам будет достаточно противоракетных комплексов, дальность действия которых будет достаточна для уничтожения баллистическиз ракет средней дальности. Поскольку иранские баллистические ракеты в настоящее время являются «официальным символом» строительства евроатлантической ПРО, то пусть в таком случае Европа получит возможность защиты от подобного нападения. Что касается Соединенных Штатов, то они по такой логике могут не волноваться – географическое положение надежно защищает страну от ракет, чья дальность меньше межконтинентальной.

Второй класс противоракетных систем подразумевает защиту от баллистических ракет межконтинентальной дальности. Поскольку подобные средства доставки боезаряда есть только у нескольких крупных и мощных стран, предлагается ограничить создание подобных систем ПРО во избежание нарушения текущего состояния ядерного сдерживания. Договоренность о разделении противоракетной обороны на два основных класса уже была достигнута в конце девяностых, когда США и Россия подписали протокол о разграничении стратегической и нестратегической обороны. Правда, ни одна сторона так и не ратифицировала этот документ. Согласно протоколу, граница разделения систем ПРО проходила по скорости противоракеты-перехватчика в 5 километров в секунду. Разделение классов по скорости перехватчика имело под собой определенные основания. Так, для перехвата ракет малой и средней дальности противоракете в большинстве случаев достаточно скорости менее тех самых 5 км/с. Уничтожение более серьезных целей, в свою очередь, требует большей скорости. Конечно, конкретное значение скорости перехватчика зависит от множества условий, но после ряда консультаций со специалистами было выбрано именно это.

Интересен тот факт, что американские военные и эксперты, несмотря на проводимую Пентагоном и Белым домом политику, согласны с необходимостью развития нестратегической ПРО, рассчитанной для поражения ракет средней и малой дальности. В феврале этого года был опубликован доклад комиссии при Евроатлантической инициативе в области безопасности. Несколько специалистов из разных стран пришли к выводу, что наибольшую угрозу в настоящее время представляют далеко не межконтинентальные ракеты, а средства доставки средней дальности, чей радиус действия не превышает 4000-4500 километров. Именно такие средства доставки боеголовок уже имеются и будут появляться в ближайшие годы у стран третьего мира, в том числе и у т.н. неблагонадежных режимов. Существование ракет средней дальности подтверждено в отношении шести стран, четыре из которых кроме того располагают ядерными боевыми частями. Наличие ядерного оружия у двух других – Ирана и Израиля – пока не установлено. У США и России подобное вооружение полностью отсутствует после выполнения договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Через несколько лет после выполнения условий соглашения, в 2008 году, тогда еще кандидат в президенты США Б. Обама предложил открыть Договор для всех желающих. Россия поддержала эту инициативу, но с тех пор ни одна страна не присоединилась к соглашению и даже не выказала таких намерений. Оно и понятно, межконтинентальные ракеты есть далеко не у всех, а средства доставки средней дальности в таком случае являются самой длинной «рукой» вооруженных сил развивающейся страны.

Все страны, владеющие баллистическими ракетами средней дальности, расположены на азиатском континенте. Соответственно, они могут угрожать России и Европе, но никак не Соединенным Штатам. Кроме того, далеко не все страны-обладательницы подобных ракет могут «достать» до большинства европейских стран. Собственно говоря, этот факт является основой критики в отношении американских инициатив по поводу совместной евроатлантической обороны. При этом необходимо помнить, что создаваемая сейчас в Европе система ПРО по своим характеристикам является стратегической и должна иметь возможность уничтожать именно межконтинентальные ракеты. Так что ситуация приобретает весьма интересный вид: под видом обороны от азиатских стран в Европе возводится система, возможности которой значительно превышают потенциальную угрозу. Существует два основных объяснения этому. Первое касается недобрых планов по снижению эффективности российских ядерных сил, второе – сложности и продолжительности строительства ПРО.

В нашей стране по понятным причинам большей популярностью пользуется первое объяснение. Однако фактически право на жизнь имеют оба. Текущее состояние проекта евроатлантической ПРО, а также финансовая обстановка в США в самое ближайшее время могут крайне неприятно сказаться на сроках воплощения программы. Многие эксперты, да и ряд американских политиков, ожидают в начале следующего года секвестр бюджета, причем с каждым днем доводы в пользу этого предположения звучат все убедительнее. В ходе сокращения расходов, скорее всего, пострадает и военный бюджет. Поэтому будут урезаны ассигнования на ряд программ, среди которых, возможно, окажется и евроатлантическая ПРО. Кроме того, могут быть затронуты программы разработки новых противоракет, кораблей ПРО и т.д. Таким образом, определенные перспективы у евроатлантической противоракетной системы есть. Но объем реального строительства и его сроки находятся под большим вопросом. Более-менее уверенно можно говорить только о действиях до 2018 года, хотя и здесь имеются определенные сомнения.

Оснований для сомнений в реальности имеющихся планов достаточно. К примеру, не так давно произошел небольшой конфликт в отношении расширения планов по строительству противоракетных комплексов. В апреле этого года комиссия Национальной академии наук США представила свой доклад, в котором предлагалось изменить структуру всей системы противоракетной обороны. Для этого необходимо создать на востоке Штатов Третий позиционный район ПРО, в котором будет использовано не менее сотни перехватчиков со скоростью полета порядка шести километров в секунду. Подобная перспективная противоракета ценой дополнительных затрат на разработку поможет значительно сэкономить на европейской части всей системы ПРО. Третий позиционный район на восточном побережье позволит убрать комплексы противоракетной обороны из Польши и сократить их численность в других странах. Правда, для этого требуется создать новую ракету-перехватчик, что в текущих условиях смотрится довольно спорным решением.

Проанализировав доклад Национальной академии, Конгресс США поручил министерству обороны представить в следующем году план Третьего позиционного района, а к 2015 году развернуть в нем не менее двух десятков противоракет. Такие инициативы Палаты представителей вызвали критику со стороны оборонного комитета Сената. Согласительная комиссия Конгресса состоится через пару недель. На ней должны быть проанализированы все разногласия и найден компромисс между Палатой представителей, желающей усилить ПРО и снизить расходы на зарубежные части системы, и Конгрессом, в чьи планы входит только сокращение расходов. Пока разные части Конгресса США разбирались между собой и договаривались о проведении специального заседания, свое слово сказали Пентагон и администрация президента. По мнению министра обороны Л. Панетты, Третий позиционный район не нужен и только усложнит все работы по созданию оборонительной системы. С ним согласна администрация Обамы, более того, она намерена наложить вето на проект бюджета на 2013 год, если в нем будет предусмотрено финансирование строительство нового позиционного района. С учетом возможного секвестра бюджета подобные споры вполне понятны и объяснимы.

Как видим, в создании евроатлантической ПРО есть масса вопросов как финансового, так и технического характера. Работы достаточно сложны, поэтому отнимут очень много времени и сил. В том числе и по этой причине создание противоракетной системы ведется Соединенными Штатами совместно с другими государствами, хотя участие Европы нельзя назвать значительным. Альтернативой нынешнему подходу может стать создание единой системы ПРО, в которой будут участвовать и Европа, и США, и Россия. Вряд ли Москва и Вашингтон сейчас готовы пойти на это, но и полностью исключать возможность тоже не стоит. Совместный проект может быть начат, к примеру, с подписания т.н. исполнительного соглашения. Такой вид международных договоров по американским законам не требует одобрения Конгресса и позволяет сразу же начинать реализацию своих условий. Если, конечно, руководство государств посчитает такое сотрудничество необходимым. К примеру, М. Ромни в случае своего избрания точно не пойдет на такое сотрудничество.

Создание евроатлантической системы противоракетной обороны еще далеко от завершения и требует немало времени и сил. Поскольку текущие тенденции, в частности необходимость сокращения расходов бюджета, не способствуют ускорению процесса строительства, то следующему президенту США придется решать скопившиеся проблемы, а вместе с ними и те, что появятся в будущем. Возможно, большое количество проблем и загвоздок в создании ПРО повлияют на позицию Соединенных Штатов и им придется сокращать свои планы либо идти на уступки. Вряд ли Вашингтон станет отказываться от большого количества своих планов, но ему точно придется сократить их список. Для России это сокращение может иметь и положительные последствия. Например, из-за многочисленных проблем американцы наконец согласятся дать гарантии ненаправленности своей ПРО против российских ядерных сил. Вероятность такого развития событий невелика, да и предыдущие действия руководства США прямо подтверждают, насколько для него важно отсутствие гарантий. Тем не менее, в политике возможно все и исключать подобное развитие событий нельзя.


По материалам сайтов:
peacekeeper.ru/
lenta.ru/
interfax.ru/
bbc.co.uk/

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

До конца года на румынской базе Девеселу разместится объект противоракетной обороны США
Пресс-служба Белого дома рассказала об итогах переговоров вице-президента США Джо Байдена и президента Румынии Клауса Йоханниса, подтвердив, что еще до конца текущего года на базе, находящейся в румынском Девеселу, заработают элементы противоракетной обороны США, сообщает РИА «Новости».

Американский дипломат: Возможности системы противоракетной обороны США крайне ограничены
Бывший посол США на Украине, старший сотрудник Центра по делам США и Европы при Брукингском институте Стивен Пайфер заявил, что возможности системы противоракетной обороны США крайне ограничены, в первую очередь, в вопросах защиты от баллистических ракет подлодок и межконтинентальных баллистических ракет.

Антисанитария — новый сезон и старые проблемы
На черноморском побережье Грузии — новый туристический сезон и старые проблемы — туристы в основном жалуются на антисанитарию.

"Придет новый президент и на шесть лет за решетку сядут все, кто прибегнул к нарушениям на выборах", – Гриценко
Один из лидеров Объединенной оппозиции Анатолий Гриценко обратиться к членам избирательных комиссий и призвал внимательно почитать закон о выборах народных депутатов в новой редакции… «Хочу обратиться к членам избирательных комиссий.


  • Оборона,
  • США,
  • Ракета,
  • Система,
  • Дальность
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: