И один в поле воин

В кабинете одного из ведущих ученых страны в начале своей трудовой деятельности я увидел черно-белую фотографию странного радиолокатора.

Аппаратная кабина радиолокатора размещалась на автомобиле ГАЗ-ААА («полуторка»). Я попросил рассказать, что за радиолокатор изображен на этой фотографии. Рассказ получился захватывающим, и, я думаю, интересным. В конце 30-х годов НИИ радиопромышленности приступил к созданию радиоулавливателей самолетов. И эти радиоулавливатели после многолетних испытаний были созданы. Один из них — «Редут-3» и был изображен на загадочной фотографии. На вооружение Красной Армии, а также Черноморского и Балтийского флотов эти радиоулавливатели под разными шифрами стали поступать с 1937 года. Так создались новые радиотехнические воинские подразделения (воздушного наблюдения, оповещения и связи), которые обслуживали в войсках и на флотах эти радиолокационные станции. Антенна на радиолокаторе в свое время имела название Удо-Яги, а в наше время это очень простая и надежная антенна называется волновым каналом.

Высшее командование Красной Армии и флотов, начиная с 1940 года, пристально изучали эффективность использования радиолокационных станций в боевых условиях. В июле 1940 года Германия начала массированные налеты на города Великобритании, с лица земли был даже стерт город Ковентри. 8-му Ударному авиакорпусу немцев, оснащенному пикирующими бомбардировщиками «Юнкерс-87», численность которых достигала 2500 самолетов, могли противостоять только 900 английских истребителей. Но эти истребители прицельно наводились на немецкие бомбардировщики английскими радиолокационными станциями. Потери немцев росли с каждым днем и, когда в начале сентября 1940 года за одни только сутки было сбито 185 немецких самолетов, воздушные массированные атаки немцев на города Англии практически прекратились.

В конце августа 1941 года на рейд Кронштадта из Таллинна прорвались боевые корабли численностью более ста вымпелов, потеряв при переходе десятки кораблей и тысячи воинов, которые могли бы защищать Ленинград. К этому времени фашистская группа армий «Север» практически приблизилась к городу на Неве, оставалось несколько дней до полного блокирования Ленинграда. Фашистское командование четко представляло себе, какую угрозу их воинским соединениям представляет Балтийский флот и особенно его крупнокалиберная артиллерия на последнем этапе операции. Поэтому 1-му Воздушному флоту Германии был придан 8-й Ударный авиакорпус. Генерал-фельдмаршал В.Й. фон Лееб представил в ставку Гитлера план уничтожения кораблей Балтийского флота. К этому времени фашистское командование уже сгруппировало «железный кулак», в состав которого входило порядка 400 бомбардировщиков, способных сбросить на корабли, стоящие на рейде в Кронштадте, более 200-х тонн бомбовой нагрузки за один только вылет. Можно представить, что при точном попадании этого груза от кораблей Балтийского флота ничего бы не осталось. Флот был бы ликвидирован, и тогда немцам захватить Кронштадт не представляло труда. Фашисты стали готовить операцию по уничтожению кораблей на двадцатые числа сентября 1941 года. Из ставки Гитлера пришло одобрение этого плана.

На Ленинградский фронт в начале сентября прибыл Г.К. Жуков, одним из первых его вопросов было состояние войск ПВО по прикрытию города и кораблей в Кронштадте. «Берегите радиоулавливатели самолетов. Штабу фронта и флота необходимо с операторами станций иметь отдельный канал связи и постоянно получать информацию о полетах фашистской авиации»: потребовал новый Командующий фронтом. К этому времени одна из станций «Редут-3» была уже перебазирована из под Нарвы в деревню Большая Ижора, а телефонным кабелем операторы этой станции были связаны с командными пунктами ПВО фронта и Балтийского флота. Операторы через каждые 30 секунд должны были докладывать об обстановке в воздухе на удалениях до 150 километров. Видимо Г.К. Жуков уже владел информацией о возможностях этого нового вида вооружения. На посту Начальника Генерального штаба он в свое время оформлял постановления о принятии на вооружения эти новых систем для Красной Армии и Флота. Наступило 21 сентября 1941 года. В 10 часов 40 минут оператор на станции «Редут-3» зафиксировал полеты в сторону Ленинграда большой группы фашистских самолетов, которые поднялись с аэродромов Сиверская, Красногвардейска и районов под Новгородом. Это были бомбардировщики, количество их превышало 230. Как и полагалось по инструкции были посланы сообщения в пункты ПВО штабов. Через несколько секунд вражеские самолеты стали перестраиваться в три колонны, оператор срочно доложил и эту информацию. Командование фронтом и флотом поняло, намечается встреча колонн бомбардировщиков над Кронштадтом и прицельная бомбардировка кораблей. Каждая колонна должна была иметь свое задание, разведданные позволяли немцам распределить самолеты для уничтожения прицельно всех кораблей. Боевые тревоги на кораблях, зенитных батареях и аэродромах прозвучали мгновенно, все было приведено в действие. Советские истребители отошли в зону над Ленинградом, чтобы можно было атаковать бомбардировщики после разворота над целями. Вот так подготовили операторы станции «Редут-3», расположенной в Больших Ижорах, бой по спасению оставшихся сил Краснознаменного Балтийского флота.

Через 12 минут после первой информации оператора три фашистских авиационных колонн бомбардировщиков подошли на разных высотах к Кронштадту. Затем началось снижение самолетов до высоты 900 метров, которая являлась высотой начала пикирования и прицельного бомбометания. Но в этот момент шквал огня зениток и пулеметов встретил вражеские самолеты. Началось хаотичное сбрасывание бомб, летчики пытались освободиться от боевой нагрузки. Несколько вражеских машин от точного попадания зенитных снарядов взорвались в воздухе. Летчики не понимали, что происходит, их переговоры между собой носили истерический характер. Они старались предупредить друг друга о смертельной опасности. Минут десять стоял грохот от всего того, что творилось на кораблях и в воздухе. Когда прекратились залпы зениток и стрельба пулеметов, истребительная авиация вступила в бой с уходящими бомбардировщиками. Удивительно, 22 и 23 сентября картина налетов повторилась точно, так как было 21 сентября. В этом командование Ленинградским фронтом увидело немецкую педантичность и невозможность отступить от утвержденного в ставке Гитлера плана уничтожения флота. После первого дня операции генерал-фельдмаршал В.Й. фон Лееб, видимо, не докладывал в ставку результаты налета, надеясь, что 22 и 23 сентября он застанет русских врасплох. Фашисты не знали, что в войсках Ленинградского фронта успешно работают первые три отечественные радиолокационные станции и командование могло предпринять уже меры для уничтожения самолетов врага. В оставшиеся два дня фашисты поднимали в воздух все меньше и меньше боевых машин, сказались невосполнимые потери их, а так же отсутствие бомб на аэродромах. Когда командование Ленинградского фронта подвело итоги битвы за Кронштадт и корабли Краснознаменного Балтийского флота, определили, что из всех кораблей было потоплено 4, а повреждения получили 8. Потери личного состава – порядка 250 офицеров и матросов. В сводках Совинформбюро значилось, что за 21, 22, 23 сентября 1941 года потери вражеской авиации в воздушных боях и от зенитной артиллерии составили 173 самолета, но отдельно потери над водами Финского залива не приводились. Видимо, так требовала обстановка того времени. После 23 сентября 1941 года 8 Ударный авиационный корпус Люфтваффе был передислоцирован с Ленинградского фронта, а немного позднее и генерал-фельдмаршал В.Й. фон Лееб был отстранен от командования группы армий «Север». Его перевели в резерв ставки Гитлера.

Вечером 23 сентября 1941 года адмирал В.Ф. Трибуц прибыл в деревню Большие Ижоры. Целью его прибытия было ознакомление с личным составом станции «Редут-3» 72-го радиобатальона ВНОС. Он приказал построить состав стации, не занятый на дежурстве. Когда личный состав выровнял строй, командир батальона доложил адмиралу о выполнении его приказа. В.Ф. Трибуц, выдержав паузу, обратился к командирам и бойцам: «Вы заслужили благодарность от Командующего Ленинградским фронтом К.Г. Жукова за умелое и образцовое исполнение своих обязанностей. Благодаря вашему умению и бдительности Балтийский флот сумел отбить массовые налеты немецкой авиации и сохранил свою мощь для уничтожения вражеских соединений. Две недели прошли, как немцам удалось замкнуть кольцо вокруг Ленинграда, артиллерия флота и моряки вместе с бойцами Красной Армии будут это кольцо прорывать. И мы это сделаем. Вы сохранили нашу мощь». Затем он пожал руку каждому стоящему в строю командирам и бойцам и отбыл на эмке к заливу, надо было спешить в штаб фронта. А в душе он, видимо, был благодарен бойцам станции, которые помогли спасти ту часть флота, которая вырвалась из Таллинна, не подорвалась на минах, не погибла от торпед немецких подлодок и бомб авиации. Адмирал еще не знал, что это кольцо бойцы Красной Армии и Флота прорвут только через 885 суток.

На войне в штабной работе нет места мелочам.

Через год радиоинженеры осажденного Ленинграда сумели найти решение по передаче информации с индикаторов станций «Редут-3» непосредственно в штаб фронта для возможности оперативным службам самостоятельно принимать решения по оценке воздушной обстановки. Многие радиоспециалисты осажденного Ленинграда были удостоены звания «Почетный радист» за заслуги по созданию радиотехнических систем, средств и устройств, обеспечивавших повышение боевой готовности частей Ленинградского фронта, а также награждены медалью «За оборону Ленинграда». После прорыва блокады фашисты, отступая, предприняли в 1944 году еще одну попытку массированного налета бомбардировочной авиации на Ленинград. Видимо им необходимо было израсходовать оставшиеся бомбы, но этот массированный налет был отражен уже истребительной авиацией Ленинградского военного округа по наведению самолетов с РЛС «Редут-3».

P.S. С учетом опыта англичан и Финской войны в обязанности радиоинженеров Ленинградских НИИ, входила подготовка операторов станций «Редут-3», заключающаяся в том, что по амплитуде импульсов отраженных сигналов, их количества, расстановки, они должны были определять численность самолетов, скорость и направление их полета. С этой задачей разработчики первых отечественных РЛС справились. Через 3,5 месяца аналогичная картина по уничтожению флота США произошла на базе Перл-Харбор. Не придав значения информации в штабе базы флота от оператора РЛС, США из 98 кораблей потеряли 8, повреждения получили 10 кораблей, было уничтожено 188 американских самолетов, потери личного состава 2326 офицеров и матросов.

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

И один в поле воин, если знаешь испанский…
В истории российское разведки трудно припомнить имя генерала-нелегала, ставшего Героем Советского Союза за многолетнюю работу за рубежом.

Президент Латвии: Домбровскис — один в поле не воин
Президент Латвии Андрис Берзиньш заявил, что премьер Валдис Домбровскис работал на совесть, сообщает портал Delfi.

И Один в поле воин, когда по-русски скроен!
Имя — Николай.

О роли личности в истории. Победа Воислава Шешеля над Гаагским трибуналом
31 марта Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) объявил приговор лидеру Сербской радикальной партии Воиславу Шешелю.


  • Самолёт,
  • Сентябрь,
  • ФЛОТ,
  • Корабль,
  • Фронт
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: