Граждане и оружие: Как власть разоружала народ с 1917 по 2012

Мало кто помнит, что до революции 1917 г.

оружие свободно продавалось в охотничьих магазинах. Маузеры, Наганы, Браунинги, Смит-Вессоны, да вот и Парабеллумы. Дамские модели, помещающиеся в женской сумочке. «Велодоги» — револьверы для велосипедистов, для эффективной защиты от собак.
Без особых хлопот можно было купить даже станковый пулемет «Максим» тульского производства…

Откроем, к примеру, пасхальный номер журнала «Огонек», 1914 год. Мирная довоенная весна. Читаем рекламу.

Наряду с рекламой «одеколона дивного запаха Дралле», фотографических камер «Ферротипия» и средства от геморроя «Анузоль» — реклама револьверов, пистолетов, охотничьих ружей. А вот и наш старый знакомый!

Браунинг образца 1906 г.:


В журнале особенно рекламируется ИМЕННО браунинг. В классической книге А. Жука «Стрелковое оружие» номер этой модели 31-6. Производство: Бельгия, образец 1906 года, калибр 6.35 мм. Вес всего 350 грамм, но имеет 6 патронов.
И каких патронов! Патроны создавались именно для этой модели. Пуля оболочечная, порох бездымный (в 3 раза мощнее дымного). Такой патрон был мощнее револьверного патрона того же калибра.

Модель Браунинга 1906 г. была очень удачна. Размеры пистолета составляли всего 11.4 х 5.3 см и он легко умещался на ладони. Что еще было надо для безопасной поездки на рынок? Рыночные торговцы до революции были вооружены.

Неудивительно, что понятие «рэкет» в те времена вообще отсутствовало…

Носить Браунинг можно было скрытно — помещался он даже в жилетном кармане и дамском несессере. Из-за малого веса и слабой отдачи его охотно покупали женщины, и к нему прочно приклеилось название «дамский пистолет».

Браунинг был популярной моделью среди широких слоев российского общества долгие годы. Студенты, гимназисты, курсистки, бизнесмены, дипломаты, офицеры — даже вот и огородники! — имели его под рукой.

Благодаря низкой цене он был доступен даже школьникам, и преподаватели отмечали среди гимназистов и студентов моду «стреляться из-за несчастной любви». Малокалиберные пистолеты называли также «оружием самоубийц».

Пистолеты большого калибра разносили голову как тыкву, а после выстрела в голову из Браунинга, покойник хорошо смотрелся в гробу, что должно было приводить к слезам раскаяния у неверной изменницы…

Но Браунинг был опасен не только для его обладателя.

Это было эффективное оружие самозащиты. Малокалиберная оболочечная пуля пробивала слой мышц и застревала внутри тела, полностью отдавая ему свою энергию. Уровень медицины начала ХХ века зачастую не позволял спасти человека, пораженного во внутренние органы.

Благодаря компактному размеру и своим боевым качествам, Браунинг образца 1906 года был популярнейшей моделью. Всего их было изготовлено более 4 МИЛЛИОНОВ штук!

Но как смотрели в царские времена на «превышение пределов необходимой обороны»? Сам термин «необходимая оборона» впервые появился в указе Павла I (которого наши граждане часто представляют чуть ли не полусумасшедшим) и означал он совсем не то, к чему мы все привыкли.
В 18 веке в России был такой разбойный промысел — речное пиратство.

Шайки бродяг нападали на речные суда, плывшие по основным рекам, и грабили их. Император Павел I принял указ о неукоснительном лишении дворянства всех дворян, которые подверглись нападению на реках и не оказали вооруженного сопротивления.

Дворяне тогда были, естественно, при шпагах и если они не осуществляли НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ, их этой шпаги лишали, равно как и поместья, и званий…

Благодаря такой постановке вопроса, в самое короткое время разбойники были перебиты или разбежались и разбой на реках прекратился. То есть необходимая оборона — это была НЕОБХОДИМОСТЬ вооруженному человеку ОБОРОНЯТЬСЯ.

Никаких «пределов», не существовало. В советские же времена это полезное понятие было искажено и если и встречается, то лишь в сочетании «ПРЕВЫШЕНИЕ ПРЕДЕЛОВ необходимой обороны».

За вооруженный отпор грабителям была введена уголовная статья, а само оружие было отобрано у населения.

Большевики изъяли оружие у населения. Для полного «разоружения буржуазии» немало поработали отряды красной гвардии и советской милиции, проводя массовые обыски.

Однако отдельные несознательные «кулаки», как видим, не спешили расстаться с браунингами до середины 30-х годов. И я их понимаю, красивая и нужная вещь…

Пистолет из предмета повседневного обихода с тех пор превратился в СССР в символ принадлежности к силовым структурам или высшей партийной элите. Калибр пистолета был обратно пропорционален положению в обществе. (Чем выше чиновник — тем меньше калибр его пистолета.)…

Эта модель Браунинга была столь популярна, что постепенно вышла из обращения лишь с созданием в 1926 году пистолета Коровина. По сравнению c Браунингом у него был усилен патрон и немного удлинен ствол, а емкость магазина выросла до 8 патронов.

Интересно то, что несмотря на малый калибр, он пользовался большим успехом среди командного состава Красной Армии.
А все что осталось рядовому российскому обывателю, изнемогающему от уличной преступности — это с тоской разглядывать страницы дореволюционных журналов.

«РЕВОЛЬВЕР С 50 ПАТРОНАМИ. ТОЛЬКО 2 РУБЛЯ. Безопасное и верное оружие для самозащиты, устрашения и поднятия тревоги. Вполне заменяет дорогие и опасные револьверы. Поразительно сильно бьет. Необходим всякому. Разрешения на этот револьвер не требуется. 50 добавочных патронов стоят 75 копеек, 100 штук — 1 р. 40 коп., за пересылку по почте наложенным платежом присчитывается 35 коп., в Сибирь — 55 коп. При заказе 3 штук прилагается ОДИН РЕВОЛЬВЕР БЕСПЛАТНО. Адрес: г. Лодзь, Товариществу «СЛАВА» О.»

Справедливости ради надо сказать, что были и некоторые ограничения оборота огнестрельного оружия:
1. Высочайше утвержденное Николаем II Мнение Государственного Совета от 10 июня 1900 г. «О запрещении изготовления и привоза из-за границы огнестрельного оружия образцов, употребляемых в войсках»

2. Высочайшее постановление императора «О продаже и хранении огнестрельного оружия, а также взрывчатых веществ и об устройстве стрельбищ». Соответственно ужесточались и таможенные ограничения на ввоз и вывоз огнестрельного оружия военных образцов.

Существовали так же и тайные циркуляры царского правительства, предписывающие местным властям по своему усмотрению и с учетом сложившейся обстановки изымать оружие у нелояльных подданных.

Вот что писал о праве рядовых граждан на приобретение, хранение и использование гражданских видов оружия в «Очерке науки полицейского права» профессор Императорского Московского университета И. Т. Тарасов:

«Невзирая на несомненную опасность от неосторожного, неумелого и злоумышленного пользования оружием, запрещение иметь оружие никоим образом не может быть общим правилом, а лишь исключением, имеющим место тогда, когда:

1. волнения, возмущения или восстания дают основательный повод опасаться, что оружием воспользуются для опасных преступных целей;

2. особые положение или состояние тех лиц, например, малолетних и несовершеннолетних, сумасшедших, враждебных или враждующих племен и т.п., которые дают повод к такому опасению;

3. прошлые факты неосторожного или злонамеренного пользования оружием, констатированные судом или иным способом, указали на целесообразность отобрания оружия у данных лиц».

Можно с уверенностью говорить, что в государстве Российском, право на оружие являлось неотъемлемым правом каждого законопослушного и психически здорового гражданина; оно, естественно, подвергалось некоторым временным и местным ограничениям.
С течением времени это право претерпевало изменения, отвечая потребностям эпохи.

В XIX – начале XX вв. предоставление гражданам права на оружие, его приобретение, хранение и использование можно рассматривать как прогрессивное явление, поскольку в то время такое право существовало далеко не во всех странах.

Законодательством в процессе эволюции выработался довольно жесткий порядок хранения, ношения и приобретения гражданами огнестрельного оружия. С XVII века право на ношение оружия предоставлялось только определенным категориям лиц.

В начале XX века ими были лица, у которых оружие являлось частью обмундирования (например, полицейские или жандармские чины), которым оно было необходимо в целях самообороны. Некоторым ношение оружия было обязательно в силу обычая, законом не запрещенного; в целях охоты или занятий спортом.

С развитием огнестрельного оружия законодательство стало разделять его на виды: военного – невоенного образцов; нарезное – гладкоствольное; ружья – револьверы и т.п.

Таким образом, с 1649 по 1914 год в Российском государстве сформировалась стройная законодательная система, избежавшая крайностей вседозволенности, с одной стороны, и поголовного запрета, с другой.

Свобода как состояние общества существует до тех пор, пока владение оружием признается в нем естественным правом. Общество перестает быть свободным, когда естественное право владения оружием заменяется привилегией, дарованной государством.

Со времен Римской Империи основным отличием раба от свободного гражданина наряду с политическими правами было право на ношение и применение оружия — от кинжала под туникой до берданки в сарае или пистолета в кобуре.

Невероятно, но факт — на протяжении почти всей своей истории жители России были почти поголовно вооружены (как, впрочем, и жители соседней Европы), вплоть до середины 20 века.

Люди без оружия легко становились добычей разбойников на больших дорогах или кочевников на границах, а также диких зверей. Оружие имели все — вплоть до крепостных крестьян.

Пока либеральная публицистика исходила желчью о «дикой азиатчине» и «крепостных рабах», в собственности «рабов» находились охотничьи ружья и холодное оружие. На это не требовалось никаких лицензий и разрешений.

Свободно носили оружие там, где это диктовалось местными обычаями, не запрещенными законом – например, на Кавказе или в местах, где проживали казаки, но это касалось в основном холодного клинкового оружия.

Кстати, на Кавказе свободно носили оружие не только местные «горные орлы» — русские, приезжавшие на Кавказ, имели при себе оружие чуть ли не в обязательном порядке, причем не только кинжалы, но и пистолеты.

Оружейная культура в России складывалась весьма своеобразно. Она имела весьма существенные отличия по регионам, были так же отличия между городом и деревней.

В европейской части России револьверы и пистолеты считались «господским оружием» и для деревенского хозяйства абсолютно бесполезным. Длинноствольным нарезным оружием были вооружены «рисковые люди» — охотники, сибирские землепроходцы и казаки, у этих пассионариев того времени в каждом доме была винтовка или карабин.

Другое дело ружье — вещь полезная во всех отношениях. Без ружья ямщики, особенно в почтовой службе, не пускались в путь. Кабатчики держали его под прилавком, с патронами, заряженными крупной солью. Сторожа, храня хозяйское добро, пользовались им же. Пистолетами вооружались разъездные врачи.
Право на приобретение, хранение и ношение оружия практически не ограничивалось.

В 17-18 веках стали появляться первые акты, устанавливающие категории подданных, могущих владеть оружием, и чем дальше, тем больше этих категорий становилось.

Где-то с 19 века в некоторых регионах Империи система приобретения формально стала разрешительной — генерал-губернатор либо градоначальник выдавали психически здоровым и законопослушным жителям разрешение на приобретение «нестроевых» видов огнестрельного оружия (кроме охотничьего, его владение было свободным).

Они же, при наличии «чрезвычайных обстоятельств» (волнения, бунты, а также конкретные факты неосторожного либо злонамеренного использования оружия), могли лишить человека оружия или ввести особый порядок его продажи, но только на время этих обстоятельств.

Но на практике разрешения на оружие получали все, кто обращался, т.к. тогда государство еще не подозревало в каждом студенте марксиста и народовольца, а в каждом офицере — декабриста.

За нарушение режима ношение оружия Сводом законов Российской Империи устанавливалась ответственность, но тот же Свод минимизировал случаи ее применения.

Кроме того, в деревнях и сельских поселениях, где тогда жила большая часть населения, вообще не было никаких жандармов и чиновников, и каждый крестьянин считал своим долгом держать за печкой ружье от разбойников.

Такой либерализм, кстати, породил весьма неоднозначную практику дуэлей. Для горячих студентов, молодых поэтов, гордых офицеров и прочих дворян никогда не было проблемой решить мужской спор силой оружия.

Правительству такая практика не нравилась, что приводило к запрещению дуэлей и строгой каре за участие в них, но никогда – к ограничению права на оружие.

Известные дореволюционные русские юристы (Кони, Андреевский, Урусов, Плевако, Александров), обращали внимание на то, что подданные Российской империи весьма часто применяли ручное огнестрельное оружие для самообороны, защищая право на жизнь, здоровье, семью и собственность.

Стоит ли говорить, что большинство из воспитанных в духе европейских свобод юристов прямо поддерживали право русских людей на свободное владение оружием.

В городах до 1906 года «Наган» или «Браунинг» можно было приобрести совершенно свободно по доступной цене в 16 — 20 рублей (минимальная месячная зарплата).

Более совершенные «Парабеллум» и «Маузер» стоили уже больше 40 рублей. Были дешевые образцы, по 2-5 рублей, правда, они не отличались особым качеством.

После первой русской революции началось изъятие огнестрельного оружия. Теперь купить пистолет имел право лишь человек, представивший для этого именное свидетельство (аналогичное современной лицензии), выданное начальником местной полиции.

Только в течение 1906 года были изъяты десятки тысяч револьверов и пистолетов, приобретенных населением до принятия новых правил (в одном Ростове изъяли 1137 «стволов»).

Но и эта кампания коснулась только мощных пистолетов (свыше 150 Дж дульной энергии) и военных образцов. Винтовки и карабины военного образца, в коренной России, так же изымались, в том числе и у «господ», кроме наградных и призовых экземпляров.

«Цивильной публике», для охоты в европейской части России, считались разрешенными нарезные одно и двуствольные штуцера или «тройники». Да и на «окраинах Империи» люди были по прежнему достаточно вооружены.

Исключением являлись офицеры армии и флота, чины полиции и жандармерии, пограничной стражи, а также органов государственного управления, имевшие право на приобретение в личную собственность, для служебной надобности, любого стрелкового оружия.

Эти «государевы» люди могли и даже были обязаны применять оружие для личной самообороны или поддержания общественного порядка и во внеслужебное время. Выходя в отставку, эти категории государственных служащих сохраняли за собой право на владение оружием.

В начале века, когда научно технический прогресс набирал обороты, и уже появлялись в России жилые дома и гостиницы во всех отношениях современные, где была и горячая вода, лифты, телефоны и холодильные установки.

Электричеством освещались не только квартиры, номера и подъезды, но и прилегающие к новым домам территории, где бойко бегали городские трамваи на электрической тяге.

Одним из видов личного оруджия самообороны являлись револьверы со скрытым (полускрытым) курком и самовзводным ударно-спусковым механизмом. Наличие последнего, равно как и компактность подобных револьверов, позволяла обращаться с ними одной рукой».

Бескурковые пистолеты позволяли потенциальной жертве воспользоваться таким оружием без долгих приготовлений. Хрупкая напуганная и растерявшаяся дама могла поразить нападающего, даже не повредив при этом свой маникюр. Впрочем, были и разного рода гибриды, вполне удачные и пользовавшиеся спросом.

Анатолий Федорович Кони, обер-прокурор уголовного кассационного департамента Правительствующего Сената (высшая прокурорская должность), член Государственного совета Российской империи «О праве необходимой обороны»:

«Человеку присуще чувство самосохранения. Оно присуще ему и как существу нравственно — разумному, и как высшему созданию животного царства. Это чувство вложено природой в человека так глубоко, что не оставляет его почти никогда; человек стремится к самосохранению с одной стороны, инстинктивно, а с другой — сознавая свое право на существование.

В силу стремления к самосохранению человек старается избежать опасности и принимает все меры к ее отвращению; — он имеет на это право и притом право, которое должно быть рассматриваемо, как прирожденное. Сознавая свое право на существование, человек ограждает это право от всякого чужого посягательства, от всякого не права».

Наиболее надежным оружием все же являлся револьвер, осечка одного патрона, не приводила к выводу револьвера из боевого состояния, так как при следующем нажатии на спусковой крючок подавался уже другой патрон. А барабаны мелкокалиберных револьверов типа «Велодог» вмещали до 20 патронов:

Помимо охотничьих ружей, на покупку которых в России, до 1917 года никогда никому и ни от кого не требовалось разрешений, были еще и пистолеты, по сути представлявшие из себя обрезы одно и двуствольных охотничьих ружей, как самых простых, так и стилизованных под старинные или боевые пистолеты.

Это очень грозное оружие (некоторые образцы способны напрочь разнести нападающему голову), наряду с охотничьими ружьями, пользовалось спросом у тех, кто не хотел отягощать себя походом в полицейский участок или в силу специфики работы передавал его, например, от одного сторожа другому или от одного продавца сдавшего смену другому:

Почти у всех кучеров и владельцев авто под сиденьем лежал такой пистолет или более дешевый, но не менее эффективный отечественный аналог, изобилие коих обеспечивали разного рода артели и товарищества, кои не нуждались в рекламе из-за своей дешевизны.

А государственный Императорский Тульский Оружейный Завод (ИТОЗ) помимо низкой цены, обеспечивал еще и высокое качество благодаря постоянно проводимым исследованиям и испытаниям.

А вот закамуфлированные под трость ружь

Фондовый, срочный и валютный рынки РФ будут работать с 3 по 6 января
В настоящее время ММВБ и РТС, которые планируют объединиться в конце декабря, консультируются с регуляторами по вопросу проведения торгов 9 января 2012 года с учетом пожеланий участников рынка. «Работа рынков ММВБ-РТС в период новогодних каникул обусловлена необходимостью синхронизации российского финансового рынка с зарубежными торговыми площадками и исключения возможных рисков, связанных с отсутствием торгов в течение длительного времени», — говорится в сообщении бирж.

«Народы моря». Доспехи и оружие (часть десятая)
Итак, нашествие «народов моря» было массовым переселением народов, чем-то похожим на сегодняшний исход сирийцев и африканцев в Европу.

Правые и виноватые — как гражданская война на Украине отозвалась в Прибалтике
По ту и эту сторону фронта Недавно поступило известие о том, что на Украине расследуют инцидент с перестрелкой, произошедшей на трассе Запорожье-Мариуполь.

Япония хочет мира, но готовится к войне
После того как в декабре 2012 года Синдзо Абэ во второй раз занял кресло премьер-министра Японии, в стране начались реформы, направленные на ликвидацию запрета, гласящего, что «никогда впредь не будут создаваться сухопутные, морские и военно-воздушные силы, равно как и другие средства войны», закрепленного 9 статьей Конституции 1946 года.


  • Оружие,
  • Право,
  • ВЕК,
  • Обретение,
  • Ношение
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: