Вызовы для следующего американского президента Мировая кухня политических и экономических прогнозов заработала с утроенной силой в преддверие президентских выборов в Соединенных Штатах. И такая активизация прогнозирования связана в первую очередь с тем, сможет ли следующий американский президент вернуть США статус единственного геополитического и экономического центра или же американская стагнация (а по сути, стабильное падение) продолжится в том же ключе. Чтобы ответить на вопрос, насколько изменится внутренняя и внешняя политика США после января 2013 года, можно проанализировать эту политику в течение последних двух десятков лет. Если говорить сжато, то вся эта политика фактически заключалась в том, чтобы пожинать плоды распада главного конкурента – СССР. При этом Советский Союз совершенно нельзя было называть экономическим конкурентом Соединенных Штатов, зато на дипломатическом и геополитическом фронтах баталии между двумя супердержавами наблюдались нешуточные. Именно поэтому главной целью США и тридцати-, и сорокалетней давности являлось уничтожение Советской империи. И мечты любого среднестатистического американца стали воплощаться в жизни, начиная с поздних восьмидесятых. В 1991 году СССР приказал долго жить, и оставил, как посчитали американские власти того времени, престол для единственно возможного правителя, то бишь Соединенных Штатов Америки. Власть имущие в Вашингтоне охотно стали взбираться на этот престол, по пути цепляя на голову корону с надписью «Единолично владею миром». Эйфория от большой победы, как это нередко случается, настолько опьянила американцев, что любые моря казались глубиной по колено, а любые сложности – простыми недоразумениями, которые можно решать либо с помощью печатного станка, либо с помощью крылатых ракет. 90-е годы прошли на волне такого рода американской эйфории. Игнорируя всех и вся, американские политические элиты сеяли зерна, относящиеся к их интересам по всему миру, демонстрируя, что Большой Брат силен как никогда, а потому никаких конкурентов у него нет и просто быть не может. Всех конкурентов политических, если не считать неуступчивых кубинцев и северокорейцев, действительно, удалось приструнить, а вот конкурентов экономических США полагали прогнуть под себя самой главной бумажкой 90-х – серо-зеленой долларовой купюрой. Но 90-е годы закончились, а вместе с ними, по утверждениям многих международных аналитиков, закончилась и эпоха однополярного мира. Другими словами, мир с признаками явной однобокости и диктатуры одного государства над остальными просуществовал не более десятка лет. Далее в США проявилась одна червоточина: чтобы дальше пытаться управлять миром, и чтобы это мир США боялся как империю, необходимо продолжать «маленькие победоносные войны» в различных уголках земли и преимущественно в таких, которые являются своеобразными геополитическими ключами к целым регионам. И такие войны были просто жизненно необходимы, для того чтобы по всем законам жанра отвлечь внимание американских граждан от неожиданно проявившихся внутренних проблем: стремящегося в заоблачные дали государственного долга, социальных проблем, первых трещин в казавшемся когда-то монолитном банковском секторе. Вторжения в Афганистан и в Ирак показали, что главная цель американских властей – пытаться удержать свой статус мирового гегемона, который многих уже начинал раздражать. Чтобы раздражение спало, было решено использовать весьма интересный прием: мол, мы не воюем, мы сеем демократию, а все, кому наши войны, мягко говоря, не нравятся, хотят вернуться в прошлое и реанимировать вариант тоталитарного строя и диктатуры. Эта идея стала в полной мере реализовываться после того, как в мире проявили себя и другие полюсы развития. Пока американцы пытались с помощью доллара подавить конкурентов экономических и с помощью бомбардировок отдельно взятых государств заявить о своем мировом господстве, существенно выросли в масштабах мирового влияния такие государства как Китай, Индия, Россия и целый ряд других. Естественно, атаковать эти государства Вашингтон не мог по определению, поэтому было решено спровоцировать мировое движение «в поддержку западных идеалов». Движение вылилось во всем известную череду оранжевых-розовых-арабских и прочих революций, многие из которых были начаты для Вашингтона весьма успешно, но вот со временем заглохли, не приведя, по сути, ни к какому однозначному результату. Президенты менялись, идеология стремления сохранить за собой ускользающее глобальное влияние сохранялась. Если Советский Союз пытался «догнать и перегнать», то США образца 2000-х пытались своих новых геополитических и экономических конкурентов просто не пропустить вперед, используя самые различные методы. При этом методы со временем становились настолько прогнозируемыми, что доходило просто до смешного. Как только проявилась тенденция к тому, что китайская экономика стала расти бурными темпами, угрожая уже через пару десятков лет оставить позади американскую экономику, так послышались слова из Вашингтона о том, что китайцы используют грязные схемы занижения курса национальной валюты, внедряют кибераномалии в работу американских компаний – в общем, мешают американцам по-черному. Следующая президентская четырехлетка для США в этой связи обещает быть крайне сложной. Станет ли президентом достаточно предсказуемый Обама, или кресло в Белом Доме займет любитель громких лозунгов о непогрешимости Штатов Митт Ромни, Америке придется «воевать» на несколько фронтов. Во-первых, новому президенту не будет давать покоя однажды заваренная каша с теми самими арабскими революциями. Горшочек пока продолжает варить, как в известной сказке, но от этой каши всех уже буквально тошнит… Хватит ли у следующего хозяина Белого Дома сил крикнуть «Горшочек, не вари» — вопрос большой. Во-вторых, придется искать эффективные рычаги оздоровления экономики, что в сложившейся ситуации совершенно не возможно. Экономика США поражена зависимостью от схем, которые разработаны еще более 20 лет назад. В этих схемах непотопляемость доллара – главная идея. Но что будут делать в Штатах, если доллар пойдет ко дну, а ведь его потопляемость была доказана еще в 2008 году. В-третьих, президенту придется решать вопрос о том, дружить ли с Израилем против Ирана, затевая новую авантюру, которая может переплюнуть все предыдущие, вместе взятые. Если пойти на поводу у Тель-Авива, то снова понадобятся миллиарды долларов на очередную войну. Если отвергнуть опасения Тель-Авива, то можно схлопотать потерю главного союзника на Ближнем Востоке. В-четвертых, хочешь — не хочешь, а придется вступать в диалог с Россией. Тут, конечно, можно сколько угодно играть в бонапартизм и заявлять, что приструнить Москву – дело техники, однако сегодня США далеко не обладают той силой и позицией, которая позволяла им еще 10-15 лет назад играть в одиночку, дергая за ниточки и добиваясь приемлемого результата. В-пятых, будет просто необходимо договариваться с Китаем. И договариваться совсем не так, как попыталась недавно сделать Хиллари Клинтон, заявляя, что против КНР нужно выступать единым фронтом. Даже обозначенный «единый фронт» может поломать зубы при попытке перекусить Поднебесную. В-шестых, нужна выработка решений по поводу ведения внутренней политики. Можно и здесь пытаться не замечать внутриамериканский социальный кризис, заявляя, что США – великая как никогда страна, но это попытки больного не замечать болезни – только и всего. Очевидно, что кто бы ни стал следующим президентом США, все эти проблемы он решить просто не в состоянии, какими бы семью или семьюдесятью семью пядями во лбу они ни обладал… Поэтому все прогнозы могут перейти в такое русло: когда США наконец-то смирятся с тем, что их и без того непродолжительной гегемонии пришел конец? Видимо, чем быстрее, тем лучше для самих Штатов… Об этом сегодня сообщает Военное обозрение . США, Конкурент, Помощь, Вопрос, Государство

Вызовы для следующего американского президента

Мировая кухня политических и экономических прогнозов заработала с утроенной силой в преддверие президентских выборов в Соединенных Штатах.

И такая активизация прогнозирования связана в первую очередь с тем, сможет ли следующий американский президент вернуть США статус единственного геополитического и экономического центра или же американская стагнация (а по сути, стабильное падение) продолжится в том же ключе. Чтобы ответить на вопрос, насколько изменится внутренняя и внешняя политика США после января 2013 года, можно проанализировать эту политику в течение последних двух десятков лет.

Если говорить сжато, то вся эта политика фактически заключалась в том, чтобы пожинать плоды распада главного конкурента – СССР. При этом Советский Союз совершенно нельзя было называть экономическим конкурентом Соединенных Штатов, зато на дипломатическом и геополитическом фронтах баталии между двумя супердержавами наблюдались нешуточные.

Именно поэтому главной целью США и тридцати-, и сорокалетней давности являлось уничтожение Советской империи. И мечты любого среднестатистического американца стали воплощаться в жизни, начиная с поздних восьмидесятых. В 1991 году СССР приказал долго жить, и оставил, как посчитали американские власти того времени, престол для единственно возможного правителя, то бишь Соединенных Штатов Америки. Власть имущие в Вашингтоне охотно стали взбираться на этот престол, по пути цепляя на голову корону с надписью «Единолично владею миром». Эйфория от большой победы, как это нередко случается, настолько опьянила американцев, что любые моря казались глубиной по колено, а любые сложности – простыми недоразумениями, которые можно решать либо с помощью печатного станка, либо с помощью крылатых ракет.

90-е годы прошли на волне такого рода американской эйфории. Игнорируя всех и вся, американские политические элиты сеяли зерна, относящиеся к их интересам по всему миру, демонстрируя, что Большой Брат силен как никогда, а потому никаких конкурентов у него нет и просто быть не может. Всех конкурентов политических, если не считать неуступчивых кубинцев и северокорейцев, действительно, удалось приструнить, а вот конкурентов экономических США полагали прогнуть под себя самой главной бумажкой 90-х – серо-зеленой долларовой купюрой.

Но 90-е годы закончились, а вместе с ними, по утверждениям многих международных аналитиков, закончилась и эпоха однополярного мира. Другими словами, мир с признаками явной однобокости и диктатуры одного государства над остальными просуществовал не более десятка лет. Далее в США проявилась одна червоточина: чтобы дальше пытаться управлять миром, и чтобы это мир США боялся как империю, необходимо продолжать «маленькие победоносные войны» в различных уголках земли и преимущественно в таких, которые являются своеобразными геополитическими ключами к целым регионам. И такие войны были просто жизненно необходимы, для того чтобы по всем законам жанра отвлечь внимание американских граждан от неожиданно проявившихся внутренних проблем: стремящегося в заоблачные дали государственного долга, социальных проблем, первых трещин в казавшемся когда-то монолитном банковском секторе.
Вторжения в Афганистан и в Ирак показали, что главная цель американских властей – пытаться удержать свой статус мирового гегемона, который многих уже начинал раздражать. Чтобы раздражение спало, было решено использовать весьма интересный прием: мол, мы не воюем, мы сеем демократию, а все, кому наши войны, мягко говоря, не нравятся, хотят вернуться в прошлое и реанимировать вариант тоталитарного строя и диктатуры.

Эта идея стала в полной мере реализовываться после того, как в мире проявили себя и другие полюсы развития. Пока американцы пытались с помощью доллара подавить конкурентов экономических и с помощью бомбардировок отдельно взятых государств заявить о своем мировом господстве, существенно выросли в масштабах мирового влияния такие государства как Китай, Индия, Россия и целый ряд других. Естественно, атаковать эти государства Вашингтон не мог по определению, поэтому было решено спровоцировать мировое движение «в поддержку западных идеалов». Движение вылилось во всем известную череду оранжевых-розовых-арабских и прочих революций, многие из которых были начаты для Вашингтона весьма успешно, но вот со временем заглохли, не приведя, по сути, ни к какому однозначному результату.

Президенты менялись, идеология стремления сохранить за собой ускользающее глобальное влияние сохранялась. Если Советский Союз пытался «догнать и перегнать», то США образца 2000-х пытались своих новых геополитических и экономических конкурентов просто не пропустить вперед, используя самые различные методы. При этом методы со временем становились настолько прогнозируемыми, что доходило просто до смешного. Как только проявилась тенденция к тому, что китайская экономика стала расти бурными темпами, угрожая уже через пару десятков лет оставить позади американскую экономику, так послышались слова из Вашингтона о том, что китайцы используют грязные схемы занижения курса национальной валюты, внедряют кибераномалии в работу американских компаний – в общем, мешают американцам по-черному.

Следующая президентская четырехлетка для США в этой связи обещает быть крайне сложной. Станет ли президентом достаточно предсказуемый Обама, или кресло в Белом Доме займет любитель громких лозунгов о непогрешимости Штатов Митт Ромни, Америке придется «воевать» на несколько фронтов.

Во-первых, новому президенту не будет давать покоя однажды заваренная каша с теми самими арабскими революциями. Горшочек пока продолжает варить, как в известной сказке, но от этой каши всех уже буквально тошнит… Хватит ли у следующего хозяина Белого Дома сил крикнуть «Горшочек, не вари» — вопрос большой.

Во-вторых, придется искать эффективные рычаги оздоровления экономики, что в сложившейся ситуации совершенно не возможно. Экономика США поражена зависимостью от схем, которые разработаны еще более 20 лет назад. В этих схемах непотопляемость доллара – главная идея. Но что будут делать в Штатах, если доллар пойдет ко дну, а ведь его потопляемость была доказана еще в 2008 году.

В-третьих, президенту придется решать вопрос о том, дружить ли с Израилем против Ирана, затевая новую авантюру, которая может переплюнуть все предыдущие, вместе взятые. Если пойти на поводу у Тель-Авива, то снова понадобятся миллиарды долларов на очередную войну. Если отвергнуть опасения Тель-Авива, то можно схлопотать потерю главного союзника на Ближнем Востоке.

В-четвертых, хочешь — не хочешь, а придется вступать в диалог с Россией. Тут, конечно, можно сколько угодно играть в бонапартизм и заявлять, что приструнить Москву – дело техники, однако сегодня США далеко не обладают той силой и позицией, которая позволяла им еще 10-15 лет назад играть в одиночку, дергая за ниточки и добиваясь приемлемого результата.

В-пятых, будет просто необходимо договариваться с Китаем. И договариваться совсем не так, как попыталась недавно сделать Хиллари Клинтон, заявляя, что против КНР нужно выступать единым фронтом. Даже обозначенный «единый фронт» может поломать зубы при попытке перекусить Поднебесную.
В-шестых, нужна выработка решений по поводу ведения внутренней политики. Можно и здесь пытаться не замечать внутриамериканский социальный кризис, заявляя, что США – великая как никогда страна, но это попытки больного не замечать болезни – только и всего.

Очевидно, что кто бы ни стал следующим президентом США, все эти проблемы он решить просто не в состоянии, какими бы семью или семьюдесятью семью пядями во лбу они ни обладал… Поэтому все прогнозы могут перейти в такое русло: когда США наконец-то смирятся с тем, что их и без того непродолжительной гегемонии пришел конец? Видимо, чем быстрее, тем лучше для самих Штатов…

Об этом сегодня сообщает Военное обозрение.

Ромни против Обамы: кто в качестве американского президента предпочтительнее для России?
Наступила осень, а это означает, что президентская кампания в Соединенных Штатах начинает набирать повышенные обороты.


  • США,
  • Конкурент,
  • Помощь,
  • Вопрос,
  • Государство
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: