Homeworld (CIV13)

Вы помните мир романа Джорджа Оруэлла — его знаменитого «1984»?
Мир, в котором простые фразы «Война — это мир», «Свобода — это рабство» и «Незнание — сила» массированными усилиями пропаганды вдалбливались в сознание людей с самого детства? Мир с пятиминутками неависти, тотальной слежкой, кастами-партиями, новоязом; мир, в котором инакомысление и любая разумная позиция, не совпадающая с официальной точкой зрения, считалась мыслепреступлением?

Мир, в котором три смертельных врага — Океания, Евразия и Остазия — бесконечно и бесцельно оспаривают друг у друга гегемонию над всем миром?


Оруэлл, 1984

Мир, в котором звучит ещё одна бессмертная фраза:

«Who controls the past controls the future.


Who controls the present controls the past.»

У любого вымышленного мира есть своё отражение в нашей с Вами реальности. Есть оно и у мира Оруэлла.
И, если камеры слежения на площади имени Дж. Оруэлла в Барселоне лишь напоминают о том, куда скатился современный Запад с его «Большим Братом, который всегда смотрит на тебя» и, в общем-то безвредны (хотя и иронично проводят грустные параллели), то реальный прототип мира Оруэлла в реальности гораздо более зловещ.

Начнём с другой, гораздо менее известной фразы. Она прозвучала в реальности гораздо раньше фразы Оруэлла и была сказана в очень уважаемом и известном месте:

«Who rules Pivot Area commands the Heartland. Who rules the Heartland commands the World Island. Who rules the World Island commands the World».

Вздрогнули от сходства?

Тогда посмотрим на другую, гораздо менее известную, нежели оруэлловская, карту мира:


Маккиндер, 1904

Это карта британского географа и историка Хэлфорда Джона Маккиндера, опубликованная в его докладе к английскому Королевскому географическому обществу 25 января 1904 года (доклад, понятное дело, настоятельно рекомендован к самостоятельному прочтению и осознанию).

Именно в этом докладе были впервые выведены понятия Hearthland («Cерединная земля»), Pivot area («Ключевой регион») и Inner and Outer Crescent («Внутренний и внешний полумесяц»).
Собственно говоря, доклад Маккиндера по факту лишь облёк в явную форму смысл и содержание реальной политики европейских стран и США по отношению к World Island («Мировому острову»), то есть нашему с Вами дому — Евразии.

Евразия и Океания сражались в нашем реальном мире гораздо раньше того момента, когда журналист ВВС Джордж Оруэлл решил в 1943 году, в воюющей с немцами Великобритании, написать своё художественное отражение этого столетнего противостояния Великой Суши и Извечного Океана.
Смысл «Большой Игры» Англии против России в XIX веке, отражённый и облачённый в чёткую научную (насколько это возможно в естественных науках) форму в докладе Маккиндера в 1904 году, состоял именно в этом — любыми силами «запереть» евразийского игрока внутри его тесной, холодной и неуютной континентальной «клетки», прижав его максимально к холодному Ледовитому океану.

Заблокировать Евразию, закрыть замками все выходы из Серединной земли!

То есть, как и часто бывает в естественных науках — «из наблюдения за природой явлений и их систематизации — следуют научные выводы». То, что Дизраэли делал на практике, интуитивно и базируясь на собственных ощущениях («Нашими войсками московиты должны быть выдавлены из Средней Азии и сброшены в Каспийское море!»), Маккиндер лишь облачает в формулу своей краткой фразы.

Вы думаете, что-то поменялось в стремительном и бурном ХХ веке? Маккиндер рассуждал о реках и железных дорогах Евразии, Дизраэли боролся с русскими пехотными колоннами, марширующими по Средней Азии, но ведь в ХХ веке в мире ведь уже появились сверхзвуковые самолёты, авианосцы, космические корабли, атомные ледоколы и межконтинентальные ракеты!

Нет, суть геополитики Океании против Евразии осталась той же самой, что и во время века «пара и угля». Знакомьтесь, Дуговая земля Николаса Спайкмена:


Карта Николаса Спайкмена, из книги «Американская стратегия в мировой политике», 1942 год.

Оруэлл всё ещё пишет свой пророческий «1984», а идеи борьбы Океании против Евразии — снова на повестке дня. В академических работах. Николас Спайкмен подхватывает идеи Маккиндера о «блокаде Евразии» и вводит понятие Rimland («Дуговая земля»). Вроде бы похоже на «Внутренний полумесяц» Маккиндера, но идея у Спайкмена совершенно иная.

Блокады Евразии — недостаточно! Океания должна наступать, Океания должна активно выдавливать Евразию повсюду на мегаконтиненте:

«Who controls the Rimland rules Eurasia. Who rules Eurasia controls the destinies of the world.»

Работа Николаса Спайкмена — это руководство к действию. Спайкмен спорит и с Маккиндером, и с другим видным теоретиком геополитики — Альфредом Мэхеном, идеями которого по факту руководствовалась Америка весь ХIX век и всю первую половину ХХ века.

Это — концепция изоляционизма и морской силы. Как и Маккиндер, Мэхен предлагает де-факто блокировать Евразию — но только иначе, «морской силой». Как и идеи Маккиндера, идеи Мэхена — отражение реальной политики США по отношению к миру за предыдущий период, со всеми её неудачами и успехами. Опять таки — это «систематизированный опыт, нашедший отражение в научных выводах».

Политика американского изоляционизма базируется на том, что Внешний полумесяц менее вовлечён во взаимодействие с Евразией. На коротком забеге он может чувствовать себя самодостаточным и независимым. Однако — сила мегаконтинента всё равно давит на весь мир, просто Внутренний полумесяц, за который говорил и думал Маккиндер, чувствует эту силу более зримо и весомо, чем Внешний, идеологом которого выступал Мэхен.

Американская политика изоляционизма, начавшаяся с «Доктрины Монро» в 1823 году, испытывает первый удар во время войн начала ХХ века. Америка отстаёт, ей приходится прыгать на подножку «уходящего поезда» мировой истории — сначала унасекомив своих компадоров во время Гражданской войны, а потом, по сути дела, волевым решением элит, развязав сначала Американо-Испанскую войну, а потом и приняв участие в последних сражениях Первой мировой.

Изоляционисты побеждают на краткий мир снова, после Первой мировой. «Мир для нашего поколения» в Европе — Вашингтонские соглашения об ограничении морских вооружений — для США.

Всё закончилось Перл-Харбором. Уже в 1942 году стало ясно — политики изоляционизма и доктрины Мэхена недостаточно, для того, чтобы обеспечить гегемонию над миром. Необходимо было новое оружие. Этим оружием стала Дуговая замля Спайкмена.

Вот мир в 1953 году:

Евразия и Остазия. Вместе.

Как ни крути — пик могущества Евразии. Блокада Евразии совершенно невозможна, Дуговая земля вся зияет прорехами — но принципиально всё ещё сдерживает натиск Евразии.
«Непотоплямые авианосцы» Японии, Турции и арабского мира заперли натиск объединённой Евразии на юг и на восток, Европа блокирует выход на запад. Внешний полумесяц всячески поддерживает Дуговую землю — это его передовой отряд в нападении на Евразию и Остазию, это бесконечная концентрация усилий мегаконтинента на «кольце огня» по его южному периметру.

Мир Спайкмена, мир Маккиндера, наш мир.

И, вот, последний акт драмы — мир цивилизаций Хантингтона. Опять-таки — сначала Дизраэли, потом — Маккиндер, сначала Рузвельт — потом Спайкмен, сначала Никсон с его поездкой в Китай и Рейган с его «Империей Зла» — а затем демонстрация идей, разрушивших мир в Евразии — Хантингтоном:


Хантингтон, 1993.

Можете заметить, как любовно отделена в отдельную «цивилизацию» Япония (идейно и культурно очень схожая с Китаем) — «непотопляемый авианосец» Внешнего полумесяца на Дальнем Востоке, как вычленена отдельно Турция, как важнейший элемент Дуговой земли, призванный закрыть выход Евразии к южному морю.

Но, основное конечно в идеях Хантингтона — разделение единого пространства Евразии на отдельные, слабо связанные между собой «цивилизации». «Пусть расцветают сто цветов». Пусть Китай боится России, а Россия опасается Китая.

Пусть Евразия будет разделена.
Океании оказывается недостаточно блокировать или активно наступать на Евразию.Евразию надо расчленить и разделить на максимально возможное число «независимых» частей. Чем больше «независимости», тем больше зависимости — ведь, как мы помним «размер имеет значение». Чем меньше система, тем легче ей «перекрыть кислород» и сделать её внезапно замкнутой. Ну, а дальше, естественные внутренние силы уже и сами разнесут такую изолированную систему на несвязные куски.

Что же делать Евразии в такой ситуации? Океания наступает, Океания ставит своей задачей расчленение Евразии.

Евразии надо сосредотачиваться. Евразия должна понять, зачем Океания выдумала геополитику, краткий экскурс в которую я, впопыхах и грубыми набросками, попытался набросать в своей статье.

Геополитику выдумали на Западе, чтобы противостоять неизбежности геоэкономики. Геоэкономически Евразия бьёт Внешний и Внутрениий полумесяц. Упрощённо геоэкономика — это борьба за мировые ресурсы, геополитика — борьба за пути доставки этих ресурсов.
Эскиз, но по сути именно так.

Поэтому, перефразируем классиков:

«Кто владеет геоэкономикой — контролирует геополитику. Кто владеет геополитикой — контролирует мир. Кто контролирует мир — несёт ответсвенность за его судьбу»

Вы хотите вечной войны Океании, Евразии и Остазии? Я — нет.

Значит, объединённой Евразии надо, базируясь на собственном понимании судьбы мира, создать свою геополитику и поставить её на прочный фундамент своей геоэкономики.

Who rules Eurasia controls the destinies of the world.
Кто владеет Евразией — вершит судьбой мира.

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

Позолоти геймпад
Начало декабря традиционно радует игроков интересными анонсами в рамках двух крупных мероприятий — церемонии награждения The Game Awards 1 декабря и выставки PlayStation Experience 2 декабря.


  • ЕВИЙ,
  • МИР,
  • Маккиндер,
  • Океания,
  • Полумесяц
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: