О молодых годах ... Три небольших истории о снах, постах и фотографиях из жизни нашей «точки» и молодых годах . … «Сон» В апреле заехали на трёх БэТэРах и одной «чайке» к чёрту на рога так сказать. Решило начальство ММГ там промежуточный опорный пункт сделать. Апрель на Памире. Уже тепло но, мерзко, серо и тоскливо… Первая ночь. Размещаться пока негде. Палатку и прочее ещё не подвезли. Где спать? Кто поместиться — в броне, кто нет… стоял там какой-то брошенный вагончик, мы его осмотрели, годится. Ложимся спать, накидав на пол спальники. Магазины в автоматы, автоматы с предохранителей долой. Спим. Но… чутко. Под утро ночное охранение сменилось и попыталось проникнуть в вагончик. Все «спят» и слушают как кто-то пытается снаружи через щель в двери приподнять и сдёрнуть крючок, которым она закрыта. Как только крючок наконец соскакивает, со всех углов вагончика раздаются щелчки передёргиваемых затворов, а из-за двери слышется испуганный вопль: — Мужики не стреляйте!!! Это я — Бандера!!! Я!!! Я !!! Кто-то из вагончика отвечает: — Бендер, ты что, му…к? Стучаться надо !!! И снова все «спят».... «Ночной пост» Фото из личного альбома. Вид на нашу «точку» от позиции СПГ и дальнего капонира Я молодой, на первом году. Самая моя первая ночь на «точке» в ночном охранении. Охранений обычно выставлялось два. По два-три человека. Точного места где они находятся не было. То в одном месте, то в другом, блуждая на усмотрение старшего. Попал я с двумя своими «дедами». Заступали со второй половины ночи и до утра. Покрутились вокруг да около, нашли место хорошее и решили до конца там сидеть. Точнее «дедушки» спать решили а я, этого пока не понимал. Сидим. «Дедушки» меня байками подчуют о «вырезанных заставах», «чёрных вдовах» и прочих прелестях службы. Под конец говорят: — Обычно ОНИ под утро приходят. Часов с 4 до 5. Самый сон. Потом продолжают: — Ладно, пора спать. Давай ложись. И мы тоже. Завернулись в бушлаты и спать. А я не могу. Сижу как сова. Их баек наслушался и всюду чёрте что мерещится. Страшно! Посмотрел на автомат свой, думаю: — Ну нафиг ! Придвинул к себе ПК. Так с ним в обнимку до утра и просидел глаз не сомкнувши. Утречком «деды» проснулись. Удивились. Говорят: — Ты что, не спал что ли ? Смеются. Развели короче «молодого». Хотя я потом и сам так-же уже своих «молодых» разводил. «Фотка и ночная прогулка» Вечереет. На «точке» после ужина свободное время, и все кто не в нарядах, постах или не готовится к ним — занимаются кто чем. Мы с моим годком и земляком Ромкой сидим у капонира с БэТэРом, смотрим на Пяндж и разговариваем о всякой ерунде. О том, что мы будем делать на гражданке, хотя до неё нам ещё «пахать и пахать», так как «отмослали» мы только месяцев по семь, и всё у нас впереди. Постепенно разговор заходит о тех, кто остался ( если остался ) ждать нас там — дома. Ромка говорит: — А у меня даже фото моей нет. Мы поругались незадолго до призыва, так и ушёл. — Напиши — Говорю я ему. — Помиритесь, пусть вышлет. Он помолчав отвечает: — Знаешь где дорожники на ночь технику ставят, там в одном вагончике когда мы к ним по пути на левый фланг заходили вчера я видел на стене много фоток разных баб. — И что? — Отвечаю я. Я конечно знаю это место. Оно примерно в километре от «точки». Там у них, рабочих бьющих дорогу в скалах, что-то вроде штаба и сборного пункта. Несколько вагончиков, бульдозеров, буров и прочей техники и всякого оборудования. — Там одна фотка была, ну прямо вылитая моя! По крайней мере очень похожа на неё — Продолжил Ромка. — Так в чём дело? — Ответил я ему. — Завтра днём можно сходить к ним и попросить. Ромка помолчал и сказал: — А если не дадут? И завтра… Может сейчас сходим? Я думал недолго. Что тут идти? Туда-сюда минут за 20-30 обернёмся. — Пошли. — Ответил я ему. Мы поднялись, и двинулись в сторону дальнего капонира с БэТэРом. У него было проще пройти через ручей и уйти за «точку» в сторону нашего левого фланга. Дойдя до капонира и не обнаружив там никого, мы тихо проскользнули в жидкую «зелёнку», перешли ручей и поднявшись по небольшому склону вышли на дорогу, ведущую в нужном нам направлении. Когда переходили ручей, у меня промелькнула мысль о том, что над было хотя бы взять автоматы но… возвращаться было уже поздно. Огромная белая с желтизной луна освещала всё вокруг холодным, призрачным светом. А мы шли под этой луной, по дороге в ночных горах и продолжали разговаривать о всякой ерунде и не только. Подойдя к стоянке дорожников, Ромка сказал: — Вон тот вагончик. Показав рукой на один из трёх вагончиков. Мы подошли к нему, поднялись к дверце и… на ней на петлях висел замок. — Что будем делать? — Спросил Ромка. — Выбьем! — Ответил я. — Выбьем, всё равно свалят всё на «духов» если что. Нам было хорошо известно что «духи» тут лазят по ночам и не только. Буквально несколько дней назад, они ночью тоже захаживали сюда и оставили работягам подарок в виде отрезанной башки ишака одетой на вентель бочки с питьевой водой. В то утро, когда работяги приехали с ближайшего кишлака и увидели это, воплей было много. Они сильно испугались. Мы подошли к дверце, Ромка поднялся по ступенькам в маленький тамбур перед ней, и… хрясь… замок остался болтаться на одной петле а дверь ушла внутрь помещения. Зашли внутрь. Я сказал: — Ну где эта фотка ? — Сейчас. — Ответил Ромка, и достав зажигалку стал подсвечивать. — Вот они, видишь? В тусклом свете пламени зажигалки я увидел на стенке вагончика штук 20 фотографий разных красавиц. — И какая из них «твоя»? — Спросил я его. — Вот эта! Эта прям точно на неё похожа! Ромка указал на меленькое фото симпатичной брюнетки с короткой стрижкой. — Ничего. — Ответил я. — Снимай её и уходим. Ромка стал возиться с фоткой, аккуратно отрывая её от стенки. А я в очередной раз пожалел о том, что мы как два последних… удака ушли без оружия и никого не предупредили. Потому как хотя и до «точки» было рукой подать но… нас запросто могли спеленать прямо тут, при выходе из вагончика, или по дороге вдоль «зелёнки». С этими мыслями, пока Ромка снимал фото я тихонько выскользнул из вагончика и нырнув под него стал осматриваться. Как я уже и говорил, на небе сияла яркая и полная луна, стояла абсолютная тишина и всё вокруг было видно почти как днём. Осмотревшись кругом и не заметив ничего подозрительного я уже решил звать Ромку но, он и сам вышел наружу довольный и улыбающийся. — Ну что, пошли обратно? — Сказал он. — Да, идём. — Ответил я. — А то мало ли что, и так ушли уже давно. Мы выйдя с площадки на дорогу двинулись в свою сторону. Пройдя несколько метров я предложил сойти с дороги и двинуться по обочине, ближе к «зелёнке», потому как на этой дороге мы были как на ладони для всех, и для своих и для чужих и видно нас было издали. Предложение было принято и дальше мы двигались не на виду и молча. Причём молчать стали не сговариваясь. Шли осторожно, прислушивались, приглядывались… Вот низина, ручей, мы почти пришли. Перейдя ручей из кустов послышался тихий голос: — Стоять. Этот голос я сразу узнал, это был голос моего «любимого дедушки», казаха Таныбаева. Попали подумал я. — Откуда это вы прётесь? Почему вообще ночью с «точки» ушли никому ничего не сказав? Вы что,… удаки вообще головой не думаете ? Посыпались от него вопросы. — Надо было Айтан, очень надо. — Ответил Ромка. — Надо им было, слышь Айтан! — Ответил из темноты второй голос, в котором я узнал ещё одного нашего «дедушку», БэТэРщика Лёху с Ростова. — Совсем «пшенари» ох… ли!!! — Добавил он. — Мы себя так на их году не вели. — Ладно,… издуйте спать и не попадитесь никому на глаза!!! — Сказал Айтан. — Завтра поговорим !! — Предупреждать надо нас, если куда уходите с «точки»! — Добавил Лёха. — Спиз… ят вас, потом ищи !!! — Всё, идите что б мы вас сегодня не видели!!! — Поставил точку казах. Мы тихо но быстро направились к палатке стараясь больше ни на кого не нарваться. Конечно, мы понимали что спороли большую глупость, расслабились но, всё закончилось хорошо. — Завтра будем получать от «дедов». — Сказал я Ромке. — Да, проведут с нами «политзанятия» это точно. — Ответил он. — Но да ладно, в следующий раз их предупредим и АКСы прихватим !! — Что, ты там ещё одну свою «подругу» на фото видел? — Ответил я смеясь. — Раз планируешь и следующий раз. — Нет, так на всякий случай. — Ответил Ромка улыбнувшись. Дойдя до палатки мы тихонько просочились в неё, разделись и завалились спать по койкам. На следующий день «деды» конечно нас «пропесочили», попугали историями про «отрезанные головы» и прочие части тела а мы клятвенно пообещали в следующий раз так никуда не уходить и своё обещание в дальнейшем сдерживали всегда. По материалам сайта Военное обозрение . Ромка, Ручей, Точка, Вагончик, ФОТО

О молодых годах ...

Три небольших истории о снах, постах и фотографиях из жизни нашей «точки» и молодых годах .



«Сон»

В апреле заехали на трёх БэТэРах и одной «чайке» к чёрту на рога так сказать. Решило начальство ММГ там промежуточный опорный пункт сделать.
Апрель на Памире. Уже тепло но, мерзко, серо и тоскливо…
Первая ночь. Размещаться пока негде. Палатку и прочее ещё не подвезли. Где спать? Кто поместиться — в броне, кто нет… стоял там какой-то брошенный вагончик, мы его осмотрели, годится.
Ложимся спать, накидав на пол спальники. Магазины в автоматы, автоматы с предохранителей долой. Спим. Но… чутко.
Под утро ночное охранение сменилось и попыталось проникнуть в вагончик.
Все «спят» и слушают как кто-то пытается снаружи через щель в двери приподнять и сдёрнуть крючок, которым она закрыта.
Как только крючок наконец соскакивает, со всех углов вагончика раздаются щелчки передёргиваемых затворов, а из-за двери слышется испуганный вопль:
— Мужики не стреляйте!!! Это я — Бандера!!! Я!!! Я !!!
Кто-то из вагончика отвечает:
— Бендер, ты что, му…к? Стучаться надо !!!
И снова все «спят»....

«Ночной пост»

Фото из личного альбома. Вид на нашу «точку» от позиции СПГ и дальнего капонира

Я молодой, на первом году.
Самая моя первая ночь на «точке» в ночном охранении.
Охранений обычно выставлялось два. По два-три человека. Точного места где они находятся не было. То в одном месте, то в другом, блуждая на усмотрение старшего.
Попал я с двумя своими «дедами». Заступали со второй половины ночи и до утра.
Покрутились вокруг да около, нашли место хорошее и решили до конца там сидеть. Точнее «дедушки» спать решили а я, этого пока не понимал.
Сидим. «Дедушки» меня байками подчуют о «вырезанных заставах», «чёрных вдовах» и прочих прелестях службы. Под конец говорят:
— Обычно ОНИ под утро приходят. Часов с 4 до 5. Самый сон.
Потом продолжают:
— Ладно, пора спать. Давай ложись. И мы тоже.
Завернулись в бушлаты и спать. А я не могу. Сижу как сова. Их баек наслушался и всюду чёрте что мерещится. Страшно! Посмотрел на автомат свой, думаю:
— Ну нафиг !
Придвинул к себе ПК. Так с ним в обнимку до утра и просидел глаз не сомкнувши.
Утречком «деды» проснулись. Удивились. Говорят:
— Ты что, не спал что ли ?
Смеются. Развели короче «молодого».
Хотя я потом и сам так-же уже своих «молодых» разводил.

«Фотка и ночная прогулка»

Вечереет. На «точке» после ужина свободное время, и все кто не в нарядах, постах или не готовится к ним — занимаются кто чем.
Мы с моим годком и земляком Ромкой сидим у капонира с БэТэРом, смотрим на Пяндж и разговариваем о всякой ерунде. О том, что мы будем делать на гражданке, хотя до неё нам ещё «пахать и пахать», так как «отмослали» мы только месяцев по семь, и всё у нас впереди.
Постепенно разговор заходит о тех, кто остался ( если остался ) ждать нас там — дома.
Ромка говорит:
— А у меня даже фото моей нет. Мы поругались незадолго до призыва, так и ушёл.
— Напиши — Говорю я ему. — Помиритесь, пусть вышлет.
Он помолчав отвечает:
— Знаешь где дорожники на ночь технику ставят, там в одном вагончике когда мы к ним по пути на левый фланг заходили вчера я видел на стене много фоток разных баб.
— И что? — Отвечаю я.
Я конечно знаю это место. Оно примерно в километре от «точки». Там у них, рабочих бьющих дорогу в скалах, что-то вроде штаба и сборного пункта. Несколько вагончиков, бульдозеров, буров и прочей техники и всякого оборудования.
— Там одна фотка была, ну прямо вылитая моя! По крайней мере очень похожа на неё — Продолжил Ромка.
— Так в чём дело? — Ответил я ему. — Завтра днём можно сходить к ним и попросить.
Ромка помолчал и сказал:
— А если не дадут? И завтра… Может сейчас сходим?
Я думал недолго. Что тут идти? Туда-сюда минут за 20-30 обернёмся.
— Пошли. — Ответил я ему.
Мы поднялись, и двинулись в сторону дальнего капонира с БэТэРом. У него было проще пройти через ручей и уйти за «точку» в сторону нашего левого фланга.
Дойдя до капонира и не обнаружив там никого, мы тихо проскользнули в жидкую «зелёнку», перешли ручей и поднявшись по небольшому склону вышли на дорогу, ведущую в нужном нам направлении.
Когда переходили ручей, у меня промелькнула мысль о том, что над было хотя бы взять автоматы но… возвращаться было уже поздно.
Огромная белая с желтизной луна освещала всё вокруг холодным, призрачным светом. А мы шли под этой луной, по дороге в ночных горах и продолжали разговаривать о всякой ерунде и не только.
Подойдя к стоянке дорожников, Ромка сказал:
— Вон тот вагончик.
Показав рукой на один из трёх вагончиков.
Мы подошли к нему, поднялись к дверце и… на ней на петлях висел замок.
— Что будем делать? — Спросил Ромка.
— Выбьем! — Ответил я. — Выбьем, всё равно свалят всё на «духов» если что.
Нам было хорошо известно что «духи» тут лазят по ночам и не только. Буквально несколько дней назад, они ночью тоже захаживали сюда и оставили работягам подарок в виде отрезанной башки ишака одетой на вентель бочки с питьевой водой. В то утро, когда работяги приехали с ближайшего кишлака и увидели это, воплей было много. Они сильно испугались.
Мы подошли к дверце, Ромка поднялся по ступенькам в маленький тамбур перед ней, и… хрясь… замок остался болтаться на одной петле а дверь ушла внутрь помещения.
Зашли внутрь. Я сказал:
— Ну где эта фотка ?
— Сейчас. — Ответил Ромка, и достав зажигалку стал подсвечивать.
— Вот они, видишь?
В тусклом свете пламени зажигалки я увидел на стенке вагончика штук 20 фотографий разных красавиц.
— И какая из них «твоя»? — Спросил я его.
— Вот эта! Эта прям точно на неё похожа!
Ромка указал на меленькое фото симпатичной брюнетки с короткой стрижкой.
— Ничего. — Ответил я. — Снимай её и уходим.
Ромка стал возиться с фоткой, аккуратно отрывая её от стенки. А я в очередной раз пожалел о том, что мы как два последних… удака ушли без оружия и никого не предупредили. Потому как хотя и до «точки» было рукой подать но… нас запросто могли спеленать прямо тут, при выходе из вагончика, или по дороге вдоль «зелёнки».
С этими мыслями, пока Ромка снимал фото я тихонько выскользнул из вагончика и нырнув под него стал осматриваться. Как я уже и говорил, на небе сияла яркая и полная луна, стояла абсолютная тишина и всё вокруг было видно почти как днём.
Осмотревшись кругом и не заметив ничего подозрительного я уже решил звать Ромку но, он и сам вышел наружу довольный и улыбающийся.
— Ну что, пошли обратно? — Сказал он.
— Да, идём. — Ответил я. — А то мало ли что, и так ушли уже давно.
Мы выйдя с площадки на дорогу двинулись в свою сторону.
Пройдя несколько метров я предложил сойти с дороги и двинуться по обочине, ближе к «зелёнке», потому как на этой дороге мы были как на ладони для всех, и для своих и для чужих и видно нас было издали.
Предложение было принято и дальше мы двигались не на виду и молча. Причём молчать стали не сговариваясь. Шли осторожно, прислушивались, приглядывались…
Вот низина, ручей, мы почти пришли.
Перейдя ручей из кустов послышался тихий голос:
— Стоять.
Этот голос я сразу узнал, это был голос моего «любимого дедушки», казаха Таныбаева. Попали подумал я.
— Откуда это вы прётесь? Почему вообще ночью с «точки» ушли никому ничего не сказав? Вы что,… удаки вообще головой не думаете ?
Посыпались от него вопросы.
— Надо было Айтан, очень надо. — Ответил Ромка.
— Надо им было, слышь Айтан! — Ответил из темноты второй голос, в котором я узнал ещё одного нашего «дедушку», БэТэРщика Лёху с Ростова.
— Совсем «пшенари» ох… ли!!! — Добавил он. — Мы себя так на их году не вели.
— Ладно,… издуйте спать и не попадитесь никому на глаза!!! — Сказал Айтан. — Завтра поговорим !!
— Предупреждать надо нас, если куда уходите с «точки»! — Добавил Лёха. — Спиз… ят вас, потом ищи !!!
— Всё, идите что б мы вас сегодня не видели!!! — Поставил точку казах.
Мы тихо но быстро направились к палатке стараясь больше ни на кого не нарваться.
Конечно, мы понимали что спороли большую глупость, расслабились но, всё закончилось хорошо.
— Завтра будем получать от «дедов». — Сказал я Ромке.
— Да, проведут с нами «политзанятия» это точно. — Ответил он. — Но да ладно, в следующий раз их предупредим и АКСы прихватим !!
— Что, ты там ещё одну свою «подругу» на фото видел? — Ответил я смеясь. — Раз планируешь и следующий раз.
— Нет, так на всякий случай. — Ответил Ромка улыбнувшись.
Дойдя до палатки мы тихонько просочились в неё, разделись и завалились спать по койкам.
На следующий день «деды» конечно нас «пропесочили», попугали историями про «отрезанные головы» и прочие части тела а мы клятвенно пообещали в следующий раз так никуда не уходить и своё обещание в дальнейшем сдерживали всегда.

По материалам сайта Военное обозрение.

Валерий Фокин поставит спектакль о молодом Сталине
Художественный руководитель Александринского театра работает над спектаклем, посвященным молодым годам Иосифа Сталина.


  • Ромка,
  • Ручей,
  • Точка,
  • Вагончик,
  • ФОТО
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.