Кое-что вспомним-2

Несколько дней назад приводил выдержки из интернет-дневника офицера-минометчика 693-го полка twower.

livejournal.com/859007.html, который тот вел во время службы в 2006-2008 годах. Много там было горьких слов про боевую подготовку, быт, взаимоотношения в армии, т.е. о том, что уже долгие годы в наших вооруженных силах было организовано через одно мягкое место.

Сегодня сделаю подборку из собственной армейской практики, полученной во время службы по контракту на 7-й военной базе в Абхазии в 2008-2010 годах, да добавлю кое-что не опубликованное доселе.

Первая запись появилась в моем блоге в феврале 2009 года. Касалась она накипевшего — отсутствия боевой подготовки

twower.livejournal.com/528.html:

Вчера ротой выезжали на стрельбище в Очамчиру. «Веселуха» началась уже в 6.10 утра с построения на завтрак. Поскольку два предыдущих дня выдавали зарплату, что совпало с 23-м числом, то результат оказался предсказуем — контрабасы приняли на грудь. Один из «принявших» попался на глаза замполиту бригады с ящиком пива, другой нашелся только под утро.

Полтора часа комбат метал громы, молнии и нецензурные идиоматические выражения в адрес залётчиков, офицеров и солдат роты, попутно заставляя выполнять приемы рукопашного боя взвод связи(у связистов тоже залет — солдат сломал ногу при весьма туманных обстоятельствах). Комбат переведен к нам полгода назад из 42-й дивизии, любит устав и длительные построения с речитативами «Х… в жопу!», «Вы — гавно!» и пр. Среди солдат и большей части офицеров за глаза называется идиотом из дурдома.

Построение на завтрак плавно перетекло в утренний развод и получение оружия. Выезд, назначенный на 7.30 утра, был сорван именно из-за нашей роты, вещал комбат, поэтому… Поэтому мы занялись строевой подготовкой в бронежилетах, разучиванием батальонной песни и прочими «необходимыми» для стрельб вещами.

Ближе к одиннадцати утра у руководства, наконец, срослось и успокоилось, и загрузившись повзводно в УРАЛы, мы выехали на полигон. Три часа на деревянных лавках в кузове и здравствуй, Очамчира!

Наскоро перекусив сухпайками, приступаем к занятиям. Практически мгновенно выясняется, что к стрельбам рота не готова: никто из наших офицеров не доводил, что же надо будет делать, да и сами отцы-командиры почти не знают что же такое УКС №2. Жесткий двухминутный «секс» комбата с ротным приводит к зачитыванию последним условий стрельб. Полтора часа, пока стреляют рмошники, мы на разные лады то вслух, то молча повторяем: «Цель номер два — атакующая/отходящая пехота. Две ростовые мишени номер восемь...», затем переходим на учебные точки. Там занятия ведут наши сержанты, чья подготовка также оставляет желать лучшего. «Правильность прицеливания», «Неполная разборка оружия» — мы постигаем военную науку.

Вообще это первые стрельбы за полгода нашей контрактной службы и самое удручающее то, что до этого мы находились четыре месяца в Кодорском ущелье без всякой подготовки.

После роты РМО на огневой рубеж, в уже начинающихся сумерках, выходит наш первый взвод. Тададах, звучат выстрелы, но оружие не все пристреляно, попадания в цель очень редки. Нюхнуть пороху, расстреляв свои 30 патронов, успело до темноты около двенадцати человек.
Быстро сворачиваемся и к 10 вечера возвращаемся в Гудауту.

Весело, да? Немножко предыстории для понимания описанного.

На службу в 131-ю мотострелковую бригаду я попал в августе 2008 года. Через пару дней уже вылетел в составе первой команды на аэродром Бамбора, где мы, несколько десятков человек, за пару недель поставили почти весь палаточный лагерь будущей военной базы в Гудауте. В сентябре батальон убыл в пограничный с Грузией Гальский район, где занимался обустройством линии обороны. Возвращение с рытья окопов совпало с первыми организационно-штатными мероприятиями начинавшейся реформы вооруженных сил, которые прошли в бригаде в начале октября 2008 года. В мотострелковом батальоне убрали взвода разведки, саперов, сократили должности замкомбатов по воспитательной работе. За два месяца не происходило никаких учений, занятий — только работы по обустройству лагеря и линии обороны в приграничье.

Затем наша рота была направлена в Кодорское ущелье для несения службы на постах. Мы не прошли никакого боевого слаживания, не было ни одного занятия ни по какой из армейских дисциплин, не было стрельб. Предстоял длительный марш по сложнейшей горной дороге, часть из которого проходила над многометровым обрывом, когда колеса нависали над ревущим внизу потоком, но большая часть наших водителей БТР-80 просто не имела опыта езды. За полтора месяца в Абхазии водители-контрактники (большинство из набора августа 2008 года) только изредка проезжали несколько десятков метров по парку. Бригада экономила горючее. Нет, не потому что его не было, а потому что суровый зампотыл, которого как огня боялись все офицеры бригады, владел сетью заправочных станций в Адыгее и Краснодарском крае. В конце концов за пару дней до выезда водителей прогнали несколько раз по кругу на старом танкодроме. И вот с такими навыками мы поехали в горы. Добрались без проблем, за что парням, крутившим баранки, огромное спасибо.

Кодорское ущелье встретило нас практически полным безлюдьем. Рота разъехалась по стратегическим точкам: один взвод — один пост. Ночью вокруг постов иногда кто-то ходил, а разок и перестрелка была. В ущелье мы пробыли с октября 2008 г. по февраль 2009 г.: ни одного занятия, ни одной стрельбы. Стреляли сами, тайком, пользуясь трофейными грузинскими патронами. Алло, капитан Б.! Алло, майор К.! Алло лейтенанты и старлеи! Почему вы, офицеры от взводника до замкомбата, проучившиеся пять лет в «славное» дореформенное время, так ни разу и не удосужились провести хотя бы одно жалкое занятие? Почему вы предпочитали каждый день просто пить и допустили, чтобы это начал делать почти весь личный состав? 4 месяца пьянства, в то время как позиции были крайне плохо и неграмотно оборудованы, когда в охранение не заступала половина солдат, потому что просто не хотели или занимались распитием спиртного. Лейтенант Б., ты помнишь сколько раз я тебя просил проверять вместе со мной ночью охранение? Ты ведь ни разу не вышел, потому что спать хотелось. Толку было от моих проверок, когда я всего лишь такой же контрактник, как и остальные, ведь понятия сержант=командир в нашей армии отсутствовало? Я всего лишь заработал к себе плохое отношение со стороны всего взвода, т.к. мешал часовым спать, пить и курить травку прямо на посту.

Потом, когда тебя обстреляли неизвестные ночью в лесу, помнишь, как ты испугался, лейтенант, и потребовал, чтобы службу на постах несли исправно? Но ведь опять не вышел проверять несение этой службы, предпочитая теплую кроватку. А потом старшего сержанта Мокрушина сняли с должности командира отделения и отправили в другой взвод простым стрелком, ибо нужен был парень поуживчевее, кто по ночам не беспокоит проверками…

После четырех месяцев бездарно проведенного времени мы вернулись на базу. Выяснилось, что никаких занятий с остальными подразделениями тоже не проводилось, только работы по обустройству базы. Наша рота оказалась наиболее укомплектована контрактниками, потому что деваться с гор было некуда. Остальные батальоны сильно поредели, поскольку командировочные не платили, а просто как стройбат служить никто не хотел. Через пару недель после возвращения состоялись первые стрельбы, описанные выше...

Потом я написал вот это twower.livejournal.com/3517.html
:
В нашей бригаде много Боевых Офицеров(tm). Их легко отличить от серой, безликой массы сослуживцев по следующим признакам:

— Боевой Офицер(tm) никогда не пройдет мимо, если заметит, что у солдата расстегнута пуговица. Грозным, начальственным голосом, вставляя через раз цветистые матерные обороты, он одернет злокозненного нарушителя. Но пусть не думает преступник, что застегнув пуговку, он исправит свое черное злодеяние, нет, ещё битый час ходить ему по квадратам, занимаясь строевой подготовкой.

— Боевой Офицер(tm) с точностью до миллиметра знает на каком расстоянии от черенка должна быть пришита бирка на сапёрную лопатку и каким цветом выполнена надпись на ней. Неустанно он вынужден контролировать наличие и правильность размещения бирок, описей, досок документации и тому подобных вещей, жизненно важных для поддержания в постоянной боеготовности, вверенного ему подразделения.

— Боевой Офицер(tm) совершенно точно знает, что личные вещи контрактнику абсолютно не нужны и сумка с ними под солдатской кроватью недопустима. Все допустимые предметы, а именно мыло, бритва и т.п. должны лежать в тумбочке, иного не дано. Особенно страшен гнев Боевого Офицера(tm), когда он видит, висящее на дужке кровати, гражданское полотенце. Не важно, что армейских вафельных не выдано, но вот то — «полосатое» — никогда не должно раздражать командирский взгляд.

— Боевой Офицер(tm) знает, что армия — не прачечная, поэтому сохнущих, постиранных вещей он нигде видеть не должен. Ведь дисциплинированному солдату самому должно быть интересно, как высушить форму, если снаружи идет дождь, а внутри палатки нельзя. Так тренируется скрытность и незаметность — незаменимые навыки в разведке.

— Боевой Офицер(tm) уверен, что траншеи и окопы должны вызывать эстетический трепет в душе командира от созерцания идеальных пропорций. Боевая пригодность данных инженерных сооружений вторична, ведь не воевать же в конце концов собрались то? Центральной точкой укреплений, стержнем обороны, является карточка стрельбы, к которой приписан солдат, наизусть рассказывающий её содержание.

— Боевой Офицер(tm), готовя огневые и тактические учения с личным составом, знает, что основной упор делается на подготовку документации, причем десятки листов различных план-конспектов и инструкций непременно должны быть написаны от руки. Сами занятия не суть важны, их можно и не проводить, ведь не воевать же в конце концов собрались то? Несущим столпом боеготовности в данном случае является красиво написанный план недельных занятий.

А вот войну Боевые Офицеры(tm) не любят. Там опасно, убить могут и бирок нет с план-конспектами. Да и солдат там какой-то неправильный: не по уставу одет, грязен, небрит, а в случае чего и в морду дать может. Нет, не место Боевым Офицерам(tm) на войне, ну разве только дня на три, чтоб получить заслуженное удостоверение ветерана боевых действий, а потом назад. Ведь в конце концов не воевать же им?


Да, стрельбы весной 2009 года проходили крайне редко (1-2 раза в месяц), никаких других занятий на практике не проводилось, зато на бумаге мы старались на всю ивановскую.

В апреле был большой бригадный полевой выход на границу с Грузией. В Тбилиси как раз шли митинги против Саакашвили и обстановка была неспокойной. Было ощущение, что возможно начнутся боевые действия. А у нас нехватка личного состава и 2-3 учебных стрельбы за 7 месяцев… Нашему взводу предстоял отдельный марш в глухой район, но из-за некомплекта полностью отсутствовали пулеметчики. Упрашивал ротного перезакрепить пулемет на одного из стрелков, но он не разрешил, потому что бумажки оформлять не хотелось. Хорошо бы повоевали без пулеметов… Даже когда они были незадолго до этого в Кодорах, то офицер для обороны ВОПа сажал пулеметчиков то перед почти отвесным холмом, то напротив куста, где полностью перекрывался сектор обстрела. Гранатометчиков же с одними кумулятивными гранатами старательно рассаживал напротив густого кустарника вместо того, чтобы перекрыть ими единственную дорогу… Чему же вас учили, товарищи офицеры, в прославленных училищах с многолетней историей...

На полевом выходе возможно и проводилась отработка каких-либо действий на уровне штабов батальона и бригады, а мы, пехота, просто чуть подновили окопы, да так и промаялись 10 дней без единого занятия. Накормить нас тоже все никак не получалось — привет, зампотыл! Зато в Сухуме УРАЛы с продовольствием исправно разгружались в частных лавочках...

После возвращения с границы мы постоянно строились twower.livejournal.com/4949.html и переклеивали бирки twower.livejournal.com/9721.html. Дошло новое веянье реформы: к нам пришли на пополнение первые срочники, призванные на один год. Они служили абсолютно без всякой дедовщины, потому что мы, контрактники, их трогать не собирались, а больше и некому было.

Летом 2009 года прошли первые крупные учения «Кавказ-2009». Небольшой подготовительный выезд на полигон в Цабал: маскировка техники, дневки, которые не умели делать наши офицеры, но умели наши срочники, которые до этого провели пол-года в учебке спецназа. День стрельб. Мы настрелялись вдоволь изо всего: от АК до КПВТ, метнули гранаты впервые за службу. Никаких подготовительных занятий не было, каждый стрелял в меру своего понимания и возможностей: вот автомат, вот магазин, вон мишень — стреляй. Где же обучение солдат, товарищи офицеры? Неужели вы думали, что «стрелять в ту сторону» и «уметь стрелять» — одно и тоже?

Сами учения. БТУ. Один день взвод учится играть отступление, а две роты и минометка — маневренную оборону. Чему они выучатся за один день? Наша рота в стороне роет окопы в скальном грунте. День учения. Взвод сыграл отступление, батальон изобразил маневренную оборону. Где работа с солдатами, чтобы объяснить им происходящее?..

Прошли учения и снова бирки, уборка территории twower.livejournal.com/10415.html...

Потом мы стали ротой антитеррора. Никакой соответствующей подготовки, только каждодневные построения на развод суточного наряда в полной экипировке. У подразделения, которое первым на базе должно вступить в бой даже не было разгрузок...

Впервые сталкиваюсь с работой прокуратуры. Один из наших взводников подрался с солдатом-срочником и тот написал на офицера заявление. Долгое разбирательство, офицера спасает только то, что срочник сам преступил закон открыто не подчинившись приказу, и то обстоятельство, что была именно драка. Срочник продолжает служить в нашей роте, спокойно уходит на дембель, а офицера через некоторое время увольняют, потому что по распоряжению министра офицеров, допустивших рукоприкладство в отношении солдат, в армии больше держать не намерены.

Осень 2009, маленький пост на приграничье. Контрактники непрерывно пьют, офицер не вмешивается, охранение несется спустя рукава. Я уже пол-года, как вновь на сержантской должности, но сильно не вмешиваюсь, ибо практически бесполезно, поддержки ни от кого нет.

Декабрь 2009 года. В лагере нет дров, пилим ближайшую лесополосу, при этом офицеры говорят, что деньги на дрова выделены twower.livejournal.com/43181.html. Привет, зампотыл! Ты не забываешь нам напоминать о себе.

Нас стали регулярно проверять окружные и московские комиссии. Мы исправно перешивали бирки, наводили порядок, но им, видимо, было необходимо что-то другое. Начали все чаще проводится занятия, вернее их видимость: солдаты чинно сидят и делают вид, что слушают зачитываемые из книги абзацы. Офицеры нехотя, «для галочки», читают сами, но по большей части перекладывают это на какого-нибудь бойца, уходя заниматься документацией. Чтение прекращается, солдаты скучают и потихоньку разбегаются кто куда.

В январе 2010 года грянул гром twower.livejournal.com/56428.html: по новым требованиям занятия должны фиксироваться с помощью фото- видеосъемки! Теперь каждое занятие стало действительно напоминать процесс обучения ибо бесстрастную камеру нельзя обмануть. Сразу же проявился казус: на практике многие офицеры не умеют рассказать и показать, а могут лишь читать изучаемый предмет по книжке.
Постепенно съемка проводится все реже, а занятия все так же плавно сходят на нет. Ведь отчитываться не надо...

За 2008-2009 годы база значительно перевооружается: все мотострелковые батальоны получили новые БТР-80, танковый батальон пересел на Т-90А, связисты на новые КШМ, разведбат получил новые комплексы радиоэлектронной разведки, пехота обновила каски, бронежилеты, средства связи. Все новое, а пользоваться им умеем очень плохо...

В декабре-январе нам выплачивают первые квартальные премии по новому приказу №115 twower.livejournal.com/50273.html. Суммы достаточно неплохие, но разнобой выплат поражает. Впоследствии выясняется, что денежки (командировочные) вполне успешно осваивало командование части twower.livejournal.com/112955.html. И почему-то опять там был замешан зампотыл. В конце концов он был снят очередной комиссией из Москвы и после этого случились на базе дела дивные: кормить стали лучше, а для техники нашлось горючее.

Да, мы по-прежнему шьем бирки twower.livejournal.com/91757.html, twower.livejournal.com/96282.html, twower.livejournal.com/100126.html, twower.livejournal.com/114439.html, строимся и поем бессмысленно и беспощадно twower.livejournal.com/99187.html, twower.livejournal.com/130433.html, но в том же апреле-мае 2010 года начинаются регулярные занятия: тактика, физо, вождение (в том числе и для командиров отделений!) и т.п. Настоящие занятия, когда действительно пытаются учить. Да, офицеры частенько не умеют их проводить, но их заставляют сверху. Теперь главной проблемой становится не отсутствие учебы, а неумение командиров нижнего звена грамотно ее провести.

В мае 2010 года я ухожу в отпуск с последующим увольнением в рамках реализуемой в то время программы по сокращению контрактников.

Подытожу. В начале своей службы никаких восторгов по поводу реформы я не испытывал, вокруг перед глазами были исключительно одни минусы. Потом понемногу отношение стало меняться. Базу перевооружили новой техникой. Исчезла дедовщина среди срочников с введением года службы, что для меня, хорошо помнящего старые порядки по службе в 1998-2000 гг, было гигантским шагом вперед. Стали платить неплохие премиальные. Самое важное: начались регулярные занятия по боевой подготовке.

В минусе остались воровство имущества и денег, плохая подготовка и нежелание офицеров обучать солдат. Все тоже, что я прекрасно помнил и по периоду своей срочной службы.

Таким образом в ходе реформирования поменяли то, что было возможно быстро заменить: материальное имущество, но споткнулись о людей: нехватку квалифицированных кадров и неудовлетворительное качество большинства имеющихся (что контрактников, что офицеров). И эта проблема с кадрами еще долго будет икаться (полковник Мураховский говорит, что еще минимум лет 6 twower.livejournal.com/859007.html?thread=43890303#t43890303). И изменений, думаю, еще будет много и ломки устоев тоже. И из-за все той же кадровой проблемы эта ломка будет далеко не всегда правильной и выверенной.

Многое из вышеперечисленного и сформировало мои взгляды на нынешнюю реформу вооруженных сил.

Об этом сегодня сообщает Военное обозрение.

Кое-что об экономике советского космоса
Лет 20 назад, во времена разгула перестройки и нового мышления, была очень популярна точка зрения, что космические программы являются разорительными для страны и не приносят никакого экономического эффекта.

Крис Ли: «Магнитка» пытается делать кое-что новое, есть заготовки
Защитник магнитогорского «Металлурга» Крис Ли поделился впечатлениями после домашнего матча с рижским «Динамо», в котором его команда уступила со счётом 1:3. «Да уж, ещё одна тяжёлая игра, как и все…

Сергей Гвардейцев: В кризис я оживаю. Потом будет что вспомнить
«Не уехал, потому что вовремя не выучил английский. И не жалею» — У программистов все действительно так хорошо, даже сейчас?

Кое-что вспомним
Саша-сапер написал, что записи Леши Меллера изданы в виде книги небольшим тиражом.


  • Занятие,
  • Солдат,
  • Офицер,
  • Служба,
  • Стрельба
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: