Асад – плохо? Без Асада – еще хуже!

На смену грозным инвективам в адрес авторитарного режима Башара Асада, прогнозам его скорого падения и злорадству по поводу его неудач приходит тревожный вопрос: что будет с Сирией после Асада? На Западе, где спят и видят скорейшее свержение режима, стали понимать, что результатом станет кровопролитный хаос, по сравнению с которым правление Асада – это цветочки! Тем более, что в Сирии есть химическое оружие…

Информационная политика обеих сторон конфликта ведется в лучших восточных традициях, поэтому верить нельзя ни тем, ни другим.


Противостоящая Асаду так называемая Свободная сирийская армия (ССА) утверждала, что ни сегодня, так завтра Дамаск будет полностью взят и режим будет свержен. Не вышло. Затем то же самое говорили об экономической столице Сирии – Алеппо, но и оттуда повстанцев выбили верные Асаду войска.

С другой стороны, официальная пропаганда Асада уверяет, что налицо выступления бандитских групп, которые власть вскоре подавит, установив мир и порядок. А в это время бои разгораются с новой силой, человеческие жертвы исчисляются тысячами, и больше всего гибнет мирное население.

От Асада массово бегут премьеры, «первые и последние сирийские космонавты» и прочие, но режим пока демонстрирует крепость, а армия Осада – умение воевать, не смотря на пророчества о том, что скоро она развалится вместе с режимом.

«Мясорубка» с религиозным приводом

Пока что можно уверенно сказать, что режим Асада оказался крепче, чем о нем думали. В результате кровопролитного теракта в Дамаске силовые структуры фактически были обезглавлены: министр обороны Дауд Раджиха погиб, глава военной разведки и зять Асада Асиф Шаукат погиб от ран, министр внутренних дел Мухаммед Ибрагим аш-Шаара тяжело ранен или убит, ряд министров, высокопоставленных офицеров и чиновников также получили тяжелые ранения. Ожидалось, что в армии и спецслужбах начнется тотальный развал и дезертирство. Но этого пока не произошло, а Асад оперативно назначил генерала Фахада Джассима Фрейджа министром обороны, демонстрируя твердость режима. Единичные случаи дезертирства, в том числе высокопоставленных офицеров и чиновников, наблюдаются, но массового характера это не обрело. Слухи о том, что Асад и его семья якобы сбежали из страны, тоже не подтверждаются. Информация о ранении Асада и его переезде из Дамаска на побережье в Латакию поближе к российской военной базе Тартус так и сталась неподтвержденной.

Побег премьер-министра Рияда Хиджаба в Иорданию с семьей и его публичный переход на сторону оппозиции особого переполоха тоже не вызвал. Государственное телевидение Сирии ранее сообщило, что Хиджаб уволен с поста — без объявления о причинах отставки, а его обязанности временно возложены на заместителя премьера Омара Галаванджи. Здесь все просто: Хиджаб возглавлял правительство с 6 июня, до того был министром сельского хозяйства, входил в правящую партию БААС, но не относился к ближнему кругу Асада; суннита Хиджаба назначили премьером после парламентских выборов, чтобы показать расширение социальной и конфессиональной базы режима, но не вышло – и Аллах с ним! Бегство в Турцию первого сирийского космонавта Мухаммеда Фариса, летавшего в космос в 1987 году на советском «Союзе», мало кого взволновало.

Пока что события разворачиваются по сценарию затяжной войны, режим демонстрирует способность не только воевать в Дамаске, но и контролировать провинции.

Складывается впечатление, что Асад опирается не только на военную силу, но и на поддержку определенной части населения, которая в правящем режиме видит гарантию стабильности. С другой стороны, страна все более втягивается в масштабную гражданскую войну на конфессиональной основе между суннитским большинством, превышающим 50% населения, и правящим меньшинством из числа шиитов и алавитов, близких к шиитской ветви ислама. Социальной основой режима, созданного отцом Башара Асада Хафезом под лозунгом некоей «баасистской» модели арабского социализма, является шиитско-алавитское меньшинство, составляющее около 16% населения. Кроме того, в стране насчитывается до 10% христиан. Специфика гражданской войны состоит в том, что в ходе ее даже нейтральное население вынуждено примыкать к одной из противоборствующих группировок, чтобы просто выжить, а потому предсказать итог таких войн практически невозможно.

Но не следует впадать в крайность, считая Асада и его режим, «белым и пушистым», как это делают иные «западо-ненавистники». Конечно, по уровню фашизоидности режим Асада весьма выгодно смотрится на фоне других режимов в регионе, особенно если сравнивать с Саддамом Хусейном. Асад – это такой «ближневосточный Лукашенко»: достаточно высокий уровень образования и социальных гарантий для граждан, вполне цивилизованная страна, созданная, прежде всего, советской помощи в 1970-1980-х.

Например, с началом войны в Ираке Сирия приняла до 1.2 млн. иракцев, обеспечив их работой, а детей — школами. Такого радушия не проявила ни одна из соседних с Ираком стран. Но сейчас Багдад забыл о гостеприимстве сирийцев или просто стремится избежать новых потрясений: конфессионально близкое шиитское правительство Нури аль-Малики до последнего момента предпочитало держать северо-западные рубежи страны на замке, боясь импорта из Сирии «суннитской угрозы», и только недавно под давлением Запада начало принимать беженцев из Сирии, среди которых, кстати, много бывших иракцев, бежавших ранее в Сирию.

Но Асад совершил много глупостей и преступлений. Например, теряя контроль, он в ряде регионов отдал власть на откуп некоей милиции, по сути – криминалитету, который грабит и убивает мирное население, включая тех, кто поддерживал Асада. В результате социальная база режима неуклонно сокращается.

В конфликте участвуют и внешние силы. ССА поддерживают шиитские Саудовская Аравия и Катар, снабжая их оружием и ресурсами, помогая военными советниками. Если год назад ССА представляла собой хаотичную «атаманщину», то теперь это организованная военная сила с тактикой и стратегией. Режим Асада, вооруженный российско-советским оружием, поддерживает Россия, но сейчас скорее в военном, а в политическом плане. Главным военным союзником Асада является шиитский Иран, и в этом смысле гражданская война в Сирии является конфликтом между суннитских Саудовской Аравии и Катара с шиитским Ираном.

Пока очевидно, что легко вооруженные боевики ССА не могут сломить силы Асада, вооруженные танками, крупнокалиберной и ракетной артиллерией, вертолетами. И так будет до тех пор, пока у Асада есть ресурсы или пока в его рядах не начнется повальное дезертирство. Вместе с тем, есть информация, что в правящем режиме есть силы, готовые воевать до конца, ибо это война на уничтожение.

Запад не поможет, но может разбомбить

Похоже, что без активного военного вмешательства Запада по примеру Ирака или хотя бы без авиационной поддержки, как в Ливии, повстанцы не способны свергнуть режим. Ведь именно западная, прежде всего французская, авиация решила исход гражданской войны в Ливии, уничтожив авиацию, танки и артиллерию армии Каддафи.

Возникает вопрос: почему «западные демократы», справедливо клеймящие позором режим Башара Асада, предрекая его скорое падение, не вмешиваются в конфликт? Да потому, что Запад и соседи Сирии все более убеждаются, что на смену режиму придет хаос! Запад может и далее лицемерно обвинять Россию и Китай, которые в Совете Безопасности ООН блокируют принятие решения о вмешательстве в ситуацию в Сирии. Тем более, что отсутствие соответствующего решения по Ираку и Ливии не предотвратило иностранные вмешательства. Но в данный момент позиция России и Китая – это настоящий подарок для Запада, который не знает, что делать с разбуженным и встревоженным «сирийским ульем». К тому же, Запад научен горьким опытом «арабской весны», которая привела к новой головной боли с исламизмом и хаосом в Ливии и Египте, вместо установления в этих странах вожделенной демократии.
Существует реальная опасность того, что сирийский конфликт окончательно превратится в религиозную войну суннитов, составляющих основу оппозиционных отрядов, против алавитов, шиитов и других религиозных меньшинств. Это чревато фактическим распадом страны, ее «ливанизацией» или даже «сомализацией». Если гражданская война завершится победой оппозиции, а не политическим урегулированием, алавиты продолжат сопротивление в своих анклавах, например в прибрежном городе Латакия.

Революция в Сирии началась как светское движение за демократию, но превращается в религиозную войну. В рядах оппозиции все более заметную роль играют исламистские группировки — не только иностранные типа «Аль-Каиды», но и сирийские. Главная причина — финансы. Чтобы получать помощь от суннитских монархий Персидского залива, борцы с режимом Башара Асада должны продемонстрировать приверженность ваххабизму, салафизму и другим течениям, которые никогда не были распространены в многоконфессиональной Сирии, славившейся своей религиозной терпимостью. Именно такого развития событий опасался Запад.

Наибольшим влиянием в Сирии сегодня пользуются исламистские группировки «Ахрар аш-Шам» и «Сукур аш-Шам», которые призывают бороться не только с алавитами, но и с «пагубным влиянием» Запада. Режим Асада ранее подавлял «Аль-Каиду, но теперь ее идеология попала на благодатную почву, и появились источники финансирования.

В итоге, Запад отказывается от военных поставок, опасаясь, что оружие попадет в руки исламистов, но ССА получает помощь от монархий Персидского залива — Саудовской Аравии и Катара, где у власти стоят приверженцы радикальных течений суннитского ислама, а саудовский режим — вообще один из самых консервативных на планете, значительно опережающий по этой части даже шиитских аятолл из Тегерана. В результате, антиасадовское движение становится все более исламско-экстремистским.

На Западе в полный голос заговорили о том, что постреволюционный хаос может оказаться гораздо более опасным для региона, чем режим Башара Асада. По данным газеты The Washington Post, США крайне обеспокоены судьбой запасами химического оружия Сирии. Едва ли Башар Асад будет использовать его против своих противников — в гражданской войне без четкой линии фронта это бессмысленно. А вот риск захвата химических арсеналов «неконтролируемыми элементами сирийского сопротивления» гораздо более реален, особенно если режим Асада падет. Масла в огонь подлило заявление представителя МИД Сирии Джихада Макдиси о том, что склады химического оружия находятся под контролем правительство Асада, которое никогда не применит его против своих граждан, но оставляет за собой право использовать его для отражения внешней агрессии. Стало известно, что США и Израиль на основе консультаций пришли к выводу: если страна погрузится в хаос, по складам, где хранятся смертоносные вещества и средства их доставки, может быть нанесен превентивный удар, чтобы их уничтожить. О том, сколько мирных жителей при этом может пострадать, «демократы», очевидно, не задумываются.

Отметим, что на вооружении Сирии имеются такие боевые отравляющие вещества, как VX, иприт и зарин. Причем Сирия не присоединилась к международной конвенции о запрете химического оружия, в ней насчитывается около десятка складов с «отравой», причем один из них расположен в приморском городе Алеппо, являющемся деловой и финансовой столицей страны. Более того, Сирия располагает 700 тактических ракет ракетами типа СКАД (на базе бывших советских ракет Р-11/17), дальность действия которых, в зависимости от модификации, составляет от 250-300 до 550 км, и якобы даже существуют иракско-сирийские доработки, способные лететь до 800 км. Точность их при использовании обычных боезарядов невелика, но при использовании оружия массового поражения, включая химическое, эта «игрушка» становится грозной силой, и бороться с нею могут только технически оснащенные армии.

Впрочем, на Западе не зря опасаются, что при смене власти в Сирии химическое оружие может попасть в руки связанных с «Аль-Каидой» боевиков-исламистов, находящихся в рядах оппозиции. Тему засилья террористов среди ССА уже вовсю подхватили западные СМИ, и в этом вопросе они солидарны с пропагандой режима Асада. Причем источником такой информации якобы являются спецслужбы Саудовской Аравии, по данным которых на стороне противников Башара Асада сражается около 6 тысяч членов «Аль-Каиды» из Саудовской Аравии, Египта, Алжира, Туниса и даже из Чечни. Есть видео, на котором боевики, захватившие КПП на сирийско-турецкой границе, маршируют под флагом «Аль-Каиды» и заявляют, что их цель — установление в Сирии исламского государства. Таким образом, уже и Сауды, являющиеся ярыми противниками исламского экстремизма и успешно сотрудничающие с Западом, не рады, что вмешались в конфликт, поддерживая ССА. В СМИ просочились данные о том, что антиасадовская оппозиция выходила на представителей США с просьбой о поставках оружия, кстати, российского производства, для «борьбы с преступным режимом», но американцы отказались.

Все это дает России и Китаю дополнительные аргументы для блокирования в Совете Безопасности ООН вопроса о введении прямых военных санкций против режима Асада.

Пустые хлопоты миротворчества

В отношении мирного урегулирования царит пессимизм. Многие полагают, что конфликт может быть разрешен только силовым путем. Например, король Иордании Абдулла II заявил: «Возможно, мы уже достигли той стадии, когда политическое урегулирование запоздало». Монарх указывает, что связанные с «Аль-Каидой» боевики играют все более заметную роль в рядах сирийской оппозиции, и выражает тревогу за судьбу все того же сирийского химического оружия. Самодержца понять можно: маленькая Иордания лежит в непосредственной близости от Сирии, и случись рядом химическая атака, страна рискует превратиться в отравленную местность, непригодную для жизни.

В свою очередь, Лига арабских государств (ЛАГ) пытается убедить Москву и Пекин отказаться от поддержки режима Башара Асада в Сирии. ЛАГ пытается протолкнуть план урегулирования, согласно которому Башар Асад отказывается от власти в обмен на «гарантии безопасности» для себя и членов своей семьи, а оппозиция формирует переходное правительство с участием представителей старой власти.

Но это пустые хлопоты. Москва «своих не сдает», а Асад – последний союзник России на Ближнем Востоке. Китай мало интересую «права человека». На Москву и Пекин исламские экстремисты в антиасадовской оппозиции действуют, как красная тряпка на быка.

А главное, уход Асада и падение его режима повлекут неконтролируемые хаос и кровопролитие, и едва ли в Сирии сейчас возможно создание «правительства национального согласия» особенно с участием исламских экстремистов.

Сирийский узел затягивается все туже и представляется, что развязать или разрубить его можно только ценой большой крови, а результатом будет исчезновение Сирии в ее нынешнем виде. Более того, экстремизм расползается по всему региону, да к тому же еще «проснулись» курды, требующие суверенитета, но об этом в другой раз…

Об этом пишет сегодня Военное обозрение.

Таня Терешина призналась, что ей плохо без мужчины
Экс-солистка популярной группы Hi-Fi Таня Терешина, минувшей осенью очень громко и под пристальным вниманием общественности расставшаяся с гражданским мужем Славой Никитиным, похоже, стала осознавать свою ошибку.

Корвет-"невидимку" для ВМФ оставили без артустановки
Военно-морской флот России отложил на неопределенный срок принятие на вооружение корвета-«невидимки» «Бойкий» и малого артиллерийского корабля «Махачкала» из-за срыва поставок 100-миллиметровой артиллерийской системы А-190 «Универсал».

Порошенко призвал политичеких скандалистов не ругаться публично
Обмен «любезностями», который произошел на заседании Национального совета реформ между губернатором Одесской области Михаилом Саакашвили и главой МВД Украины Арсеном Аваковым, заставил президента Петра Порошенко отреагировать на инцидент самым решительным…

Чем пробивается «грозный» «Абрамс»: позор американской брони
Несмотря на развитие авиационной техники, современных средств дальнего и космического обнаружения, боевые машины на поле боя не теряют своей актуальности.


  • АСАД,
  • Сирия,
  • Режим,
  • Башар,
  • Оппозиция
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: