"Сталинские кувалды" против "линии Маннергейма"

Что нам известно о Советско-финской войне 1939-40 годов? В основном то, что это была для нашей страны крайне неудачная и очень кровопролитная война, что ее результатом были понесенные огромные людские потери, что Красная Армия оказалась не готовой к ведению крупномасштабной современной войны и многие другие факты, все это верно, однако невольно возникает вопрос: как абсолютно не готовой к войне армии все же удалось провести одну из труднейших боевых операции по штурму и прорыву долговременной линии финской обороны, так называемой «линии Маннергейма»?

Многие утверждают, что просто закидали противника одними трупами, так ли это было на самом деле? С этим утверждением очень трудно спорить, так как потери РККА были огромными, однако это только одна сторона вопроса, но для прорыва такой мощной оборонительной системы, которую представляла из себя финская оборона на Карельском перешейке, одних трупов Красной Армии просто бы не хватило, для этого были нужны, прежде всего, огромные силы и средства, четкое планирование и обеспечение операции, что РККА и показала в феврале-марте 1940 года.






Так называемая «линия Маннергейма» являлась основой стратегической обороны Финляндии и представляла из себя комплекс уникальных, по-настоящему неприступных фортификационных сооружений, который финны начали возводить практически с 1918 года, сразу же с получением независимости.

Из многочисленных современных источников известно, что ее главный фортификационный пояс имел длину около 135 км и глубину до 90 км. Ему предшествовало предполье с разнообразными укреплениями — рвами, завалами, проволочными заграждениями, надолбами — шириной до 15-20 км. Толщина стен и перекрытий дотов из железобетона и гранита достигала 2 м. Поверх дотов на земляных насыпях толщиной до 3 метров рос лес.

На всех трех полосах «линии Маннергейма» насчитывалось свыше 1000 дотов и дзотов, из которых 296 представляли собой мощные крепости. Все укрепления соединялись системой траншей, подземных переходов и были снабжены продовольствием и боеприпасами, необходимыми для длительного ведения автономного боя. Пространство между полосами укреплений, а также предполье перед всей «линией Маннергейма» были буквально покрыты сплошными военно-инженерными сооружениями.

Насыщенность этой местности заграждениями выражалась следующими показателями: на каждый квадратный километр приходилось: 0,5 км проволочных заграждений, 0,5 км лесных завалов, 0,9 км минных полей, 0,1 км эскарпов, 0,2 км гранитных и железобетонных надолб. Были заминированы и подготовлены к уничтожению все мосты, к порче — все дороги. На возможных путях движения советских войск были устроены громадные волчьи ямы — воронки глубиной 7-10 м и диаметром 15-20 м. На каждый погонный километр ставилось 200 мин. Лесные завалы доходили до 250 м по глубине. Обойти эту линию, как это сделали германские войска с линией Мажино, Красной Армии не позволяли особенности местности, брать ее можно было только в лоб и никак иначе. Не пробив «линию Маннергейма», нельзя было вывести Финляндию из войны, так что эта твердыня представляла из себя не только военную значимость, но и политическую.

Первая попытка штурма линии с ходу в декабре 1939 года закончились полной неудачей, и в Москве, наконец-то, поняли, что воевать против финнов силами только одного Ленинградского ВО больше нельзя и поэтому стали готовиться ко второй попытке штурма уже по-серьезному, без шапкозакидательских настроений. Новый командующий С.Тимошенко первое, что сделал, вступив в командование, это не стесняясь, потребовал у Сталина людских подкреплений, артиллерийских орудий БМ и, самое главное, теплую одежду, полевые бани и пункты обогрева для бойцов, наконец- то, люди смогли впервые за несколько месяцев отогреться и откормиться, получить полушубки, валенки, лыжи и другое столь им необходимое имущество для действий в зимних условиях.

Из внутренних округов на север к Ленинграду потянулись воинские эшелоны с новыми дивизиями, бригадами, артиллерией и танками, в результате соотношение сил, по сравнению с декабрем 1939 года, в феврале 1940 г. стало больше соответствовать классическому соотношению 1:3. Численность личного состава советских войск составила теперь почти 460 тыс. человек против 150 тыс. человек финских. Советские войска на Карельском перешейке теперь насчитывали 26 дивизий, одну стрелково-пулеметную и 7 танковых бригад. С финской стороны им противостояли 7 пехотных дивизий, 1 пехотная бригада, 1 кавалерийская бригада, 10 отдельных пехотных, егерских, подвижных полков.

Но особое внимание советское командование уделило артиллерии крупного калибра и большой мощности, а также подготовке саперных подразделений, именно этим родам войск отводилась главная ударная роль в предстоящем штурме. Теперь на Карельском перешейке должны были действовать не одна, а две советские армии — 7-я и 13-я, которые значительно усиливались артиллерией РГК. Полки, имеющие на вооружении пушки БР-5 (152-мм), гаубицы Б-4 (203-мм) и мортиры БР-2 (280-мм), занимали боевые позиции каждый в полосе наступления своей армии. А в районе Перкъярви (ныне Кирилловское) готовились огневые позиции даже для 356-мм и 305-мм морских орудий, установленных на специальных железнодорожных транспортерах ТМ-1-14 и ТМ-2-12, это были настоящие артиллерийские монстры войны. Из различных источников известно, что всего к началу операции на Карельский перешеек было стянуто 3930 орудийных стволов всех систем, включая минометы. Плотность огня планировалась колоссальная: 75-85 орудий и минометов на 1 километр, это было невиданно, такой плотности артиллерии могла себе тогда позволить далеко не каждая армия мира.

Сосредоточение войск проходило довольно успешно и достаточно быстро, чему в немалой степени способствовало значительное пополнение тыловых автоподразделений подвоза, автомобилями различных марок, включая и авто повышенной проходимости, полугусеничными автомобилями ГАЗ-60 и ЗИС-22.

В результате в целом на участке прорыва 13-й армии скрытно сосредотачивалось семь стрелковых дивизий. На участке 7-й армии как более трудном на исходные позиции выходило девять стрелковых дивизий. Пять танковых бригад, два отдельных танковых батальона, одиннадцать артиллерийских полков и стрелково-пулеметная бригада. Кроме того, армии «передавалась треть всех истребителей фронта, четверть бомбардировщиков и три четверти ночных бомбардировщиков».

Соотношение сил по батальонам на Карельском перешейке теперь было совсем иным, чем в декабре 1939 г., на 80 финских батальонов наступали 239 советских, что практически точно соответствовало соотношению 1:3. У советских войск теперь было превосходство в артиллерии калибром 122-мм и более в 10 раз. Вместо двух дивизионов большой мощности в войсках 7-й и 13-й армий теперь их было четыре. Так что красным командирам было теперь чем крушить бетонные коробки, построенные на финские народные миллионы.

Одновременно с началом перегруппировки войск штабы 7-й и 13-й армий вплотную приступили к разработке самого плана прорыва. Непосредственно выезжая в войска, командование придирчиво намечало направление главного удара. В соответствии с планом, таранный удар 7-й армии был нацелен по участку фронта Кархула — Муолаанъярви. Острие удара 13-й армии приходилось между озерами Муолаанъярви — Вуоксиярви. Участки прорыва, их ширина и глубина выбирались с учетом наиболее эффективного использования артиллерии и танков. После этого была развернута мощная работа по дезориентированию противника и началась осторожная концентрация ударных группировок. На всех участках прорыва велась активная разведка, включая разведку боем, выявляя все новые и новые огневые точки врага, также активно велась разведка и штурмовка финских позиций с воздуха. Ко всему этому войска повсеместно проводили практические занятия на местности по обучению навыкам при штурме долговременных укреплений.

Таким образом, к подготовке штурма и к прорыву таких сильных укреплений, каким являлась «линия Маннергейма», советское командование на этот раз подошло очень серьезно, с учетом всех тех ошибок, которые были допущены на начальном этапе войны в 1939 году.

И вот, начиная с 1 февраля 1940 года, финны на себе почувствовали всю мощь сталинской артиллерии, по воспоминаниям участников той войны, методика работы советских пушкарей была следующей: ДЗОТы разрушали 152-мм артиллерией, ДОТы — 203 и 280-мм. Сначала осколочно-фугасными снарядами разбивали подушку ДОТа, обнажая бетон. Далее дело завершали бетонобойные снаряды. Старались обходиться дешевыми гаубицами-пушками калибром 152-мм «МЛ-20», в сложных случаях крушили бетонные коробки 203-мм гаубицами обр. 1931 года «Б-4», которые финны прозвали «сталинские кувалды», а наши войска называли «карельский скульптор».

Такое название орудие получило за то, что своими 100-килограммовыми снарядами превращало ДОТы в причудливые сооружения из перекрученной арматуры и кусков бетона, которые солдаты в шутку прозвали «карельскими монументами». Правда, для изготовления такого убедительного аргумента для пехоты требовалось от 8 до 140 снарядов. Боевую ценность ДОТ, как правило, терял еще на ранних стадиях изготовления «скульптуры».

Но только вид «карельского монумента» убеждал пехотинцев, что можно двигаться вперед, не опасаясь убийственного пулеметного огня. Так, только у 123-й стрелковой дивизии, штурмовавшей Суммаярви, в феврале 1940 г. было восемнадцать 203-мм гаубиц «Б-4» и шесть 280-мм мортир «Бр-2». Они израсходовали за время огневой подготовки в наступлении в первой декаде февраля 4419 снарядов, добившись 247 прямых попаданий. ДОТ «Поппиус», остановивший дивизию в декабре 1939 г., был разрушен 53 прямыми попаданиями, можно только представить, что испытывали на себе финские гарнизоны этих оборонительных сооружений, когда к ним влетали эти 100 кг снаряды.

Однако не все было так гладко, да, артиллерия долбила, не жалея снарядов, но стрельба даже по точно выявленным целям не всегда давала должный результат. Обычно перекрытию ДОТа хватало 4-5 прямых попаданий из 203-мм или 280-мм орудий. Однако перед этим необходимо было на пристрелку, огневое вскрытие и разрушение выстрелить до 500 фугасных, бронебойных или бетонобойных снарядов, то есть расход снарядов для такого калибра был огромным. В дальнейшем, как показала практика, наиболее эффективной и экономичной являлась стрельба прямой наводкой на дальность до 1000 метров.

Таким образом, стрельба прямой наводкой, своего рода дуэль, требовала от артиллеристов огромного хладнокровия, мужества и немалых потерь. Так, из воспоминаний ветерана финской войны красноармейца 136 СП, 97 СД Шевчука Н.К. известно:

«Артиллеристы ежедневно вытягивали свои орудия на прямую наводку. Вся динамика этих действий имела примерно такой вид: на исходную позицию быстро устанавливалось отдельное орудие (реже батарея) и производилось 3-5 выстрелов по цели. С финской стороны в ответ прогремело 3-4 залпа или артиллерийских выстрела. Первый снаряд — недолет, второй — перелет, а третий или четвертый точно накрывал наше орудие», — так что действия артиллеристов нередко напоминали игру в «русскую рулетку».

Там, где не хватало «сталинских кувалд» и сестер «Б-4» — 280-мм мортир «Бр-5», в ход шла взрывчатка тоннами, этим занимались специально созданные штурмовые группы из расчета по три на каждый наступающий стрелковый батальон.

Так, благодаря грамотно проведенной артиллерийской поддержке, именно саперы разделались с главной опорой укрепузла Суммаярви, знаменитым «миллионным» ДОТом Sj5, еще его называли ДОТ № 0011, под прикрытием огня артиллерии удачно подобравшись вплотную сначала к западному каземату саперы, затем взорвали и весь ДОТ, уложив перед этим на него гору ящиков с взрывчаткой.

Из воспоминаний ветерана финской войны Визлина А.Х., бывшего мл. командира 20 ТБР, известно, что доты взрывали и так: к танкам цепляли бронесани, на них садились саперы, грузилась взрывчатка. Танкисты подъезжали к доту, танковым корпусом закрывали амбразуру, саперы блокировали огневую точку, обкладывали ее взрывчаткой и, как только танкисты отъезжали, взрывали ДОТ. Как говорил ветеран: «Это были трудные операции, проходили они по ночам, случалось, что по несколько раз за одну ночь».

Другой «миллионник», Le6, пал после того, когда его методично расстреляли артиллерией, подкатили 203-мм гаубицу на прямую наводку и в упор постоянно долбили снарядами в одну и ту же точку, гарнизон обезумел, часть финских солдат просто сошла с ума, другие, кто уцелел, покинули этот ДОТ, разбежавшись по окрестным лесам.

Со слов очевидцев, которым довелось увидеть на работу сталинских артиллеристов, известно, что бетонный потолок Le6 толщиной в 1,5 метра обрушился вместе с семиметровым слоем земли над ним. Погнулись даже стальные стены, а в соседнем ДОТе № 167 стальной лист прогнулся и закрыл амбразуры. Теперь было понятно, почему замолчал и этот ДОТ. Еще один «миллионер», Sk11 в районе Сумма-Яхде был расстрелян с прямой наводки 12 февраля 1940 г. Некоторые ДОТы были просто брошены финнами при отходе. А некоторые как, например, ДОТы укрепузла Суурниеми, остановившие в декабре 24-ю стрелковую дивизию у Вейсяйнена, были взорваны самими отходящими финскими частями.

Постепенно бойцы Красной Армии расправились и с другими инженерными сооружениями «линии Маннергейма». Так, к примеру, надолбы сдвигались при помощи 30-тонных «Т-28», более того, саперы зачастую просто подрывали надолбы зарядами взрывчатки, пробивая проходы для легких танков. А в 13-й легкотанковой бригаде самими танкистами практиковалась стрельба по надолбам бронебойным 45-мм снарядом, разрушавшим каменный надолб полностью, таким образом, даже танковые подразделения на легких танках в боевых условиях расчищали себе путь самостоятельно, дело было и в том, что РККА получила боевой опыт, опыт, к сожалению, кровавый, но, тем не менее, опыт, так что на ДОТы в лобовые атаки, как говорят факты, в конце финской войны советская пехота уже не ходила.

Так, в течение чуть больше 40 дней Красная Армия, в первую очередь благодаря действиям своих инженерно-саперных и артиллерийских войск, сумела взломать всю «линию Маннергейма», применив при этом грубую силу. Оказалось, что бетонные коробки поддаются артиллерии, огнеметам, взрывчатке и тяжелым авиабомбам. Ядерного оружия тогда еще не было, вакуумные бомбы, и боеприпасы особой мощности также тогда еще не придумали. Иногда невольно возникает вопрос: а какая еще армия, кроме РККА, в те времена была способна прорвать «линию Маннергейма»? Ответа на этот вопрос так и нет до сих пор.

Об этом сегодня сообщает Военное обозрение.

США формируют антироссийскую «линию Маннергейма»
Главным бастионом сдерживания РФ и ее возрастающего влияние будут страны Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), а также ряд стран по периметру границ РФ, которые имеют ярко выраженную антироссийскую внешнеполитическую направленность…

Черниговские власти собираются строить подобие "линии Маннергейма"
Украинский маразм набирает обороты.

"Линия Маннергейма" пролегла по истории страны - за "оправдания" действий Верховного Главнокомандующего будут судить?
Если у вас возникнет странная идея оправдывать депортации 1940-х годов или вы возьмете моду одобрять подобные предвоенные меры СССР, то готовьтесь сесть в тюрьму или выплатить миллион рублей.

Как советская броня одолела германскую
Вновь 9 мая к памятникам, сооруженным в честь подвига советского народа, будут возлагать венки и цветы.


  • Война,
  • Армия,
  • Артиллерия,
  • Войско,
  • ДОТ
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: