У Дракона растет новая голова, или Большие игры во внутренней политике Китая

Оплот мирового монументализма — Китай — за пару месяцев до начала процедуры управляемой смены власти в стране подвергается весьма неоднозначной политической тектонике.



Как известно, переход власти от одного человека к другому в Китае осуществляется весьма простым путем. Вариант китайской демократии заключается в том, что о преемнике китайский народ знает задолго до того, как состоится непосредственная передача рычагов управления страной из одних рук в другие. О том, что он преемник, естественно, знает и сам преемник. Об этом же знают и его политические противники.

С одной стороны такая процедура передачи властного штурвала – дело нехитрое: как говорится, пост сдал, пост принял… Но есть здесь и свои китайские нюансы, которые достаточно неожиданно проявились в последнее время. Нюансов этих сразу несколько.

Считавшийся некогда главным претендентом на звание «основного преемника» Бо Силай неожиданно для многих сошел с гонки за власть. Точнее, сошел отнюдь не сам, а, скажем так, «его сошли». Бо Силай, будучи секретарем партийного комитета Чунцина, в свое время пытался замять сразу несколько скандалов, которые вспыхнули буквально в непосредственной близости от него, как одного из весьма активных китайских политиков.

Первый скандал связан с таким китайским товарищем как Ван Лицзюнь, который считался главным соратником Бо Силая. Товарищ Ван, как сообщает китайская пресса, сумел организовать прослушку переговоров самого Ху Цзиньтао, касавшихся разбирательства по поводу коррупционных скандалов в КНР. Далее Ван Лицзюню, видимо, пришла в голову идея о том, что центральные китайские власти смогут каким-то образом выйти на него (значит, повод был), а если так, то пора «сматывать удочки». Свои удочки он попытался смотать в американском представительстве одного из китайских городов, но американские дипломаты решили не испытывать большую китайскую дружбу на прочность и Вану мягко указали на дверь, где его уже ожидали люди в штатском.

Это был первый удар по старине Бо, который метил в преемники главы КПК. Второй удар нанесла Бо Силаю его любимая супруга – Гу Кайлай, которая, по версии китайского правосудия, хотела помочь сыну в реализации прибыльных бизнес идей. Но на пути сына (Бо Гуагуа) оказался бизнесмен Нил Хейвуд. Этот подданный британской Короны находился в Китае по официальной информации как сотрудник одной из британо-китайских компаний. Есть и не вполне официальная информация, согласно которой Хейвуд работал консультантом в компании, чье основание состоялось благодаря активности двух сотрудников британской разведки… Сфера его интересов причудливым образом пересеклась со сферой интересов Бо-младшего, что послужило поводом беспокойства со стороны Гу Кайлай. Обеспокоенность делами сына зашла настолько далеко, что Гу Кайлай отправила британского бизнесмена к праотцам, используя для этого яд. По крайней мере, так решил китайский суд, который приговорил даму к смертному приговору с периодом двухлетней отсрочки и лишением возможности занимать руководящие посты (хотя какие уж теперь посты может занять госпожа Гу…)

У многих экспертов прямое участие Гу Кайлай в убийстве британского бизнесмена, как и ее участие в этом деле вообще, вызывает целый ряд вопросов. Дело в том, что если Нил Хейвуд был обычным торговцем, то совершенно непонятно, каким образом могла его деятельность угрожать успешному бизнесу Бо Гуагуа, который был, ни много ни мало, членом одной из самых влиятельных китайских семей. Даже если материнское сердце Гу Кайлай почувствовало, что над бизнесом ее сына нависла угроза, то она вполне могла бы использовать для ликвидации этой угрозы совсем других людей, чтобы остаться вне подозрений. Вызывает много вопросов и поразительная прозорливость китайского следствия, которое Гу Кайлай вывело на чистую воду, хотя почему-то те же следственные органы никак не могут раскрыть убийство такого человека как У Гуаньчжэн, который был сыном экс-представителя Политбюро ЦК Компартии КНР…

По поводу того, каким образом жена Бо Силая оказалась замешанной в деле об убийстве Хейвуда, высказывается такой человек как Лин Цзисю (Lin Zixu). По его мнению, убийство Хейвуда и суд над Гу Кайлай – это лишь последнее звено длинной цепочки, в которой замешаны такие люди как сама Гу Кайлай и даже бывший китайский лидер Цзян Цзэминь. Первые звенья могут касаться преследование одного из китайский религиозных течений Фалуньгун, которое в КНР было признано сектой, и против представителей которого одно за другим начали заводиться уголовные дела. К началу 2000-х дело дошло до того, что в китайские тюрьмы направлялись десятки тысяч представителей Фалуньгун.

С 2002-2003 годов в прессе стали появляться свидетельства того, что в условиях тотальной нехватки внутренних органов для трансплантации эти самые органы стали изымать у многих заключенных (в большинстве своем – последователей секты Фалуньгун) непосредственно в местах заключения. Таких свидетельств накопилось достаточное количество. Для того чтобы скрыть проявление весьма насыщенного рынка человеческих органов в Китае, китайские власти объявили о том, что правоохранители КНР накрыли целую преступную группировку, промышлявшую реализацией органов для трансплантации. Однако изданий «The Epoch Times» приводит материалы, касающиеся того, что это была сеть, которая контролировалась не без поддержки центральных властей через группы специальных служащих, одной из которых и была Гу Кайлай. В этой же преступной схеме якобы нашлось место и тому самому британскому подданному Нилу Хейвуду, который, по версии журналистов «The Epoch Times», мог быть причастен к переправке человеческих органов из Китая в Европу. Здесь-то и проявляется возможное пересечение путей Хейвуда и Гу. При этом есть версия, что убийство Нила Хейвуда состоялось из-за того, чтобы он в случае давления со стороны властей не смог поведать о торговле органами, к которой, возможно, были причастны и достаточно высокопоставленные китайские чиновники.

Насколько такой информации можно верить, это уже вопрос совершенно из другой плоскости. Но факт того, что убийство Хейвуда и приговор именно Гу по этому поводу нынешним китайским властям очень даже на руку – факт очевидный. Во-первых, устраивается очередной подкоп под Бо Силая, а во-вторых, ликвидируются свидетели (если они, конечно, реальные) деятельности КПК в отношении Фалуньгун.

Конечно, доверять версиям оппозиционных китайских журналистов, проживающих на Западе, на 100% — слишком наивно, но дыма без огня, как известно, не бывает. Как бы там ни было, но все эти истории превращают «преемника» Бо Силая, исключенного из ЦК КПК, в отработанный материал, и выводят на однозначное первое место в качестве сменщика Ху Цзиньтао товарища Си Цзиньпина.

Однако и с ним в последнее время все как-то не слишком однозначно. Дело в том, что Си Цзиньпин является человеком, который весьма популярен среди высокопоставленных китайских военных. Популярность эту он снискал не благодаря личным заслугам перед китайскими вооруженными силами, а благодаря деятельности своего отца Си Чжунсюня. Си-старший был одним из главных соратников Мао и человеком, очень близким к китайской армии, что считается безусловным предметом для семейной гордости и уважения среди нынешних военнослужащих. Казалось бы, что же такого в том, что новый потенциальный лидер КНР имеет поддержку в среде военнослужащих? На первый взгляд, ничего… Но на самом деле нужно учитывать то, что сегодня в Китае как никогда за все последнее время проявилось желание высокопоставленных военных поучаствовать в управлении страной. Скандал, который связан с высказываниями генерала Чжан Циньшэня о том, что высшие командиры НОАК должны тоже управлять страной, просочился в прессу и наделал много шума в Китае.

Получается, что если Си Цзиньпин окажется в самом мягком китайском кресле, то те же военные попытаются на него надавить с целью добиться получения постов, которые позволят им реализовывать в жизнь свои идеи. А если учесть, что многие генералы НОАК жаждут реванша по отношению к Тайваню и Японии, то ситуации выглядит достаточно накаленной. Последний резко проявившийся территориальный спор с Японией в таком случае может стать отличным поводом для проверки боеспособности китайской армии…

Выходит, что смена власти в Китае при всей ее внешней прогнозируемости, обещает быть весьма интересной. Главный интерес заключается в том, сумеет ли Си Цзиньпин оставить принципы формирования власти прежними, или же даст возможность китайским генералам подержаться за штурвал управления страной. А если такую возможность даст, то отдадут ли китайские генералы этот штурвал в руки Си Цзиньпина обратно?..

По материалам сайта Военное обозрение.

МВФ хочет больше узнать о курсовой политике Китая
Китай должен предоставить больше информации о своей курсовой политике, передает Reuters слова пресс-секретаря Международного валютного фонда (МВФ) Джерри Райса.

НАТО и Третья Большая игра
Выдвинутая цель НАТО в начале Третьей Большой Игры изложенная в концепции стратегии в 1991 и 1999 годах, ещё выделяла безопасность в евроатлантическом фокусе, но уже переходя к сотрудничеству в рамках стратегии за пределами данной территории.

Будущее Средней Азии: между «Большой игрой» и забвением
Появление в середине мая 2016 года на сайте ИА REGNUM статьи Марата Шибутова и Юрия Солозобова «Конфликты и риски в Средней Азии: новый взгляд» подтолкнуло к продолжению дискуссии о возможных…

Лукашенко — новый Янукович или Альенде? «Правый сектор» зовут во власть
Недавно прошедшая в Минске акция «Помоги белорусскому солдату», целью которой был сбор средств в поддержку волонтёров из Белоруссии, участвующих в боевых действиях на Донбассе в составе Вооружённых сил Украины…


  • Кайлай,
  • Власть,
  • Китай,
  • Хейвуда,
  • Страна
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: