Великая антирусская война

В России на каждом шагу кривые зеркала: посмотрится наш соотечественник в них, то бишь в так называемые средства массовой информации, ставшие давно средствами дезинформации.

А оттуда на него: ты и пьянь, и рвань, косорот и косопуз, бездарь и лентяй, враг сам себе — и винить в этом тебе некого, опять же кроме самого себя. Тут же подсовывается в «утешение» всевозможная триллерня – симбиоз убийств с половыми извращениями, похабная, жестокая, не ведающая ни духовности, ни сердечности, раскрепощающая самое низменное в человеке, раскультуривающая и расчеловечивающая. И призывают средства дезинформации, экранно и странично, двигать в ряды «цивилизованных» народов. Путем отказа от вековых ценностей, традиций, понятий о Добре и Зле, Боге и Дьяволе. К дамам дифференцированный подход – «Ты этого достойна!», а в подтексте: «Только не в России!»

Всё, что происходило и происходит с Россией, как влитое вписывается в понятие Великой Антирусской войны. Раньше печатно я называл ее Антироссийской, теперь исправляюсь, — нет, война всё же антирусская, так точнее. Ей скоро двести лет – в 1812 году ее начало, тогда объединенная Европа во главе с супостатом Бонапарте двинулась на Русь. Французы были ядром нашествия, наши предки говорили о двунадесяти языках!

Элита тогдашней России говорила ловчее на французском, нежели на родном русском языке. Наполеон, абортированное следствие Великой французской революции, рассчитывал на легкую победу, на помощь офранцуженного правящего класса. Да не тут-то было – верхи и низы сплотились во имя отпора врагу.

Но и с Наполеоном не так уж всё просто. Российский самодержец Павел I, пораженный тем, что англичане оставили на произвол судьбы во французском плену тысячи русских воинов, воевавших в Нидерландах, обратился за помощью к врагу — первому консулу Франции Бонапарте. И тот дал команду пошить им новую воинскую форму за счет Франции и с почетом вернуть России более семи тысяч пленников. Бонапарте и Павел стремительно сближались. Англичане решили не допустить военный союз Франции и России. Им не нравилось и то, что Мальта превращалась в российскую губернию и в форпост российской военной мощи в Средиземноморье. Поэтому было решено императора Павла отстранить от власти, что и произошло на деньги туманного Альбиона. Проанглийские заговорщики во главе с Зубовыми убили Павла, его деятельность была чудовищно оклеветана. Узнав об этом, Бонапарте сказал, имея в виду недавнее покушение на него, что англичане промахнулись в Париже, но попали в Санкт-Петербурге… К Александру I он относился как к отцеубийце — короче говоря, в истории русско-французских отношений и войн в эпоху Наполеона еще не поставлена последняя точка.


Спросите любого европейца о том, кто победил Наполеона, и в 99 случаях из ста услышите: «Сэр Артур Веллингтон». Правда, для того, чтобы накопить сотню хоть каких-нибудь ответов, вам придется приставать с вопросом, по крайней мере, к тысяче «цивилизованных» европейцев – необразованность их просто поразительна. Дремучее лишь американцы – половина из них вообще не умеет читать.

Днём с огнём не сыскать в Европе человека, который бы вспомнил о нашем славном соотечественнике Михаиле Илларионовиче Кутузове, предводителе русской армии, разгромившей орды супостата. А почему? Потому что пустое занятие искать в подобных случаях крупицы правды и справедливости – такое не про нас, нам предписано довольствоваться ложью или мифами, криворуко скроенными европейскими политпортными.

Пока наши казаки внедряли в парижский общепит систему неотложного обслуживания под названием «бистро», общеевропейский бомонд, изумленный победами русского оружия, крепко призадумался о том, как сдержать восточного медведя. Устраивались балы, на которых русские офицеры приобщались под музыку к ценностям европейской цивилизации, заключались второстепенные мирные договоры для благополучия Франции и Бурбонов, пока европейский бомонд не созрел к Венскому конгрессу 1914-15 годов, где Великобритания, Австрия и Франция сразу же подписали секретный договор, направленный против России. Конгресс был бы более антирусским, чем антинаполеновским, если бы Бонапарт не предпринял попытку вернуться к власти. Документ, принятый конгрессом, назывался Заключительным актом – ничего не напоминает?

Система европейского порядка и безопасности в результате Венского конгресса потребовала дополнительной помочи в виде Священного союза. Всё, называемое в политике священным, обязательно с существенным изъяном, поэтому союз европейских монархов был недолговечен. Но он как бы положил начало самому долговременному и судьбоносному для нашей страны конфликту — между европейским либерализмом и русским консерватизмом, точнее, традиционализмом. Раскол между нами и Европой коснулся всех сторон жизни, в том числе интеллектуальной, художественной, даже религиозной – не может простить нам Европа крещения в водах Днепра и по православному обряду.

По большому счёту конфликт цивилизационный – между атлантической цивилизацией и нашей, назовем ее русской цивилизацией, чтобы не прибегать к эвфемизмам вроде европейско-азиатской, православно-мусульманской и т.д. (Между прочим, эти строки пишет по Y-хромосоме западноевропеец, принадлежащий, словно по иронии судьбы, к атлантическому модальному гаплотипу R1b, которую еще называют кельтской. Таких западноевропейцев в России около пяти процентов. Но я русский писатель, человек русской культуры — на том стоял и стоять буду). Боимся свою цивилизацию называть русской, скромничаем – вот и мерещится западным интеллектуалам и нашим доморощенным «европейцам», что Россия нецивилизованная страна. Они не способны уразуметь, что мы другие, поэтому и оказывается на нас сильнейшая цивилизационная экспансия, периодически принимающая форму откровенной военной агрессии.

В мире существуют и другие цивилизации. Например, китайская или индийская. Но никому в голову не приходит блажь делать из китайцев американцев, а из индусов – англичан, хотя в Индии английский язык очень распространен. А вот делать из русских нерусских европейцев – в порядке вещей. Должно быть, это оборотная сторона нашей всемирной отзывчивости, покладистости, долготерпения, авосьного отношения к жизни.

Но вернемся в XIX век. Венская модель европейского порядка, в конце концов, породила ряд восстаний на континенте, пока не вылилась в революцию 1848 года. В период между разгромом Наполеона и революцией отличились наши прозападные либералы в погонах, названные впоследствии декабристами, и поляки, поднявшие антирусское восстание 1830 года.

Приведу любопытный факт, который поможет судить о нравственном здоровье тогдашнего русского общества. Перед европейской революцией, то есть в 1847 году, в Москве за весь год было совершено… одно убийство. Невероятно, неправда ли? За 160 лет движения в «цивилизованный мир» в России ежегодно убивают десятки тысяч сограждан. В середине марта с.г. на шахте и в доме престарелых погибло около двухсот человек – объявили всероссийский траур. Но у нас «сверхпланово» каждый день умирает около 3 тысяч человек (разделите 1 миллион смертей, превышающих число рождений, на 365 дней) – пятнадцать всероссийских трауров ежедневно?!

В большевистские времена было принято ругать императора Николая Павловича за жестокость по отношению к декабристам, притеснение Пушкина, жесткий порядок в армии. Лишение жизни человека – всегда плохо, но императору пришлось пойти на это, чтобы спасти многие тысячи жизней. Отправив Пушкина в ссылку, он назначил ему такое денежное содержание, о котором современные русские коллеги поэта и мечтать не смеют. После смерти Пушкина царь погасил его долги – свыше 400 тысяч рублей – за счет своих личных средств. Николай Павлович сам был цензором у поэта, понимал, что такое Пушкин для России, вообще, что такое литература в России. Можете представить Горбачева, Ельцина или кого-нибудь другого в качестве ценителя и цензора поэзии? Нам, современным русским писателям, об этих временах, да и о советских тоже, можно лишь горько сожалеть и плакать, а если не плакать, то пить горькую…

Николаевская, увы, подмороженная, Россия ринулась на тушение всеевропейского пожара 1848 года. В Европе поняли, что России самое время дать под дых – и вскоре разразилась крымская война. Нет худа без добра — она привела к модернизации общества и армии, к первым либеральным реформам, к примеру, к освобождению крестьян, которое многим крестьянам как раз и не понравилось.

Но крымская война показала Европе, что военным путем Россию всё же не подмять. К этому времени «декабристы разбудили Герцена», естественно, на деньги Ротшильдов, ну и пошла неистовствовать разночинная братия, названная потом революционными демократами. Как писал В.Розанов, каждый первокурсник стал мечтать о свержении существующего строя. Либеральничанье, фронда вошли в моду. Народничество – поза, фиговый листок, который должен быть прикрыть антигосударственные устремления и цели мнимой заботой о народе. Были святые народницы, учительницы, но такие вскоре стали исключением, нежели правилом. Как-то очень быстро либералы превратились в бомбистов. Вдохновение бомбисты черпали в европейском либерализме, который продуцировали западные интеллектуалы словно специально для применения в России. Настала эра чужебесия – болезни заразной, прилипчивой к русской интеллигенции, которая, пудря мозги несчастного народа, навевая ему сказки о забугорных молочных реках в кисельных берегах, немало постаралась для свержения существующего строя и развала страны, причем неоднократного, пока мы не оказались в нынешнем положении, которое уместно назвать по-пушкински — «у разбитого корыта».

Показательный случай. Как-то на даче в сумерках я увидел супружескую пару, которая везла с колхозной фермы тачку навоза. Казалось бы, обычное дело – умыкнуть несколько ведер удобрения. Не покупать же целую машину по цене драгкамней! Но пикантность состояла в том, что соседка принадлежала к роду Веры Засулич. И я подумал: «Интересно, в кого бы стреляла Засулич, если бы знала наперед, что ее родственница будет воровать в колхозе навоз?»

После крымской кампании подоспела русско-турецкая война 1877-78 гг. – десятая по счету. Кровавая, жестокая, но за правое, святое дело – за братушек-болгар, за веру православную против неверных турок. Подъем в обществе небывалый! Наша армия могла за 2 недели освободить Константинополь, колыбель православия, взять под контроль проливы Босфор и Дарданеллы, но Англия и Австро-Венгрия пригрозили войной. Не потому что любили турок, а потому что всегда не любили русских, не хотели смириться с укреплением позиций России на Балканах.

Турция подписала Сан-Стефанский договор, выгодный России и балканским славянам. Но западный политбомонд организовал очередной всеевропейский сходняк под названием Берлинский конгресс. Председательствовал Бисмарк – германский канцлер, считавший себя учеником и другом русского канцлера князя А. Горчакова. При открытии конгресса Бисмарк сразу же заявил, что здесь они собрались не совещаться о счастье болгар, что и произошло – болгарам не позволили создать свое суверенное государство, а всего лишь автономное княжество, главу которого утверждал султан с согласия великих держав. Берлинский трактат, который фактически упразднял результаты победы в русско-турецкой войне, вынужденно подписал А. Горчаков. Унижению России способствовал Бисмарк, который вел закулисные интриги против своего старшего друга и учителя, преследовал свои, пангерманские цели. Оберскот, как его характеризовал Александр III, повел дело так, что А. Горчаков вынужден был уйти в отставку. Берлинский конгресс посеял семена двух мировых войн, не считая так называемых региональных балканских войн 1912-13 гг. Конфликты на Балканах новейшего времени – злокачественное эхо Берлинского конгресса 1878 года.

Россия в конце XIX века, благодаря высоким темпам экономического развития, грозила превратиться в мировую сверхдержаву номер 1. Прирост ВВП в 18-20 процентов ежегодно, тот факт, что европейские цены стали формироваться на нижегородских ярмарках, потребовали от хозяев Европы принятия срочных мер. Ставка была поставлена на подрыв страны изнутри, на уничтожение России руками самих русских. С помощью поляков, украинофилов, выведенных искусственно в Вене, Праге и Варшаве, сионистов и бундовцев, будущих басмачей и т.п.

Как нельзя кстати (для европейского политбомонда) обострились русско-японские отношения на ниве раздела Китая и Кореи. Франция и Германия интриговали против Японии на стороне России, обостряя их отношения, но как только те накалились, благоразумно отошли в сторону. Великобритания заключила в 1902 году англо-японский союз, направленный против России, позволивший японцам подготовить войну с северным соседом. Войну Россия, неизмеримо более сильная в военном и экономическом отношении, позорно проиграла.

Царь и его бюрократия хотели с помощью внешнего конфликта консолидировать общество, раздираемое всевозможными организациями или, точнее, бандами революционеров и террористов. Показательно, что волна антиправительственной активности совпала с началом русско-японской войны, а поражение стало прелюдией революции 1905 года. Как бы ни хотелось усматривать тут закономерность, но она глаза колет.

Россия после этих уроков сосредоточилась, власти расправились с бунтовщиками, и снова, под руководством А.Столыпина, пошел рост экономики и могущества страны. Столыпина убили, но дестабилизация в стране не нарастала. Настала пора внешнего военного воздействия.

Николая Кровавого и его синклит европейский бомонд поймал на примитивнейшую приманку. В России не забыли унижения после русско-турецкой войны, помнили, что это было делом рук германского канцлера. И когда в Сараево убили австрийского эрцгерцога Фердинанда, в России вдруг вспомнили о проливах, о национальном позоре образца 1878 года. Появилась возможность столкнуть Россию и Германию, которые возглавлялись двоюродными братцами, плюс старую недоброжелательницу Российской империи – Австро-Венгрию, игравшую на Балканах слишком большую роль, прямо скажем, не по чину. И столкнули. Вынуждены были и сами ввязаться в бойню.

Параллельно развернулась работа по внутреннему разложению России — с помощью Ленина на деньги германского генштаба, и Троцкого – на деньги английской разведки и американских миллионеров. Других разрушителей не называю – имя им легион. Совершили революцию, превратили войну империалистическую в гражданскую.

Что же касается империалистической войны, то Россия, вынесшая всю тяжесть мировой бойни, понесшая на театре боевых действий самые большие людские потери, была вообще исключена из числа стран-победительниц. По-европейски цивилизованно и справедливо, не так ли?!

Из нашего времени виднее, что политика мировых держав была направлена на перемалывание цвета русского общества в самой кровавой гражданской войне в истории человечества. Они помогали белогвардейцам ровно столько, чтобы те не победили. Если бы захотели задушить большевизм, то легко бы это сделали. Но тогда пришлось бы выступать против тех сил, которые они столько десятилетий пестовали. Большевистскую руководящую спарку Ленин-Троцкий они практически полностью контролировали. Не верили ни в их мировую революцию, ни в то, что они со своей бредовой и лживой идеологией удержатся долго у власти. Но просчитались — первую роль в большевистской России стал играть Сталин, который очистил страну от кровожадной ленинской гвардии и троцкистов-интернационалистов – по существу репрессии были второй гражданской войной, расплатой за преступления в годы красного террора и первой гражданской войны. Самая большая потеря в репрессиях – уничтожение цвета крестьянства, которое марксисты-ленинцы квалифицировали как носителя мелкобуржуазной идеологии.

Сталину не удалось подготовить страну к войне с фашизмом. Пришлось чистить военные кадры. Точки зрения, что существовал антисталинский заговор во главе с Тухачевским, придерживаются сейчас многие исследователи. «Лес рубят – щепки летят» — очень русская пословица, поэтому пострадали многие, которые были «вовсе не при чём».

Со времен горбачёвской «катастройки» в сознание россиян вдалбливается мысль, что вторую мировую войну развязали на пару Гитлер и Сталин, при этом якобы «вождь всех народов» гораздо более виноват, чем его бесноватый спарринг-партнер. Ложь, рассчитанная на легковерие давно сбитых с панталыку народных масс. На самом деле Советский Союз делал всё от него зависящее, чтобы обуздать Гитлера. После позорного мюнхенского сговора, который руками европейских политиков толкал гитлеровцев на восток, СССР был готов перебросить в Чехословакию тридцать дивизий, но ее правители не приняли помощь. Предпочли фашистскую оккупацию.

Все предвоенные годы переполнены фактами имитации переговоров по созданию антигитлеровской коалиции – грубо говоря, хозяева Европы динамили это дело, выжидая, когда гитлеровские орды нападут на Советский Союз. Так и произошло, а Запад пришел на помощь СССР, поскольку сопротивление советских войск было единственной гарантией, предотвращающей вторжение Гитлера на Британские острова.

Естественно, что после разгрома фашизма Запад вернулся к любимому занятию – устраивать везде и всюду козни России. Речь Черчилля в Фултоне — всего лишь озвучивание команды: «Ату их!» Не было бы Черчилля, был бы кто-нибудь другой. Иезуитство в выборе оратора состояло в том, что Черчилль в годы войны был союзником Сталина, СССР.

Разразилась холодная война – закономерное следствие предыдущих идеологических и специальных акций против России на протяжении многих десятилетий. Во многих точках планеты начались вооруженные конфликты, в которых так называемые национально-освободительные движения поддерживал Советский Союз, а их противников – Запад. Всё возрастающую роль в борьбе с СССР играли США – они вышли из войны менее всего пострадавшей страной, но больше других выигравшей и укрепивший свое влияние в мире. Долгие годы в США всё было направлено на претворение в жизнь известной речи А. Даллеса, которая стала программой их действий в холодной войне. И претворяются с

Диссертация по эвакуации в годы Великой Отечественной войны. Дети и… заключенные
Читаем диссертацию В.

Диссертация по эвакуации в годы Великой Отечественной войны
На сайте TOPWAR немало людей, скажем так, приверженных традициям прошлого, и вряд ли можно их за это упрекать.

Историю Великой Отечественной войны будут изучать дополнительно
Министр образования России Ольга Васильева планирует увеличить количество часов в школьной программе, отведенных на изучение истории Великой Отечественной Войны. Об этом Ольга Васильева заявила на недавнем съезде российского движения школьников. По мнению министра, на изучение истории Великой Отечественной войны в школьном курсе отведено непростительно мало часов. Главная задача педагогов и родителей, по словам Васильевой, вернуть детям ценности и ориентиры, которые были потеряны в 90-е годы. «Это правильная и своевременная инициатива, —...

В Мытищинском районе высажено 145 молодых деревьев в память о героях Великой Отечественной войны
24 сентября в ходе экологической акции, организованной Дмитровским филиалом ГКУ «Мособллес», МКУ «Леспаркхоз» и местными жителями, на территории Парка Героев в посёлке «Трудовая-Северная» Мытищинского района Московской области было высажено 145 молодых деревьев в память о героях Великой Отечественной войны.


  • Война,
  • Франция,
  • Бпарта,
  • Деньга,
  • Помощь
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: