22 августа – 20 лет со дня образования Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия

Окончательно и бесповоротно проблему химического разоружения можно решить, только полностью опустошив все арсеналы.

О том, что уже сделано и что ещё предстоит, «Красной звезде» рассказывает начальник Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия при Министерстве промышленности и торговли Российской Федерации, доктор технических наук, профессор генерал-полковник Валерий КАПАШИН.

— Валерий Петрович, мне не раз приходилось слышать, что вы лично уничтожали первый боеприпас при запуске того или иного объекта. Как возникла эта традиция?

— Уничтожение химического оружия — сложный, высокотехнологичный процесс. Это всегда обращение с высокотоксичными веществами. За любую ошибку, чем бы она ни была вызвана — будь то технологический сбой или человеческий фактор, — можно поплатиться жизнью. Руководство страны доверило мне проблему уничтожения химического оружия, жизни и благополучие моих подчинённых, жителей военных городков и соседствующих с нашими объектами населённых пунктов. Кроме того, я и сам непосредственный участник российских разработок технологий уничтожения химического оружия. Так кто же, если не я, должен первым убедиться в безопасности этого технологического процесса?

Что касается традиций, да нет, наверное, никаких традиций…

Просто за годы службы я привык принимать решения и нести за них ответственность, реализуя при этом все действенные меры для сохранения жизни и здоровья подчинённых. Я никогда не прятался за чужие спины, ни при ликвидации последствий аварии в Чернобыле, ни при уничтожении химического оружия.

Кроме того, считаю, что, когда разработчики технологий и руководящий состав Федерального управления лично проводят работы первой смены, это, безусловно, укрепляет веру персонала, если хотите, в силу своего оружия, в реальность поставленных задач и верность принятых решений.
— А если боеприпас окажется аварийным?

— Мы располагаем специальными средствами и подразделениями, которые занимаются своевременным выявлением и уничтожением именно аварийных боеприпасов, тем более что их со временем становится всё больше.

— В каких регионах страны сейчас уничтожается химоружие?

— Уничтожение химического оружия продолжается на четырёх объектах. В сентябре 2006 года мы запустили завод в посёлке Мирный Кировской области, в сентябре 2008 года — в посёлке Леонидовка Пензенской области, в мае 2009 года — в г. Щучье Курганской области, в ноябре 2010 — в г. Почеп Брянской области.

— Какими темпами опустошаете арсеналы?

— С 2002 по 2012 год доля уничтоженного химического оружия составляет более 65 процентов. Окончательно и бесповоротно проблему химического разоружения можно решить, только полностью ликвидировав запасы химоружия.

— Возникают ли сложности технологического характера в связи с ликвидацией наиболее опасных фосфорорганических боевых отравляющих веществ?
— На российских объектах по уничтожению фосфорорганического химического оружия применяются две технологии — методом внесения реагента в корпуса боеприпасов и метод детоксикации в реакторе.

Первая была разработана нашими учёными и внедрена в промышленных масштабах на объекте уничтожения химоружия «Марадыковский» в Кировской области в 2006 г. Уникальность её в том, что в качестве реактора используется непосредственно корпус боеприпаса. Нет необходимости в извлечении и перекачке отравляющих веществ из боеприпаса. Это максимально снижает риск поражения персонала.

Предусмотрен жёсткий технологический регламент. Так, боеприпасы в обрешётках с места хранения на специальных автомобилях только днём подаются в производственное здание. В заливную горловину боеприпаса закручивают новую специальную пробку со свинцовой прокладкой при помощи пневматического гайковёрта. Поверхность боеприпаса обрабатывается в зоне наливного узла струёй воздуха. Затем его проверяют на герметичность.

После этого он отправляется на выдержку в хранилище. Все залитые реагентом боеприпасы маркируются инспекторами ОЗХО — Организации по запрещению химоружия. По истечении необходимого времени в боеприпасе образуется реакционная масса. Далее он поступает в корпус конечных операций детоксикации, где из него извлекается реакционная масса, которая в дальнейшем направляется на высокотермическую переработку. Опорожнённый боеприпас проходит двукратную промывку дегазатором, после чего поступает в печь обжига на прокалку, затем на плазменную резку.

Что касается метода детоксикации в реакторе, то принципиальное отличие его заключается в том, что происходит эвакуация отравляющих веществ из боеприпасов в специальный реактор. Там-то и происходит химическая детоксикация ОВ. Далее реакционная масса поступает на высокотермическую переработку. Регламент работ здесь не менее жёсткий.

После проведения операций по подготовке боеприпаса к уничтожению он перемещается на линию расснаряжения, в которой происходит рассверловка корпуса и эвакуация отравляющего вещества из боеприпаса. С этого момента все операции с боеприпасом проходят в автоматическом режиме.
С помощью вакуума, создаваемого вакуум-насосами, ОВ перегружается из боеприпаса в реактор, в котором происходит необратимая химическая детоксикация отравляющего вещества. Процесс химической нейтрализации находится под строгим аналитическим контролем, который обеспечивает полную нейтрализацию вещества.

Реакционные массы подлежат дальнейшей термической обработке с многоступенчатой системой очистки газообразных выбросов. Освобождённые и двукратно промытые дегазирующим раствором корпуса боеприпасов направляются на термическое обезвреживание и на плазменную резку.
Безопасное функционирование объекта обеспечивается не только инновационными технологическими решениями, но и рядом других мер. Например, местом его расположения. Объект уничтожения примыкает непосредственно к объекту хранения, сокращая тем самым маршрут перевозки боеприпасов с ОВ до минимума.

Наиболее опасные операции — вскрытие боеприпаса, эвакуация ОВ из боеприпаса и обработка его опорожнённого корпуса дегазирующими и промывными растворами — производятся в защитном герметичном станке расснаряжения под разрежением.

Немаловажно, что все работы максимально автоматизированы. Это исключает возможность контакта. На поточной линии расснаряжения может находиться только определённое количество боеприпасов, а в станке расснаряжения только один. Система не даст команду на работу со следующим боеприпасом, пока не закончатся все действия с предыдущим. Кроме того, каждый станок связан только с одним реактором детоксикации. Линия транспортировки находится под вакуумом. Управление технологическим процессом осуществляется дистанционно с пульта управления, с использованием микропроцессорных средств автоматического регулирования, сигнализации, блокировки и систем противоаварийной защиты. Важную роль в процессе уничтожения играет контроль за санитарно-гигиеническими показателями состояния воздуха и технологического оборудования. Для этого в помещениях рабочей зоны установлены стационарные газосигнализаторы, действующие автоматически и непрерывно, и посты пробоотбора, предназначенные для контроля содержания ОВ в воздухе и ежесменного контроля смывов на содержание ОВ с оборудованием.

Обеспечение безопасности людей и окружающей среды — первостепенная задача, стоящая при проектировании, строительстве и дальнейшей эксплуатации объекта. Новейшие технологии обеспечивают безопасный процесс уничтожения химического оружия. Чёткое соблюдение технических и технологических норм и стандартов — это основные принципы эксплуатации объектов по уничтожению химического оружия.

— Как на Западе решается проблема уничтожения химоружия?

— В настоящее время, а прошло уже 15 лет после того, как Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения, а также об уничтожении химического оружия вступила в силу, 188 из 195 государств — членов ООН стали участниками Конвенции. Мьянма и Израиль подписали, но ещё не ратифицировали её. Ангола, Северная Корея, Египет, Сомали и Сирия Конвенцию не подписали. ОЗХО — самая быстрорастущая на планете международная организация по разоружению. Территория стран-участников охватывает 98 процентов населения и суши земного шара.

В июле этого года в Гааге прошла 69-я сессия Исполнительного Совета ОЗХО. Генеральный директор Совета Ахмет Узюмджю отметил уверенное движение государств — участников Конвенции к заявленной цели химического разоружения. По его словам, уничтожено около 73 процентов всего запаса химического оружия в мире, объявленного семью странами (Албания, Ливия, Ирак, Индия, Россия, США и ещё одно государство-участник), — порядка 51 тыс. тонн ОВ из 70 тыс. тонн совокупных мировых запасов.

Основные мировые запасы химического оружия согласно Конвенции были сосредоточены в СССР и США (порядка 40 и 28 тыс. тонн соответственно). Свои программы разоружения завершили Албания, Индия, а также ещё одно государство-участник. К августу 2012 года США уничтожили порядка 25 тыс. тонн ОВ, или 90 процентов своего запаса, Российская Федерация — порядка 26 тыс. тонн, или, как я уже говорил, 65 процентов, Ливия — около 14 тонн, или 54 процента. Ирак должен представить в ОЗХО общий план ликвидации своих запасов химического оружия.

Согласно Конвенции все государства должны были уничтожить свои запасы химического оружия до 29 апреля 2012 г.

На завершившейся в декабре 2011 г. 16-й сессии Конференции государств — участников Конвенции было принято сбалансированное и в целом приемлемое для России решение, не предусматривающее каких-либо санкций. Выход за установленные сроки полного уничтожения химического оружия не рассматривается как несоблюдение Конвенции. Согласно этому решению в случае незавершения уничтожения всех запасов химического оружия в установленные Конвенцией сроки (до 29 апреля 2012 г.) уничтожение оставшегося химического оружия государством — обладателем химического оружия должно быть завершено в возможно кратчайшие сроки.

В соответствии с этим решением Россия в мае 2012 г. на специальной 68-й сессии Исполнительного совета ОЗХО представила свой подробный план завершения уничтожения оставшегося химического оружия с учетом нового срока — 31 декабря 2015 года, установленного Президентом Российской Федерации.

В мае 2012 года США представили в Исполнительный совет ОЗХО свой аналогичный план уничтожения химического оружия, в соответствии с которым Соединённые Штаты планируют уничтожить оставшиеся запасы химического оружия в 2023 году. В США для обеспечения уничтожения своих запасов химического оружия планировалось построить и запустить в эксплуатацию 9 объектов. На данный период пять объектов (в Абердине, Аннистоне, Ньюпорте, Пайн-Блафе и на атолле Джонстон) уже завершили работу в связи с уничтожением хранившихся там запасов химоружия. Два объекта по уничтожению химического оружия (в Юматилле и Туэле) находятся в стадии эксплуатации. В стадии строительства — также два объекта (в Пуэбло и в Блу-Грасс), ввод которых ориентировочно запланирован после 2013 года (процесс уничтожения запасов химического оружия в США в настоящее время приостановлен).

— Какие боеприпасы уничтожать легче, а какие сложнее?

— Определённая часть запасов химического оружия, хранящихся на объектах «Леонидовка», «Марадыковский» и «Щучье», составляют так называемые изделия сложной конструкции. Особенность этих изделий в том, что они одновременно содержат отравляющие и взрывчатых вещества. Это потребовало разработки новой технологии их уничтожения. При этом особое внимание уделялось вопросам обеспечения надёжности и безопасности на всех стадиях процесса.

В 2002–2006 годах проводились теоретические исследования и имитационные испытания на полномасштабных макетах изделий. Макеты в штатной таре прошли комплекс эксплуатационных испытаний. Это позволило сделать заключение о безопасности всей номенклатуры этих изделий в процессе их хранения, транспортирования к месту уничтожения и непосредственно при уничтожении.

Российскими специалистами была также разработана технология, осуществляющая уничтожение изделий сложной конструкции без извлечения взрывчатых веществ. Это происходит следующим образом: всё начинается с входного контроля, затем изделие разбирается, из него извлекают отравляющие вещества, и потом оно попадает в камеру подрыва. Ликвидация конструктивных элементов, содержащих пороха и пиротехнические составы, происходит в камере уничтожения. Вскоре наступает черёд детоксикации отравляющих веществ, битумирования отходов, захоронения битумно-солевой массы и негорючих твердых отходов.

Учитывая возможные опасности проектируемого производства, большое значение уделяется созданию безопасных условий труда работающего персонала, мерам по обеспечению взрывопожаробезопасности и надёжности производства. Производственный процесс расснаряжения и уничтожения максимально автоматизирован.

Визуальный контроль за продвижением изделий сложной конструкции по линии расснаряжения и уничтожения осуществляется оператором по информации, отображаемой на мониторе компьютера. Нахождение людей в помещении расснаряжения и уничтожения во время выполнения технологического процесса исключено. Разработанная автоматизированная система управления обеспечивает бесперебойную работу технологического оборудования, своевременное обнаружение и предупреждение нарушений технологических режимов, возникновения опасных ситуаций. Предусмотрены и перевод производства в безопасное состояние при аварийных ситуациях, и оповещение персонала оперативной информацией о ходе технологического процесса.

В настоящее время ведётся строительство специального корпуса для уничтожения изделий сложной конструкции в посёлках Леонидовка Пензенской области и Мирный Кировской области. Первый планируется запустить уже в конце этого года, второй — в начале 2014-го. Подобный цех на объекте «Щучье» проектируется.

— Для чего на своих объектах вы содержите питомники?

— Опыты над животными на объектах не проводятся. За ними лишь наблюдают в обычном ритме жизни объекта. Известно много фактов о том, что при неблагоприятной среде и обстановке животные ведут себя беспокойно и проявляют признаки неадекватного поведения. Так вот, питомники с грызунами на наших объектах и показывают, что экологическая обстановка на объекте в норме — они ведут себя спокойно.
Наши питомники на объектах расположены так, чтобы любой, кто посещает объект, мог, как говорится, своими глазами увидеть, что животные чувствуют себя хорошо, паники никакой нет.

— Какие основные задачи вам предстоит решить в ближайшее время?

— Мы приступили к выполнению четвёртого, финального этапа Конвенции о запрещении химического оружия. В соответствии с действующей редакцией Программы, утверждённой постановлением Правительства РФ, окончательный срок ликвидации продлён до 31 декабря 2015 года.

Сейчас продолжается строительство последнего объекта в Удмуртии, в посёлке Кизнер. Если в финансировании сбоев не будет, то мы планируем запустить этот завод во втором квартале 2013 года. Там предстоит уничтожить ещё 5.744 тонны таких отравляющих веществ, как зарин, зоман, ОВ типа ви-икс, люизит.
Два объекта — в Горном и Камбарке — завершили уничтожение химоружия. Поэтому выполнение заключительного этапа будет проходить на тех пяти заводах, что ещё остались. Кроме того, продолжается проектирование и строительство корпусов для уничтожения изделий сложной конструкции в Курганской, Пензенской и Кировской областях. Времени осталось немного, но всё идёт по плану.

— Что произойдёт с вашими объектами после уничтожения химоружия?

-В соответствии с положениями Федеральной целевой программы «Уничтожение запасов химического оружия в Российской Федерации» после завершения уничтожения боевых отравляющих веществ на каждом из семи объектов предстоит провести работы по выводу их из эксплуатации. Всё оборудование, контактировавшее с боевыми отравляющими веществами, строительные сооружения, полы, где стояли боеприпасы, и так далее — всё предстоит подвергнуть специальной обработке. Оборудование будет обеззаражено и пущено в переплавку, стройматериалы — измельчены и прокалены, земли — реабилитированы, рекультивированы. От химоружия не должно остаться и следа.

После этого заводам предстоит пройти процесс конверсии и налаживания там выпуска нужной стране продукции военного или мирного назначения. Предложения на этот счёт уже поступают. Наши предприятия высокотехнологичны, имеют всю необходимую инфраструктуру, системы охраны, очистные сооружения и так далее. Они соответствуют самым высоким требованиям времени.

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

Прочный щит над химоружием
Накануне дня образования Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия при Министерстве промышленности и торговли Российской Федерации на вопросы корреспондента «Красной звезды» ответил начальник управления генерал-полковник Валерий КАПАШИН.

Снять противогазы
Химическое оружие просто создать, но сложно уничтожить Факты применения людьми отравляющих, раздражающих, удушающих и иных вредных веществ известны с давних времен.

Чистая работа
Выполняя взятые на себя обязательства по международной Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении, Россия ликвидировала 95 процентов имевшихся запасов боевых отравляющих веществ – 37 950 тонн.

Прощание с отравой
Начальник Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия генерал-полковник Валерий Капашин заявил, что все пять действующих российских объектов по уничтожению химического оружия, которые в прошлом году досрочно выполнили государственный оборонный заказ (ГОЗ), возобновили работу.


  • Оружие,
  • Унижение,
  • Химоружие,
  • Объект,
  • Область
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: