Поставлять или не поставлять? Вот в чём вопрос…

После того как в российской (да, кстати, и не только российской) прессе разгорелась нешуточная дискуссия по поводу иска, который иранская сторона подала в Третейский суд Женевы по поводу невыполнения Россией своих обязательств по поставкам зенитно-ракетных комплексов С-300, слово был вынужден взять официальный представитель МИД Исламской Республики господин Мехманпараст.

Он, в частности, заявил, что СМИ целого ряда стран чересчур активно взялись освещать данную тему с очевидной целью посеять неприятие между Россией и Ираном.

Очевидно, Мехманпараст таким образом попытался прокомментировать недавнюю публикацию, вышедшую в газете «Коммерсантъ», которая со ссылками на некоего неназванного источника то ли в Кремле, то ли в российском МИДе, указывала на возможность в отместку за поданный иск прервать поддержку Ирана на международной арене со стороны России. Естественно, иранская сторона, ознакомившись с таким материалом, даже если он никак и не согласовывался с официальной позицией российских властей, решила попытаться сгладить конфликт силами собственного МИДа.

Мехманапарст подчеркнул, что многие СМИ своими необдуманными публикациями пытаются нанести ущерб двусторонним контактам России и Ирана, а иск в женевский суд, по его словам, это не более чем желание начала поставок российских ЗРК С-300, желание добиться того, чтобы договор, заключенный между двумя странами, был выполнен.

С одной стороны опасения Ирана понятны, но с другой стороны – не слишком ли часто и открыто иранская сторона заявляет о том, что её иск – инструмент для возможного старта российских поставок, которые были сведены на нет международными санкциями в отношении Ирана и президентским указом образца 2010 года. Ведь при всем уважении к независимости женевского суда, сегодня западная трактовка независимости не всегда стыкуется с объективным пониманием этого термина.

Однако многие специалисты, в том числе и российские, сегодня всё чаще говорят о том, что для начала (возобновления) поставок российских зенитно-ракетных комплексов никаких судебных решений и не требуется. В частности, Руслан Пухов (глава Центра анализа стратегий и технологий) склонен полагать, что иранский иск останется без удовлетворения, потому что Запад не хочет своими же руками открывать путь российской военной технике в Тегеран. Но даже, несмотря на бесперспективность иска, по мнению господина Пухова, Россия может преспокойно возвращаться к сделке по С-300 и доводить ее до логического завершения – прямых поставок. Пухов уверен, что никаких международных норм Российская Федерация при этом не нарушает, так как санкции, принятые в отношении Ирана, не распространяются на оборонительные вооружения, к которым С-300 и относится. Мало того, контракт можно выполнять на основании хотя бы того, что подписание его состоялось в 2007 году, когда никаких испепеляющих санкций по вооружениям против Тегерана принято еще и не было. Кроме того, Руслан Пухов указывает на поставки Россией в Иран комплексов «Тор-М1», которые (поставки) не вызвали негатива у мирового сообщества. Не вызвали-то они, конечно, не вызвали, да только дело было далеко не вчера…

Получается, что сегодня Россия стоит перед серьезным выбором: попытаться отстаивать и дальше свои интересы в Центральной Азии, оперируя юридическими парадигмами (оборонительное оружие – не наступательное оружие, а значит, под санкции не подпадает); либо окончательно показать, что кроме чисто дипломатической сферы защита наших интересов сегодня никак не может быть проявлена. А ведь выбор, действительно, не простой. Не простой он еще и потому, что Россия уже позволила себе заявить о невыполнимости того самого контракта на поставку ЗРК в Иран. Поэтому неожиданное начало поставок вызовет у многих вопросы, связанные с последовательностью российского руководства. Хотя в мире хватает примеров, когда и другие мировые, скажем так, игроки грешили непоследовательностью, и даже не удосуживались объявить о своей предыдущей ошибке – мол, мы просто взвесили все «за» и «против» и решили пойти по альтернативному сценарию.

Как известно, большая политика – такое дело, при котором любая ошибка самым причудливым образом может превратиться чуть ли ни в стратегический ход, который тем или иным политиком был продуман заранее. Но если так, то что же мешает официальной Москве заявить о своём «стратегическом ходе» — мол, мы тоже взвесили, подумали и поняли, что поставки С-300 в Иран никак не могут быть противопоставлены международным санкциям, ибо оружие — оборонительное.

Однако пока это всего лишь наши домыслы, а вот позиция официальная остается вполне однозначной. Ее снова сформулировал замглавы Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству господин Дзиркалн. Он заявил, что представители Ирана, цитата: не правы. При этом далее он привел весьма интересный аргумент по поводу неправоты иранской стороны. По его мнению, обращение в международные суды – не лучший способ решения проблем между Россией и Ираном.

В общем, вся эта ситуация лишний раз доказывает, что Россия заняла какую-то странную позицию, выйти из которой сухими и чистыми окажется весьма и весьма сложно. С одной стороны – чаяния Ирана, с другой – международное сообщество, которому эти чаяния как кость в горле. Россия старается угодить и тем, и другим, а в итоге, чего уж греха таить, сегодня остается буквально посередине между противодействующими сторонами, отбиваясь от копий и стрел, летящих и слева, и справа.

Очевидно, что выход из этой ситуации, каким бы непопулярным он не показался, только один: принять сторону либо Ирана, либо так называемого мирового сообщества. А уж какая сторона в этом случае для официальной Москвы будет предпочтительней – так тут нашим политикам нужно всё действительно взвесить и принять, наконец, правильное решение.

Но если Россия вдруг решит начать поставки С-300 в Иран, то придется обратиться к президентскому указу, подписанному в свое время Дмитрием Медведевым. Напомним, что согласно пунктам контракта Россия должна была поставить в Иран пять дивизионов С-300 ПМУ-1, однако Медведев ввел запрет на поставки С-300, а также танков, других бронемашин, артиллерийских систем, самолетов, кораблей и вертолетов. При этом ссылался президент Медведев при подписании этого указа в июне 2010 года на резолюцию Совбеза ООН за номером 1929. Ситуация с тем, каким образом под запрет на поставки попали сугубо оборонительные ЗРК С-300, до сих пор вызывает много вопросов. Именно поэтому, если Россия пойдет навстречу Ирану, то сначала придется выполнить определенный пересмотр внутренних указов, подписанных на самом высоком уровне.

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

Помечать или не помечать? Вот в чём вопрос...
На днях на имя министра культуры РФ Владимира Мединского главой партии «Коммунисты России» Максимом Сурайкиным было направлено в письмо с оригинальной инициативой.

Брить или не брить: вот в чем вопрос!
Алиса: Девочки, познакомилась с парнем, и вот сегодня свидание — пойдем суши кушать. Не знаю, брить ноги и зону бикини (обычно не брею). Подскажите, как бы вы поступили?

Вводить или не вводить — вот в чём вопрос! Часть II
Война России с Украиной.

Вводить или не вводить. Вот в чём вопрос!
«Нужно вводить войска.

Пить или не пить — вот в чём вопрос
Канадская система контроля за реализацией и употреблением алкоголя значительно отличается от российской.


  • ИРАН,
  • Поставка,
  • Сторона,
  • ИСК,
  • СТОР
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: