Татарстан готовят как плацдарм для сирийского сценария в России?

После того, как высший пост в Республике Татарстан занял новый президент Рустам Минниханов, которого называли и называют преемником Минтимера Шаймиева, стали распространяться слухи о том, что его власть не столь основательна, как власть 1-го президента РТ.

На поверхность всплыли нелицеприятные материалы, касающиеся неожиданной активизации радикальных исламистских групп на территории республики. И многие эксперты сначала достаточно робко, а затем все громче и громче стали высказывать мнение, что вот, дескать, ушел Шаймиев, который был жестким управленцем и мог держать власть в своих руках не только светскую власть, но и религиозную сферу контролировал достаточно активно, вот ситуация и просела. Мол, при Шаймиеве ни о каких салафитских акциях на территории Татарстана и речи не шло, а тут пришлось созывать регулярные семинары и проводить заседания по поводу необходимости борьбы с радикальными религиозными организациями. Одним из первых такого рода семинаров при новом татарстанском лидере стал семинар, прошедший в декабре 2010 года, и касающийся распространения в республике салафизма.

Под салафизмом понимается ветвь ислама, которая направлена на соблюдение принципов ранних мусульманских общин с верой в единого Бога. Салафиты стараются очистить ислам от так называемых чужеродных примесей, которые, по их мнению, только оскорбляют веру. Сегодня это течение считается экстремистским.

Примечательно, что именно в ходе этого семинара было во всеуслышание объявлено о том, что в Татарстане буйным цветом цветет салафитское подполье, которое пытается получить контроль над мечетями, а значит, и над мусульманами в разных районах республики. Именно потому что этот семинар проходил в первые месяцы нахождения у руля власти Рустама Минниханова, у многих и сложилось впечатление, что салафитское подполье появилось в начальный период деятельности нового президента Татарстана. Однако, это далеко не так.

Первые салафитсткие организации возникли задолго до того, как Минниханов вступил в свою нынешнюю должность. Это очевидно хотя бы потому, что на том же декабрьском семинаре 2010 года (а вступление в президентскую должность состоялось в конце марта 2010) было объявлено, что на территории Татарстана насчитывается, по самым скромным оценкам, около 3000 салафитов, которые готовы даже с оружием в руках отстаивать принципы своей веры. Очевидно, что такое количество вряд ли могло появиться в республике за период с марта по декабрь, а значит, салафиты в РТ существовали и при Шаймиеве. Кстати, стоит отметить, что при Шаймиеве многие молодые татарские мусульмане отправлялись на обучение в исламские школы Саудовской Аравии, а уж какие мысли молодые люди из этих школ привозили, можно только догадываться.

Многие эксперты в этой связи склонны полагать, что именно поездки на обучение в Саудовскую Аравию и стали главной причиной появления радикальных мусульманских общин в Казани и других городах республики. Это вполне согласуется с тем фактом, что Саудовская Аравия еще во время Чеченских кампаний старалась поддержать антироссийские силы, что называется, словом и делом. Видимо, определенные саудовские религиозные (и не только религиозные) силы, понимая, что затея с Чечней-Ичкерией фактически провалилась, решили испытать татарский вариант. При этом в Саудовской Аравии понимали (и понимают), что разыграть мусульманскую карту Татарстана будет куда сложнее, чем карту Северного Кавказа, потому что Татарстан – республика с высоким уровнем жизни, низким (по отношению к северокавказскому) уровню безработицы, а ведь именно эти показатели часто и являются главными инструментами для распространения радикальных течений. Однако, как видно, есть в Саудовской Аравии идеологи, которые могут убедить в «правоте радикального ислама» даже тех, кого отнюдь не назовешь людьми, обделенными судьбой.

Как только дипломированные духовники стали возвращаться в Татарстан и возникла та самая первая волна радикализации, которая сводилась к тому, что центральная власть России делает все, чтобы засорить истинную мусульманскую веру, а татарстанские «марионеточные» власти ей всячески в этом потакают. И вот как раз таки эта волна салафизма и пришлась на первый этап работы Рустама Минниханова в должности президента Татарстана. Дальше, как мы знаем, больше… Количество радикально настроенных мусульман в республике только росло. Новая идеология находила благодатную почву не только в сельских поселениях, в которых уровень жизни нельзя назвать высоким, но и в крупных городах Татарстана (Казани, Менделеевске, Набережных Челнах), где основывалась на так называемых просвещенных мусульманских элитах. А их «просвещение» состоялось, надо сказать, не без помощи со стороны саудовских пропагандистов.

Это привело к тому, что сегодня многие называют расколом духовных элит. С одной стороны – представители традиционного ислама, которые лояльны как региональным, так и федеральным властям, с другой стороны – радикальные исламисты, готовые декларировать совершенно другие ценности. Апогеем раскола можно считать покушение на религиозную верхушку Татарстана, в результате которого был тяжело ранен верховный муфтий республики, а его заместитель был убит.

Вполне очевидно, что определенные силы за рубежом после таких событий обратили особое внимание на Татарстан. Почему? Да потому что противостояние религиозных элит в отдельно взятом регионе – это отличная почва для очередных попыток дестабилизации ситуации в России. Именно религиозные противоречия могут быть использованы, для того чтобы снова попытаться расколоть общество и нанести серьезный удар по целостности Российской Федерации. Такие вещи вызывают по-настоящему глубокую озабоченность.

Дело усугубляется тем, что уже сегодня в Татарстане собираются так называемые мусульманские митинги, которые своей целью ставят прямой упрек правоохранительным органам за то, что те по подозрению в покушении на религиозных глав республики задержали некоторых представителей салафитских общин.

Чуть более недели назад в Казани прошел митинг различных мусульманских организаций и татарских националистов. Митинг первоначально проходил под лозунгом прекратить преследование задержанных из числа мусульман, а затем получил куда более радикальную окраску. Молодчики с плакатами, покрытыми арабской вязью, начали открыто призывать к свержению светской власти в Татарстане и воцарения здесь религиозного правительства (очевидно, под словом «религиозное» здесь стоит понимать «салафитское»). Кстати, митинг образца начала августа 2012 года в Казани не первый. Пикеты проходили и в июле. При этом с каждым новым митингом и пикетом на площади собиралось все больше сторонников «большого протеста».

Многие татарстанские политологи и религиозные деятели заявляют, что властям не стоит заигрывать с выступающими, потому что эти выступления во многом напоминают начало египетского, ливийского или сирийского сценариев (по сути, сценарий везде один, потому что разработан он одним человеком или, скажем так, группой единомышленников). Нацеленность на международную реакцию очевидна: женщины в традиционной мусульманской одежде, держащие в руках флажки и плакаты с требованиями на арабском, молодые люди с зычными голосами, постоянно созванивающиеся с кем-то по мобильным телефонам. Если не для подогрева международного интереса, то для чего они используют именно арабский для своих призывов – неужели до Правительства республики требования нельзя донести ни на русском, ни на татарском?.. Кстати, у многих в руках были черные флаги с текстом белого цвета, что означает понятие «дар аль-харб» — «территория войны»… Ни много ни мало…

Наблюдая за такими выступлениями, на ум приходит одна мысль: для полноты картины не хватает малолетних детей, на щеках которых нарисованы флаги «нового демократического Татарстана».

Особо активно по поводу необходимости скорейшей отставки действующего главы республики и насаждения в Татарстане норм исламского государства высказывалась председатель ассоциации национал-сепаратистов Фируза Байрамова, которую называют бабушкой татарского ваххабизма (Байрамовой 62 года). После выступления «горячей бабушки» митингующие принялись кричать «Аллах, акбар!», что напоминало уже не площадь региона, находящийся в центральной части России, а какое-то ближневосточное государство с очевидной ролью «Фейсбука»…

Прокуратура республики сообщает, что в митингах и пикетах в городах Татарстана принимали участие члены группировки Хизб-ут-Тахрир. Кстати, факт выступлений в Казани тут же подхватили журналисты BBC, связав митинги радикальных исламистов ни чем иным как с «демократическими выступлениями» в России, что, как говорится, и требовалось доказать…
Нередко в сети стали появляться ролики, на которых на фоне того самого черного знамени восседают представители так называемых «моджахедов Татарстана», заявляющих, что они дали присягу Доку Умарову и готовы идти к победе ислама в республике.
Все понимают, что этот лишь небольшой процент населения Татарстана «мутит воду», что большинство жителей республики не питают братских чувств к тем, кто пытается развязывать новые и новые конфликты. Однако обычно именно из «могучих кучек» и вырастает большое противостояние.

В связи с этим главе Татарстана нужно незамедлительно принимать решения, для того чтобы ситуация не перешла в плоскость кровопролития, которое, очевидно, будет поддержано определенными силами извне. И промедление в этом вопросе может привести к масштабному негативу.

По материалам сайта Военное обозрение.

"Сирийский сценарий" для России. Угроза национальной безопасности со стороны "новых варваров"
Совершенно очевидно, что Сирия стала своего рода полигоном, лабораторией для проведения экспериментов по разрушению государственности (до этого эту технологию испытали в Ливии, Ираке и Югославии).

Плацдарм для действий США в регионе: эксперты о включении Грузии в состав Сил быстрого реагирования НАТО
Возможное становление Грузии частью Сил быстрого реагирования НАТО является «половинчатым решением», подчеркивающим политический дрейф страны, но никак реально не влияющим на антураж безопасности региона Закавказья.

Плацдарм для действий США в регионе: эксперты о включении Грузии в состав Сил быстрого реагирования НАТО
Возможное становление Грузии частью Сил быстрого реагирования НАТО является «половинчатым решением», подчеркивающим политический дрейф страны, но никак реально не влияющим на антураж безопасности региона Закавказья.

Иностранные инвесторы выжидают момент для создания компаний в России
Корейские инвесторы, планирущие делать вложения в Приморье, выбрали политику выжидания. Но даже сейчас в Сеуле работает учебный центр, где готовят специалистов для участия в создании совместных предприятий с компаниями РФ.


  • Татарстан,
  • Республика,
  • Казань,
  • Власть,
  • Сталь
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: