Игорь Фроянов: «Как только они обуздают исламский мир - примутся за нас»

Бывший декан истфака СПбГУ о том, как народ теряет память

— Игорь Яковлевич, существует теория, что история развивается циклично, все исторические события повторяются с некой периодичностью.


С какой исторической эпохой можно сравнить историю России последних двух десятилетий?

— В нашей истории, как и в истории других народов, бывали смутные времена. Обобщая, можно найти некоторые принципиальные сходства нашего времени с эпохой пресечения династии Рюриковичей после смерти сына Ивана Грозного царя Федора. Это время характеризовалось, прежде всего, резким ослаблением центральной власти.

Есть и более конкретные, детальные сходства. В частности, это резкое усиление влияния на внутреннюю жизнь России внешних сил, заинтересованных в устранении Русского государства как активного геополитического игрока и опирающихся на достаточно широкий круг предателей национальных интересов в верхнем эшелоне государственной власти. Вспомним, что после взятия турками Константинополя в 1453 году, именно Россия подняла знамя православия. Москва объявила себя «Третьим Римом», последним Римом, после которого «Четвертому Риму» не бывать. Вполне естественно, что Запад, приложивший огромные усилия к разрушению Византийской империи руками турок, был вовсе не рад появлению на своих восточных рубежах нового огромного и сильного государства. Поэтому с конца XV века началась систематическая и целенаправленная борьба Запада с Россией. Именно на протяжении XVI столетия были выработаны средства, приемы и способы этой борьбы, применявшиеся нашими недругами на протяжении последующих веков. В первую очередь, это – идеологическая борьба, принимавшая в ту пору форму религиозной борьбы. Еще один способ – «обволакивание» органов высшей власти, как сейчас выражаются, «агентами влияния», а при благоприятном стечении обстоятельств – проникновение на самую вершину власти ставленников Запада. Если эти средства не срабатывали, следовала прямая агрессия – военное нападение с целью завоевания России и последующего ее расчленения на мелкие территориальные образования. Подобный план завоевания России и раздробления Российского государства был составлен для западных правителей еще в конце XVI века Генрихом Штаденом. Надо сказать, что все эти перечисленные средства использовались и в дальнейшем, причем, вплоть до наших дней. Их только приспосабливали к меняющимся историческим реалиям, оставляя существо неизменным.

— Грозит ли России новая революция и кто может стать ее движущей силой?

— XX век в значительной мере выпотрошил и обессилил русский народ. Посмотрите, сколько всего произошло на протяжении такого короткого, по историческим меркам, промежутка как одно XX-е столетие: русско-японская война, разрушительная для крестьянского мира насильственная столыпинская аграрная реформа, Первая мировая война, три революции, Гражданская война, Интервенция, разруха, коллективизация, индустриализация, Вторая мировая война, затем период тяжелого восстановления, возрождения страны из пепла, затем перестройка и новая «криминальная революция». За весь XX век у наших людей не было времени, чтобы даже дух перевести. Все это нужно учитывать.

Если новая революция и произойдет, то главную роль в ней сыграет не социальный, но этно-социальный, а точнее сказать, этнический фактор. Каждый этнос есть живой организм, существующий согласно своим законам и традициям. Когда тот или иной этнос оказывается перед угрозой полного уничтожения, у него срабатывает инстинкт самосохранения и он «встает за себя», если у него, конечно, есть еще воля к жизни. Сегодня такая угроза возникла перед русским этносом. Важную роль в сопротивлении этой угрозе играет организующая сила. Последней организующей силой, стоящей поперек пути уничтожения русских как этноса является Русская православная церковь. Последнее время в либеральной прессе церковь подвергается массированной критике и спекулятивным нападкам. При этом отождествляют отдельных иерархов РПЦ с самой церковью, во главе которой стоит не патриарх, а сам Иисус Христос. Атаки на церковь очень опасны. На протяжении всей истории России, наша вера соединяла народ, защищая государственные устои России. Если церковь будет уничтожена или сильно ослаблена, мы начнем расползаться.

— Можете ли вы сделать исторический прогноз будущего России? Что нас ожидает в ближайшие 10 лет?

— Мы приговорены к уничтожению. Но силы, осуществлявшие план по развалу СССР, сейчас нами активно не занимаются. Им не до нас – они напоролись на очень мощное сопротивление исламского мира. Как только они обуздают исламский мир, они вернутся к нам. И в этом у меня нет никаких сомнений. Наша задача в течение возникшей отсрочки укрепить государство, возродить армию, военно-промышленный комплекс и науку. Если мы посмотрим на нашу многовековую историю, то убедимся, что России все время приходилось обороняться. И эти нескончаемые войны выработали у нас способность к быстрому возрождению, восстановлению разрушенного. Если на то будет политическая воля высшей власти, то возродить нашу страну мы сможем очень быстро. Но на самом верху должен быть человек, ориентированный на национальные интересы. Если такой человек появится – все получится.

— В советское время вашу концепцию древнерусской государственности обвиняли в отходе от марксизма. В конце 90-х пришлись не ко двору ваши оценки исторических процессов новейшего времени. Как вы оцениваете саму сущность исторической науки? Что такое «история» — политическая проститутка или все-таки объективная гуманитарная наука?

— Не нужно путать науку с отдельными личностями. Среди людей есть, как вы выражаетесь, проституирующие личности, но есть и люди, не боящиеся высказывать свою точку зрения, говорить историческую правду, какой бы горькой она ни была. Другое дело, что свободно высказываться зачастую опасно. Наше время я бы назвал нравственно-идейно-террористическим. Попробуйте что-нибудь изобразить не в «либеральном ключе»! На вас сразу обрушится испепеляющая критика. Вас изобразят отщепенцем, превратят в изгоя. Я это пережил. Но жизнь есть борьба. И как поведет себя человек в той или иной ситуации, зависит от его внутренней структуры: его совести, его понятий о чести, достоинстве. Я допускаю, что можно заблуждаться. Но другое дело, когда люди говорят и не верят в то, что они говорят. Таких было много в советское время, много и сейчас. Вы думаете, что в эти «либеральные ценности» все верят? Нет, конечно! А проповедуют на всех углах.

Безусловно, историческую науку нельзя представить вне исторического контекста, т.е. переживаемого исторического момента. Историк ведь не летает в безвоздушном пространстве – он испытывает воздействие внешней среды. Разумеется, это воздействие преломляется через того или иного исследователя по-разному. С этой точки зрения можно говорить о том, что историческая наука в определенной мере субъективна, поскольку во многом зависит от существующей политической конъюнктуры. Вспомним слова историка Покровского, который говорил о том, что история – это политика, опрокинутая в прошлое. Тут есть доля истины. Подчеркиваю – доля, но не вся истина…

— Насколько объективно сейчас подается история советского времени?

— История советского периода в значительной степени искажена и далека от объективности. Если поинтересоваться, где находится источник такого рода трактовок, то становится ясно, что в либеральной тусовке. В России давно существует целое направление историографии, накопившей горы лжи и ненависти. Все дело в том, что любой народ обладает исторической памятью, подобно тому, как каждый отдельный человек помнит о том, что у него случилось в жизни, делает из произошедшего какие-то выводы, определяя соответственно свое поведение. Существует и коллективная историческая память, дающая возможность большому числу людей определяться в своем поведении и восприятии относительно того, что происходит вокруг в данный момент. Если обезоружить отдельного человека, лишив его индивидуальной памяти, он станет абсолютно беспомощным. То же самое и с народом. Его пытаются лишить коллективной исторической памяти, а попутно отвратить от своей истории, внушить ему чувство брезгливости к прошлому как к чему-то постыдному. А это, в конечном счете, ведет к негативному восприятию своей этнической принадлежности, чреватому самоотречением. Лишить народ памяти, это значит обессилить его и творить с ним все что заблагорассудится.

— Некоторые говорят: Россия — единственная страна, брезгующая своим прошлым…

— Совершенно верно. По политике верховной власти, мы можем судить, в чьих руках она находится. Поэтому можно сделать вывод о том, что сегодня во властных структурах находится немало людей, чуждых (если не враждебных) интересам народа.

— А если говорить об образовании, насколько объективно преподается история в университетах?

— В таких крупных университетах как МГУ и СПбГУ это в первую очередь зависит от преподавателей. Я, например, как читал лекции, так и читаю. Среди преподавателей много ученых, которые имеют свой особенный взгляд на историю России. И никто им не возбраняет строить лекции в духе своих представлений.

Но в учебниках многие исторические факты зачастую подаются искаженно. Попытки отойти в сторону очень часто встречают политическую реакцию, а сами историки подвергаются атакам и поношениям.

После публикации книги «Погружение в бездну. Россия на исходе XX века» на меня обрушились нападки. Бомбежка продолжалась целый год: с лета 2000 по апрель 2001 года, когда решался вопрос о продлении моих деканских полномочий. В итоге на мое место посадили «своего» человека. А в 2003 меня лишили и должности руководителя кафедры русской истории.

Вспомните недавнее «дело историков»: профессоров МГУ Александра Вдовина и Александра Барсенкова, написавших учебное пособие по новейшей истории России. Так что пока ничего не меняется.

— А студенты за последнее время не изменились?

— Меня очень радует тот факт, что очень многие из моих студентов правильно понимают то, что сейчас происходит в стране и мире. Значит, еще не все потеряно.

Из досье СП:

Игорь Яковлевич Фроянов — советский и российский историк, доктор исторических наук. Общественный деятель, писатель. Профессор Санкт-Петербургского государственного университета, с 1982 по 2001 год — декан исторического факультета СПбГУ, с 1983 по 2003 год — заведующий кафедрой русской истории.

В конце 90-х написал две книги, затрагивающие проблемы современной России. «Октябрь семнадцатого. Глядя из настоящего» (1997) и «Погружение в бездну. Россия на исходе XX века» (1999). 23 апреля 2001 года Игорь Фроянов лишился деканского кресла, а 26 июня 2003 года был освобождён от заведования кафедрой русской истории. Диссертационный совет под его руководством был ликвидирован.

В настоящее время профессор Фроянов продолжает преподавать в СПбГУ и вести научную работу.

Об этом сегодня сообщает Военное обозрение.

Джошуа: готов сразиться с Фьюри, как только он сам будет готов
Чемпион мира в супертяжёлом весе по версии IBF Энтони Джошуа считает себя уже готовым к бою с соотечественником Тайсоном Фьюри, владеющим титулами IBO/WBA/WBO. 25 июля в Лондоне Джошуа предстоит провести…

Администрация шекеля
Главное завоевание палестинского государства в том, что его нет В отечественной политологии с подачи дипломатов советской эпохи стало аксиомой: проблемы Ближнего Востока решатся, когда будет достигнуто палестино-израильское урегулирование.

Финансовый мир изменился за неделю
На ушедшей неделе произошло два важнейших события в сфере международных финансов.

Большинство распадется, как только ПР начнет лично голосовать, - Продан
Народный депутат фракции "УДАР" Оксана Продан рассказала почему "регионалы" и коммунисты не настроены на персональное голосование.


  • История,
  • Народ,
  • Власть,
  • Человек,
  • Протяжение
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: