Николай Стариков: «Очередные первые сто дней»

Лозунг канцлера Горчакова «Россия сосредотачивается» – это лозунг нового президентства Путина.

А чтобы получить возможность для сосредоточения на внутренних проблемах и вопросах, нужно получить спокойную ситуацию.

Есть такая традиция – уж откуда она пошла, сказать сейчас сложно. После первых ста дней президентства анализировать этот первый отрезок нахождения политика у власти. Однако для того чтобы понять «повестку дня» нового президентства Владимира Путина, мы должны понять, чем сегодняшняя ситуация отличается от предыдущего времени, когда он возглавлял нашу страну. Эти отличия очень большие. Прежде всего, изменился мир. Когда в 2000 году Владимир Путин стал президентом, на нашей планете прочно доминировала одна система, одна страна и одна идеология. Однополярная система мировой политики была в зените своего могущества. Начало 2000-х годов было ее расцветом. США и их союзникам можно было делать в рамках планеты все что угодно, убеждая в необходимости этого весь мир. И они убедили весь мир, что группа бородатых радикалов, сидя в пещерах Афганистана, спланировала колоссальные теракты в Нью-Йорке. Что Саддам Хусейн имеет запасы химического оружия, а сербы уничтожают под корень всех албанцев в Косово. В условиях полного доминирования Запада, в условиях победной поступи доллара и зарождающегося Евросоюза, когда самые смелые фантасты не могли бы предсказать заголовки экономических газет 2012 года, – вот в таких условиях Путин стал президентом в первый раз.

Сегодня ситуация в мире в корне поменялась. Гегемон резко одряхлел. Это уже не тот ленивый и всесильный лев, который ленив оттого, что всесилен. Сегодняшний Запад оказался расколот, его лихорадит в экономических неурядицах, а население и даже элита постепенно начинают терять уверенность в безоговорочной правоте либерализма во всех его формах. Сегодня лев уже не так силен, но он напрягает все свои силы в попытке отстоять гегемонию. Он готов броситься на любого, кто рискнет бросить ему вызов. В сегодняшнем мире слабость и дряхлость США и их ближайших союзников грозят всему миру даже большей опасностью, чем десятилетие назад грозила их сила. Государственный долг США вырос с 2 трлн долларов со времен Буша-младшего до почти 16 трлн долларов при Обаме – в восемь раз за десять лет. В итоге, чтобы сохранить доллар, американцам приходится топить евро, а чтобы устоять гегемонии США в мире, им нужно разрушить гегемонию Германии в Европе, даже если ради этого придется развалить Евросоюз.

Таковы геополитические условия нового президентства Путина. Как мы видим, они совершенно другие. Однако задачи, стоящие перед Россией, все те же: восстановление полного государственного суверенитета, утраченного после развала Горбачевым великой страны, и восстановление нашей экономики. Новая ситуация в мире дает новые возможности для этого. В 1999 году, когда Путин еще был только премьером России, вопрос стоял так: будет или не будет Россия. Вторжение банд Басаева в Дагестан могло стать спусковым крючком, детонатором распада нашей страны. Тогда только жесткая позиция Кремля и героическая борьба дагестанского ополчения и российской армии остановили Россию у края пропасти. А вскоре действия президента Путина сняли вопрос распада страны с повестки дня. И все это было сделано в условиях тотального господства США не только в мире, но в экономической, информационной и даже в политической жизни тогдашней России. Владимир Путин не побоялся тогда взять на себя ответственность и действовать вопреки желаниям мирового гегемона. Свое недовольство Вашингтон проявлял активной финансовой поддержкой сепаратистов в нашей стране. Точно так же главной задачей зимне-весенней митинговой истерии в России в 2011–2012 годах было желание США ни в коем случае не допустить прихода к власти Владимира Путина. Потому что тот, кто не побоялся бросить вызов гегемону в рамках однополярного мира, обязательно продолжит свое дело на фоне явного ослабления противника. Исходя их существующих условий и исходя из тех задач, которые стоят перед страной, и нужно рассматривать первые шаги президента Путина. Только так их можно оценить и понять правильно.

А чтобы получить возможность для сосредоточения на внутренних проблемах и вопросах, нужно получить спокойную ситуацию для такого сосредоточения. И в политике, и в экономике. Отсюда и первые законы, инициированные за первые сто дней президентства. Начинается политика наведения порядка – там, где больше всего беспорядка. Беспорядки на улицах Москвы – усиление ответственности за нарушение закона о митингах и демонстрациях. 300 тыс. штрафа вместо 500 рублей. Вал лжи и клеветы в либеральной прессе и «рукопожатных» СМИ – возвращение в УК статьи за клевету. Понимание того, кто стоит за «протестным движением» в Сирии и России, приводит не только к ужесточению позиции России по сирийскому вопросу. Наши и китайские дипломаты никак не дают Западу возможность вторгнуться в Сирию, а новый российский закон об иностранных агентах заставляет Хиллари Клинтон переживать за правозащитных «грантоежек» и думать о способах доставки им денег. Конечно, правозащитники, эти «дети капитана «гранта», вряд ли останутся без госдеповской помощи, но работать Пятой колонне станет значительно труднее.

Несмотря на привычку либеральной «интеллигенции» к тому, что можно делать что угодно и как угодно плевать на традиции, веру и культуру народа, к огромному удивлению и негодованию последней, богохульная выходка в храме заканчивается арестом и судом, грозящим реальным сроком. А не только эфирами на телеканалах и радиостанциях. Долгое сидение обвиняемых под следствием – это серьезный сигнал власти, обращающий внимание «креативного класса» на недопустимость подобных «перформансов».

Нельзя не отметить и твердый курс на перевооружение армии, взятый Путиным. Несмотря на то что программа вооружения с беспрецедентным бюджетом была принята ранее, он уже успел несколько раз одернуть либералов во власти, когда они пытались под всевозможными красивыми словами сократить этот важнейший для нашего суверенитета военный бюджет. В понимание ситуации «сосредотачивающейся России» укладывается и вступление России в ВТО. Для сосредоточения внутри – дать дряхлеющему гегемону что-то, отвлечь его, но «игра в ВТО», как кажется, не та игра, на которую надо делать ставку. Кроме того, неясно, как будут уживаться нормы ВТО и правила Таможенного союза. Совершенно ясно, что приоритет должен быть все же у проектов интеграции на постсоветском пространстве.

Сто дней – это все-таки не шесть лет. Направления движения заданы, но ответы получены не на все вопросы.

Давайте наберемся терпения.

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

Иванишвили подведет итоги первых ста дней работы нового правительства Грузии
Во вторник премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили подведет итоги деятельности правительства за первые сто дней работы.

Николай Стариков: Правительство либералов должно уйти
Писатель, публицист, политический деятель, сопредседатель Партии Великое Отечество Николай Викторович Стариков в интервью Телеграфисту говорит о насущной проблеме — саботировании правительством указов президента.

Николай Стариков: Не нужно придавать большое значение бумагам, подписанным в Женеве
Накануне в Женеве прошли переговоры в формате Россия-ЕС-США-Украина, на которых участники одобрили совместное заявление относительно путей выхода из украинского кризиса.

Николай Стариков: «Как можно сравнивать, кто «круче» – Суворов или Кутузов?»
Известный публицист раскритиковал пришедшую с Запада моду на рейтинги Стартовавший в Рунете всероссийский просветительский медиапроект «Имя Победы» уже на старте обрел определенный скандальный привкус.


  • Путин,
  • США,
  • МИР,
  • Президентство,
  • Власть
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: