Падение бастиона немецкого духа

События под Кенигсбергом можно условно разделить на пять стадий, из которых сам штурм были лишь завершением.



Немецкие позиции на подступах к Кенигсбергу. Надпись гласит: «Мы отстоим Кенигсберг». Пропагандистское фото

Стадия 1

Советские войска подошла к рубежам Восточной Пруссии в конце августа 1944 года. Войска были измотаны, и, поскольку впереди лежала одна из самых укреплённых провинций Германии, командование решило не продолжать наступление. В это время немцы стали активно готовиться к обороне. Сооружались различные заграждения, минные поля, зоны затопления, траншеи, доты и противотанковыми надолбы, прозванные «зубами дракона». В Кёнигсберге имелись целые подземные заводы, склады и арсеналы. Было подготовлено три оборонительных позиции. Первое кольцо в шести-восьми километрах от центра города включало в себя пятнадцать фортов с артиллерийскими орудиями, связанных траншеями с противотанковыми рвами, минными полями и проволочными заграждениями. Каждый форт являл собою крепость с гарнизоном из трехсот человек. По краям города шла вторая позиция, опиравшаяся на каменные здания, железобетонные огневые точки, наскоро возведенные баррикады. Третья линия обороны в центральной части города включала старую крепость и постройки вокруг нее. Подвалы большинства домов связывались подземными ходами, а окна были переделаны под амбразуры. Геббельс во всеуслышанье объявил Кенигсберг неуязвимой крепостью. Он писал, что «большевики обломают себе зубы о её гранит».

Стадия 2

C 25 по 27 января Красная армия прошла 50 километров из района Тапиау до деревеньки Лаут, западной окраины Кенигсберга. А на юге города 11 гвардейская армия остановилась на берегах залива Фришес-Хафф. Это позволило отрезать крепость от полевых войск четвертой немецкой армии и перекрыть главные пути снабжения. Кенигсберг мог повторить судьбу Ленинграда. Поэтому 27 января десятки тысяч мирных жителей ринулись прочь из города. Несмотря на сильный мороз, они уходили в порт Пиллау, чтобы попытаться спастись оттуда на кораблях. Но уже к 30 январю все дороги были перекрыты.

Кенигсберг, немецкий ДЗОТ в районе Хорст Вессель парк

Кенигсберг, противотанковые заграждения

Стадия 3

К началу февраля Кенигсберг был окружен. Однако с юга вдоль кромки побережья немецкая танковая дивизия смогла пробить узкий проход, своеобразный вариант «дороги жизни». Каждый день русские войска атаковали идущие к Кенигсбергу обозы. Генерал Александр Горбатов так описывает сложившуюся ситуацию: «Что делалось на берегу залива! На 3-4 километра от воды все было завалено машинами, повозками, груженными военным имуществом, продовольствием, предметами обихода. Рано утром я видел на берегу сотни мешков кофе, тысячи ящиков с консервами, лежащих на бруствере траншей...». Тем не менее, голод Кенигсбергу не грозил. Море было в руках фашистов, и только авиация русских в дневное время мешала подвозу. Беженцы, которые добрались до порта Пиллау, почти жалели об уходе из Кенигсберга. Места для всех в маленьком городке катастрофически не хватало, а эвакуация морем протекала медленно. К тому же в районе постоянно дежурили советские подлодки. На севере, где расположилась 39 армия, русские ограничились тем, что укрепляли позиции.

Стадия 4

Возможно, немцев в Кенигсберге не тронули бы до конца войны. Силы нужны были на других фронтах. Но 18 февраля войска Земландской группировки и гарнизон Кенисберга решили устроить прорыв. Это была совершенно бессмысленная операция, так как даже объединившись, обе группировки все равно оставались в окружении. Акция провалилась, и опять настало время затишья. Но теперь уже Советы готовили штурм. На вражескую территорию был отправлен не один десяток диверсионных групп, из которых почти никто не выжил. Среди агентов встречались и германские перебежчики. Диверсанты доставляли информацию об укреплениях Кенигсберга. Позже был изготовлен огромный макет города, площадью свыше 30 квадратных метров со всеми домами, улицами и укреплениями. По нему командиры отрабатывали план штурма крепости.

Было решено ударить по Кёнигсбергу одновременно с севера и юга. Также необходим был сковывающий удар по Земландской группировке фашистов и городу Пиллау. Операцию возглавил маршал А.М. Василевский. Воздушными силами лично руководил А.А. Новиков — главный маршал авиации. Во главе немецких войск стоял комендант города, потомок онемеченных дворян Верхней Силезии, пехотный генерал Отто фон Ляш. Его гарнизон состоял из четырех дивизий пехоты, нескольких охранных полков и батальонов фольксштурма. Всего чуть более 130 тысяч человек, четыре тысячи орудий и минометов, около сотни танков и штурмовых орудий, 170 самолетов. Для проведения наступления русские войска привлекли свыше 5 тысяч орудий и минометов, 413 САУ, 125 танков. По самолетам преимущество было подавляющим – 2400 штук. Специально для атаки укреплений были сформированы штурмовые группы и отряды, состоящие из стрелков и пулеметчиков, артиллерийских орудий небольшого калибра, пары танков или самоходок, минометчиков, саперов и огнеметчиков. Тщательно подготовился к предстоящей операции Балтийский флот. По железной дороге на реку Прегель были доставлены бронекатера. Подлодки и торпедные катера должны были изолировать кенигсбергский гарнизон, препятствуя его эвакуацию морем. Инженерным войскам было поручено создавать проходы для танков, артиллерии и прочей техники, разминировать улицы города и строить переправы через Прегель и другие многочисленные каналы.

Кенигсберг, немецкие траншеи

Кенигсберг, Фридрихсбургские ворота после штурма. На переднем плане видны баррикады

Немецкий пулеметный расчет на позиции у крепостной стены перед водяным рвом. На заднем плане башня «Дона». Казенную часть пулемета MG-34 солдаты разобрали для чистки

Стадия 5

Советское командование вынесло урок из кровопролитного прорыва линии Маннергейма, а также очевидно понаблюдало за американцами, которые абсолютно все превращали в пыль впереди, прежде чем начать движение. Поэтому штурму Кенигсберга предшествовало четырехдневное разрушение сооружений противника.

6 апреля 1945 года, после трех часов артиллерийского огня начался штурм пехотой и танками. Тяжёлая артиллерия сосредоточилась на фортах расположенных в направлениях атаки. В то утро по врагу было выпущено более 1300 вагонов артиллерийских снарядов. Основные силы русских обходили форты стороной. Ими занимались стрелковые батальоны при поддержке самоходок и саперов, применявших взрывчатку. Немецкие войска оказали упорное сопротивление. В контратаку пошла немецкая пятая танковая дивизия при поддержке отдельных пехотных и противотанковых соединений. Погодные условия не дали возможности поучаствовать в сражении в тот день авиации, тем не менее вечером советские войска прорвали первую полосу укреплений и подошли к окраине Кенигсберга.

7 апреля ожесточённые бои перешли в сам город. Русские настойчиво пробивались к центру. Эти бои были одними из самых страшных за всю Великую Отечественную. Немцы сражались уже не за фюрера, но за родной город, за близких людей. На многих домах висели плакаты с надписями: «Мы никогда не капитулируем!». С рассветом советская авиация начала интенсивные действия. Мощным авиаударам подвергся город-порт Пиллау, где были расположены военные и транспортные корабли врага. За день советские самолеты сбросили 1658 тонн бомб. Но кровопролитные бои не утихали даже с наступлением ночи.

В течении 8 апреля войска защитников Кенигсберга были разделены на части и окружены, связь между ними отсутствовала. Удары советских летчиков достигли максимальной силы, превысив 2000 тонн бомб разного калибра.

9 апреля немецкие войска продолжали из последних сил удерживать центр и восточные районы города. «Город горел. Сплошной дым. И все равно было сопротивление. Там еще столько наших погибло», – со слов одного из участников событий. К вечеру, когда был захвачен Королевский замок, Отто фон Ляш подписал акт о капитуляции. Это было бессмысленно, так как разбитые войска сдавались без приказа. Когда немецкий штаб вышел из бункера, то все были просто ошеломлены, так как величественного города больше не существовало.

10 апреля были уничтожены последние очаги сопротивления, а на башню Дер Дона водружено Знамя победы. В плен было захвачено 93 тысячи немецких солдат и офицеров, около 40 тысяч убито. В руки победителей попало более двух тысяч орудий, 1500 минометов и 128 самолётов. Дорогой ценой обошелся штурм Кенигсберга и для советских войск. Потери составили около 60 тысяч человек убитыми и ранеными. Большой урон советская армия понесла в технике.

Вот так за три дня штурма пала сильнейшая крепость Германии. А ведь у немцев были опытные, закаленные в боях офицеры, энергичные и послушные солдаты. Однако в жестоком поединке в городских развалинах, когда не от кого получать приказы, когда каждый сам себе хозяин, немецкий солдат сильно уступал русскому. И это во многом зависит от нашего национального характера. Немцы не смогли одолеть нас в Сталинграде, хотя до Волги было сто метров. Они вообще не смогли долго оборонять ни одну свою крепость или большой город. Данциг, Познань, Кольберг тому подтверждение, которые пали в жестоких, но коротких боях.

В результате проведенной операции был сломан хребет сопротивлению немцев в Восточной Пруссии. Земландская группировка была разгромлена 25 апреля. Гитлер был в ярости. Ведь Кенигсберг был любимым городом Великого Фридриха, перед которым фюрер благоговел и преклонялся.

По завершению этой операции в Москве состоялся грандиозный салют. Все участники сражения были удостоены медали «За взятие Кенигсберга», 98 воинских частей обрели звание «Кёнигсбергские», а 216 бойцам было присвоено звание Героя Советского Союза.

Кенигсберг, баррикада на улице

Советские солдаты проходят через немецкий населенный пункт на подступах к Кенигсбергу

Советская пехота при поддержке САУ СУ-76 атакует немецкие позиции в районе Кенигсберга

Советские бойцы ведут уличный бой на окраине Кенигсберга. 3-й Белорусский фронт

Советская САУ ИСУ-152 «Зверобой» на улице взятого Кенигсберга. Справа в колонне — советская САУ СУ-76

Подбитое в Кенигсберге немецкое штурмовое орудие StuG III. На переднем плане убитый немецкий солдат

После боя в районе Кенигсберга. Разбитая немецкая техника, убитые лошади

Немецкие солдаты и офицеры, взятые в плен во время штурма Кенигсберга

Советские военнослужащие-участники штурма Кенигсберга — перед отправкой домой

Об этом пишет сегодня Военное обозрение.

Бастион неприступного немецкого духа русские взяли за три дня
Как же их много! Судьбы, судьбы, судьбы.

Разведка ополчения: В рядах украинских силовиков продолжается падение морально-боевого духа и дисциплины
«Русская весна» сообщает, что разведка ополчения зафиксировала новые случаи падения морально-боевого духа и дисциплины в рядах украинских силовиков.

Чудовищная борьба упорства и стойкости
Верден — братская могила лучших сынов Франции и Германии Битва при Вердене занимает особое место в истории Великой войны, а для французов название этого небольшого городка вообще почти что священно.

Антирусская Русь. Андрей Фурсов о целях Запада на Украине
«Программа-максимум на Украине – та же, что в 1930-е годы при создании немецкого нацистского рейха: создание силы, которая в случае необходимости для Запада возьмет на себя решающую часть войны с Россией и максимально измотает ее, при этом самоуничтожившись.


  • Кенигсберг,
  • Город,
  • Войско,
  • Апрель,
  • Крепость
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: