Новые территориальные претензии Китая к России

Не так давно российские и китайские делегации принимали участие в так называемой проверке государственной границы между двумя странами.

Проверка проводилась в статусе демаркационных мероприятий на территории Республики Алтай в согласовании с договоренностями, достигнутыми в китайском городе Урумчи 25 июля 2012 года. Демаркационная работа со стороны России проводилась под руководством Дмитрия Коденко, который является представителем Погрануправления ФСБ по Республике Алтай. Главой китайской делегации был Юй Гуансинь – директор отдела международных связей Алтайского округа Синьцзянь-Уйгурского автономного района КНР.

Китайские пограничники предложили России отдать 17 га земли в горах Алтая (фото fedpress.ru)

Казалось бы, в работе двусторонней комиссии не должно было возникнуть никаких сложностей, кроме той, которая сопряжена с работой в гористой местности. Но на самом деле демаркационные мероприятия так и не были завершены. Причиной тому стала неожиданно озвученная китайской стороной позиция, которая сводилась к необходимости со стороны Российской Федерации сместить участок госграницы вглубь России, чтобы Китай получил «исконно китайские» 17 гектаров алтайской горной местности. При этом китайская сторона, по сути, не представила никаких документов, которые бы хоть как-то описывали претензии на упомянутые гектары, в одночасье превратившиеся в спорные территории. Да в юридическом плане она и не могла их предъявить, так как не далее как в 2005 году был подписан договор о демаркации российско-китайской границы, согласно которому Россия передала Китаю, ни много ни мало, около 340 квадратных километров «спорных» территорий.

В этой связи китайские претензии могут показаться странными не только как таковые, но и странными в том плане, почему эти претензии вдруг проявились именно в районе Алтая? Ответ на этот вопрос лежит практически на поверхности. Дело в том, что Российская Федерация на территории Республики Алтай имеет границу с КНР протяженностью чуть менее 55 километров. В связи с тем, что пограничная линия проходит на высоте, достигающей 3 тысяч метров, здесь не оборудовано пунктов пропуска, потому что в приграничных районах если хозяйственная деятельность и ведется, то ведется она в весьма скромных масштабах, для того чтобы натягивать между странами колючую проволоку и оборудовать пограничные заставы.

Очевидно, что отсутствие тех самых пограничных застав в регионе и дало пищу Пекину для размышлений о том, а не попытаться ли снова пойти по пути отточенной еще в противостоянии с СССР китайской пограничной дипломатии, да и ни оттяпать у России еще хоть пядь земли. Китай, видимо, пошел по простому принципу: если Россия участок границы не охраняет, то значит можно заявить, что этот участок должен принадлежать Китаю. А чтобы спор не вылился в более жесткое противостояние, Пекин требует «всего-навсего» 17 гектаров. Мол, ну чего ж из-за такой мелочи разводить полемику – просто отдайте землицу, а мы, глядишь и отстанем.

Чтобы урегулировать сложившуюся кризисную ситуацию, решено провести очередное заседание двусторонней комиссии в Горно-Алтайске в конце августа – начале сентября. За это время российская сторона должна сообразить, каким же образом нужно противостоять (и стоит ли вообще противостоять…) новым китайским территориальным претензиям. Другими словами, Пекин российским властям дает время подумать: дарить или не дарить Китайской Народной Республике очередной «скромный территориальный» подарок, которых, честно говоря, за всю историю отношений с Китаем было уже неприлично много…

Как показывает история, любое территориальное послабление в отношении государства-соседа, каким бы скромным оно (послабление) не было, всегда становится прецедентом. Смысл в этом примерно следующий: сегодня вы подарили нам 17 га, завтра мы попросим у вас еще 25, а послезавтра можно будет уже и о более внушительных площадях речь вести. Уступки, сделанные один раз, приведут к новым и новым территориальным требованиям.

В этой связи удивляет позиция тех людей, которые говорят, мол, ну и что из того, если мы передадим Пекину какой-то труднодоступный алтайский кусок, состоящий из камней, поросших редкой флорой. Мол, за это Китай одарит Россию своей лояльностью в Совбезе ООН, да и на других международных площадках. Но, извините, обмен-то совсем не равноценный получается: «Сосед, дай мне свою землю, а я буду говорить, какой ты хороший». Но нужна ли России международная поддержка такой ценой? Расплачиваться своей собственной территорией только за то, чтобы кто-то, потирая руки от успешности «сделки», назвал нас белыми и пушистыми… Это уж чересчур…

Значит, России пора раз и навсегда дать понять любому государству в этом мире, каким бы дружественным и лояльным оно ни казалось, что территория страны ни при каких условиях не может быть предметом межгосударственного торга.

Кстати, территориальные претензии КНР к России далеко не уникальны в своем роде. Сегодня существует большое количество спорных территорий в разных уголках мира, которые должны в конечном итоге, с точки зрения Пекина, отойти Китаю.

Список, если не учитывать алтайских 17 га, выглядит достаточно внушительным.

1. Китай обозначает спор с Японией по поводу островов Сенкаку (Дяоюйдао) и при этом ведет активную хозяйственную деятельность в непосредственной близости от архипелага, который Япония считает своим.

2. В 2002 году Китай представил материалы, согласно которым, должен получить спорные территории одного из своих южных соседей – Бутана. И, несмотря на то, что официальные власти этой страны не подписывали никаких протоколов по отторжению определенной части территории в отношении Китая, рабочие КНР приступили к строительству на спорных землях дорожных сетей и других инфраструктурных объектов.

3. Китай активно борется за острова Южно-Китайского моря, постоянно вступая в дипломатические (да и не только дипломатические) конфликты с такими государствами как Филиппины, Вьетнам, Малайзия и Бруней.

4. Территориальный спор Китая и Таджикистана, в результате которого свыше 1150 кв.километров отошли под юрисдикцию Пекина, был «урегулирован» в 2011 (но где гарантии того, что Китай не применит «алтайский сценарий» и в этом случае) .

5. Китайско-индийский приграничный территориальный спор продолжается никак не менее 50 лет.

Этот список может быть продолжен чередой территориальных споров Китая с Казахстаном, Тайванем, Киргизией и другими государствами мира. Если рассмотреть совокупность всех китайских претензий, то получается интересная картина: КНР хочет получать территориальные подарки ото всех своих соседей (и не только соседей). Это уж, извините, какой-то китайский «Лебенсраум» получается, да и только…

Об этом сообщает Военное обозрение.

Эстония не отказалась от территориальных претензий к России?
Глава МИД Эстонии Марина Кальюранд (по матери — Раевская), отвечая на вопросы журналистов государственного эстонского телевидения о процессе подготовки Договора о границе с Россией, заявила следующее: «Что сделало правительство: мы…

Китай берет шефство над Забайкальем
Более 300 тыс. га сельскохозяйственных земель планируется передать в аренду китайской компании на 49 лет по ставке в 250 руб. за гектар.

Таджикистан в тени Китая
Как самая пророссийская республика Средней Азии стала экономическим придатком КНР После распада СССР долгие годы Таджикистан считался самой пророссийской республикой Средней Азии.

Керри обещает не сдерживать Китай
В столице Китая вчера открылся ежегодный китайско-американский диалог. Обе державы заявили о готовности сотрудничать в сфере безопасности. Они не допустят того, чтобы взаимные разногласия поставили под угрозу мир.


  • КНР,
  • Территория,
  • Китай,
  • Претензия,
  • Алтай
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: