Казачьи формирования во времена ВОВ: красная звезда против свастики на казачьих папахах

Пожалуй, одной из самых противоречивых наук можно считать историю.

С одной стороны существует определяющий канон: народ, не знакомый с собственной историей, обречен на то, чтобы стать частью истории уже совсем других народов; с другой же стороны исторические факты могут преподноситься так, что вряд их можно называть реальным отражением национального и государственного прошлого. Получается, что сама история – вещь, которая полна субъективизма, основанного на видении процессов и явлений теми людьми, которые называют себя историками. Пытаться этому противостоять – бессмысленно, потому что из россыпи отдельных мнений и складывается по-настоящему пестрая картина, на которой каждый из нас может найти главный, как ему кажется, эпизод, главную сюжетную нить.

Своего, скажем так, расцвета трактовка определенных исторических периодов достигла в поздний советский и ранний постсоветский периоды. В это время народ получил изрядную порцию информации, которая у большинства вызвала самый настоящий шок. Причем в большинстве случаев публикуемые в то время исторические материалы были нацелены на подчеркнутый негатив в советской и российской истории. Дело было то ли в соросовских грантах, то ли страна просто решила встать на дыбы после многих лет противоположной исторической однобокости, то ли одно наслоилось на другое, и появилась новая крайность – крайность неверия в исторические публикации, вышедшие до начала так называемой горбачевской эпохи безудержной гласности. Мол, всё, что вы читали «до того», можно забыть, потому что «до того» было совсем не так, как вам пытались представить историки прошлых лет. А вот, дескать, историкам теперешним нужно верить безоговорочно, ибо только они обладают истиной во всех ее инстанциях… В общем, историю страны бросило из холода в жар (ну, или наоборот – ведь всё относительно), как, собственно говоря, и ее восприятие…

Сегодня, когда общество, вроде бы, уже успело отойти от железобетонных трактовок прошлого, предлагаемых советскими историками, и когда заканчивается подростковый возраст принятия на веру всего того, что предлагалось в качестве трактовок сугубо «демократического» характера, стоит хотя бы попытаться подойти к той золотой исторической середине, которая учитывает все стороны проходивших некогда процессов. Безусловно, эта «золотая» середина может оказаться не такой уж и золотой, а весьма потускневшей от наличия определенного рода фактов, но, в конце концов, история не может быть ни хорошей, ни плохой, она должна быть просто-напросто объективной.

***
Одной из самых противоречивых страниц истории России является страница, которая повествует о Великой Отечественной войне. Этот период в жизни народов большой страны полон трагизма. Казалось бы, на войне как на войне, есть враг, а есть защитники Отечества, которые с этим врагом вели беспощадную борьбу. Есть противники и есть союзники. Есть белое, есть чёрное. Но не всё так просто и однозначно на деле. Одним из примеров такого рода неоднозначности является роль казачества в годы той кровавой войны против коричневой чумы, успевшей накрыть многие страны Старого, да и не только Старого, Света.

Советские исторические материалы в своем подавляющем большинстве представляли обществу картину, при которой казачество сыграло немаловажную роль в плане разгрома немецко-фашистских войск. Постперестроечные исторические сведения донесли и другие факты, согласно которым казачьи формирования оказывали активную поддержку гитлеровцам не только на территории Советского Союза, но и во многих европейских странах. Эти две стороны долгое время не воспринимались сторонами одной и той же медали, порождая на свет два непримиримых лагеря, представители которых готовы были стоять насмерть за свою точку зрения о роли казачества в годы Великой Отечественной. Факты того, что казаки могли служить фашистской Германии, вызывали бурю негодования у одних, а сведения о том, что все казаки поголовно бились «За Сталина!», не могли быть приняты другими. В итоге, история казачества 1941-1945 годов превратилась в объект многочисленных спекуляций, которые и по сей день с достаточной основательностью сидят в умах определенной части как самих казаков, так и других представителей российской общественности.



Казаки – этносоциальные группы людей, которые проживают на территории нескольких стран, в том числе, и на территории России: от Дальнего Востока до Кавказского хребта. Как видно, определение, которое дается казакам, весьма размытое. На протяжении веков так и не смогло сформироваться четкое понимание того, кто же такие казаки. При разговоре с самими представителями казачьих общин, можно выяснить, что большинство казаков считают себя особым народом, обладающим уникальной культурой и богатыми религиозными традициями. В то же время, обращаясь к историческим материалам, можно сказать, что казаки – скорее социальный слой, который находится в некоторой обособленности от той общественной структуры, которая формировалась в течение многих лет в нашей стране. Казаки часто называются исследователями как свободные воины и свободные люди, общины которых имеют достаточно жесткие внутренние законы, которые не всегда согласуются с законами государственными.

Очевидно, что если есть противоречие в самом понимании такого явления как «казаки», то это противоречие рано или поздно может быть использовано внешними по отношению к самим казакам силами. И эта своего рода эксплуатация казачьего статуса предпринималась в истории казачества неоднократно. Нередко казачий боевой дух и преданность служению определенной идее просто использовали в своих интересах те или иные политические силы.

В середине 30-х годов прошлого века пресс, который с момента окончания Гражданской войны в России сдавливал казаков, несколько ослаб. Высшие руководители страны понимали, что продолжение гонений на казаков может слишком негативно сказаться на ходе развития страны. Так в 1936 году стали появляться советские казачьи формирования в составе Рабоче-крестьянской Красной Армии. Десятки тысяч казаков-воинов изъявили желание стать солдатами РККА и в случае большой войны, о которой в то время немало говорили, встать на защиту Страны Советов. Однако, по понятным причинам, далеко не все казаки с пиететом отнеслись к возможности служения новым властям, памятуя о том, как эти самые новые власти поступили с казацкими общинами в период послереволюционных междоусобиц. Обида (и это самое мягкое слово, которое можно употребить в статье) не придавала энтузиазма достаточно большому количеству казаков в плане того, чтобы пойти на сотрудничество с советской властью.

В итоге назрел достаточно серьезный раскол, который в начале 40-х привел к появлению не только казаков, готовых отстаивать независимость Советского Союза, но и тех представителей казачества, которые были готовы использовать немецко-фашистское вторжение для своеобразного реванша в адрес советской власти.

С одной стороны появились казачьи формирования в составе РККА: 13-я Донская территориальная казачья дивизия, 9-я пластунская стрелковая добровольческая дивизия (основа – кубанские казаки), 17-й казачий кавалерийский корпус, 4-я кавалерийская Ленинградская Краснознаменная дивизия имени Ворошилова, 6-я кавалерийская Чонгарская Краснознаменная дивизия имени Буденного и многие другие.

В 1937 году состоялось практические эпохальное для советских казаков событие: им разрешили принять участие в первомайском параде на Красной площади после долгих лет государственного неприятия.

В годы Великой Отечественной войны казачьи воинские формирования совершили сотни беспримерных подвигов, которые могли стать большим вкладом в общее дело разгрома немецко-фашистских войск. В битве за Москву 37 казаков Армавирского полка смогли уничтожить свыше 2-х десятков немецких танков. Казачьи части Л.М.Доватора вошли в тыл к гитлеровцам при отступлении вермахта под Москвой и нанесли тяжелый урон немецко-фашистским войскам. Казачьи дивизии принимали активное участие в схватках с частями вермахта на направлении Ростов-Краснодар. Поражает мужество казаков во время боя у станицы Кущевская в августе 1942 года, когда казачья сотня гвардии лейтенанта Недорубова в рукопашной схватке уничтожила свыше двухсот солдат вермахта. Казачий корпус Белова в 1941 нанес фланговые удары по подразделениям Гудериана и сорвал гитлеровские планы под Москвой. 4-й и 5-й Донские корпуса казаков принимали участие в освобождении Ставрополья от немецко-фашистских захватчиков. 2-й гвардейский кавалерийский корпус Крюкова отбил полдюжины немецких атак на юго-восточных подступах к Берлину. Этот славный перечень можно продолжать еще очень долго.

В итоге за годы Великой Отечественной войны свыше 100 тысяч казаков были награждены орденами, а 279 получили высокое звание Героев Советского Союза. Эти данные, возможно, далеко не полные, потому что до сих пор не существует единого перечня казаков — участников той кровавой войны.

Это славная страница истории отечественного казачества. Однако, как уже говорилось в начале материала, есть и другая сторона медали участия казаков в Великой Отечественной войне.

Власти Рейха после нескольких месяцев затяжных, упорных и кровопролитных боев, понимая, что Блицкрига в Советском Союзе ожидать не приходится, решили разыграть одну из тех карт, которые могли бы стать козырями в руках нацистов. Осознавая тот факт, что на территории СССР существовало немало людей, готовых по тем или иным причинам избавиться от советской власти, Гитлер, скажем так, решил пересмотреть свою политику борьбы с «унтерменш» — «недочеловеками». Одним из ключевых звеньев пересмотра правил нацизма стало то, что казаки, населяющие Советский Союз, неожиданно для многих немцев вдруг перестали считаться «ущербной расой второго сорта», к которой, по идеологии Гитлера, принадлежали все славяне. «Корректировка» национального вопроса свелась к тому, что казаков Гитлер объявил народом, ничего общего не имеющим со славянами, и даже чуть ли ни неким дальний ответвлением арийской расы, которую также можно и нужно использовать для борьбы с большевизмом. И, надо признать, такая идея многим казакам Страны Советов пришлась по душе.

Осенью 1941 года офицер контрразведки Рейха барон фон Клейст выступил с предложением сформировать казачьи части, которые будут вести борьбу с красными партизанами. Первый казачий эскадрон, принявший присягу Третьему Рейху, появился в конце октября 1941 года. Его возглавил бывший красный командир, перебежавший на сторону немцев, И.Н.Кононов. Впоследствии стали появляться и другие казачьи подразделения гитлеровских войск, которые, принимали участие не только в уничтожении партизанских отрядов и «нелояльных» Третьему Рейху представителей гражданского населения, но и в наступлении на Москву, контроле южных территорий и нефтепромыслов. К середине 43-го в составе вермахта было уже до 20 «русских» казачьих полков и солидное количество мелких подразделений, общая численность которых составляла более 25 тысяч человек. Большинство из этих подразделений участвовало в подавлении сопротивления частям вермахта в тылу (Белоруссия, Украина, запад и юг России), но были и казачьи части, которые гитлеровцы старались задействовать против красных казаков с той целью, чтобы последние также переходили на сторону Рейха. По многочисленным свидетельствам, казаки в составе вермахта старались избегать прямых столкновений со своими братьями по крови, но зато проводили активные карательные операции против тыловых подразделений и мирных жителей. Некоторые казачьи части были направлены на западный фронт, где после понимания того, что дни Третьего Рейха сочтены, сдались в руки британской армии, пытаясь спастись от мести на родине.

Но уже через несколько недель после сдачи в плен, свыше 40 тысяч казаков (в числе которых, командиры казаков вермахта генералы П.Н. и С.Н. Красновы, Т.И.Доманов, генерал-лейтенант Гельмут фон Паннвиц, генерал-лейтенант А.Г.Шкуро и другие) и представителей других коллаборационистских течений были выданы Советскому Союзу. Большинство выданных казаков ожидали длительные сроки в ГУЛаге, а казачью верхушку, выступавшую на стороне нацисткой Германии, по приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР ожидала смертная казнь через повешение. Приговор звучал следующим образом: на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР № 39 от 19 апреля 1943 года «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников родины из числа советских граждан и для их пособников».

Примечательно, что в 1996 году многие казненные казачьи генералы вермахта в России были реабилитированы согласно решению ГВП (Главной военной прокуратуры). Однако вскоре решение о реабилитации было отменено как необоснованное. В период с 1997 по 2001 годы та же ГВП приняла решение, что казачьи командиры вермахта (к примеру, Шкуро и фон Паннвиц) реабилитации не принадлежат.

В 1998 году в Москве в районе станции метро «Сокол» была установлена памятная плита А.Г.Шкуро, Г.фон Паннвицу и другим казачьим генералам Третьего Рейха. Ликвидация этого монумента предпринималась на законных условиях, но неонацистское лобби всячески препятствовало уничтожению этого памятника. Тогда в преддверии Дня Победы 2007 года плиту с высеченными на ней фамилиями коллаборационистов времен Великой Отечественной войны просто разбили неустановленные лица. Было возбуждено уголовное дело, которое не дошло до логического завершения.

Сегодня в России существует памятник тем самым казачьим подразделениям, входившим в состав армии Третьего Рейха. Мемориал был открыт в 2007 год в Ростовской области (станица Еланская).

До сих пор в России не существует однозначного мнения по поводу роли казачества в Великой Отечественной войне. С одной стороны – доблесть казаков сражавшихся с фашистской чумой, с другой – казачий коллаборационизм, который может быть представлен и в качестве желания отомстить советской власти за годы гонений на казачество. Кто-то называет героями казаков красных, кто-то готов увидеть героизм в действиях казаков на службе Рейха. Такая история, делать выводы из которой каждому из нас.

Использованы материалы:
nnm.ru/blogs/cassyan/kazaki_krasnoy_armii_v_velikoy_otechestvennoy_voyne/
Ленивов А.К. Казакия – «перекресток истории народов». Приложение 2.1
Крикунов П. Указ. соч. – С.431, 432; Александров К.М. Казачество России во Второй мировой войне.
Баймухаметов С. Казаки-эсэсовцы // Русский Базар, № 26

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

Пассажир рейса Иркутск — Бангкок во время пьяной драки сообщил о бомбе на борту
Экстренные службы в аэропорту Иркутска проверяют самолет, готовящийся к вылету в Бангкок, после выкриков одного из пассажиров во время пьяной драки на борту о наличии в салоне лайнера бомбы.

Рожденная революцией: как у Красной армии появилась красная звезда
Один из самых знаменитых символов русской армии ХХ столетия имеет давнюю историю — и не только российскую История отечественных побед и военных достижений ХХ века неотделима от главного символа Красной, позднее — Советской армии: красной звезды.

В Казани во время пожара погиб старший офицер МЧС, до последнего выводивший раненых из зоны возгорания
Подполковник МЧС Сергей Костин, погибший на пожаре в казанском торговом доме «Адмирал», до последнего спасал людей и успел вывести из огня нескольких пострадавших, сообщает Красная звезда со ссылкой на главу Приволжского центра МЧС РФ Игоря Паньшина.


  • Казаков,
  • Вермахт,
  • Казак,
  • Казачество,
  • Война
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: