Перспективы отечественного судостроения

Без долгосрочной программы сиюминутные решения торжествуют над здравым смыслом

25 июля исполнилось 75 лет Валентину Михайловичу Пашину – научному руководителю ЦНИИ имени А.


Н. Крылова, Герою России, академику РАН.

Накануне юбилея редакция газеты «Военно-промышленный курьер» попросила одного из известнейших создателей отечественной морской техники ответить на ряд вопросов.

– Валентин Михайлович, в последнее воскресенье июля наша страна, как всегда, отметит День Военно-морского флота. Как лично вы оцениваете нынешнее состояние ВМФ? В общих чертах.
– Конечно, по отношению к тому периоду, когда наш Военно-морской флот составлял одну треть мирового флота по суммарному тоннажу, сегодняшнее его состояние оставляет желать лучшего. Но тем не менее уже можно отметить положительную динамику. Все чаще поднимается военно-морской флаг на сдающихся флоту кораблях. Российские корабли вновь выходят в дальние плавания. Проводятся совместные учения с кораблями зарубежных флотов.

Руководство страны оценивает роль ВМФ совершенно адекватно геополитическому положению России на мировой арене. Соответственно выделяемые на возрождение ВМФ средства – около пяти триллионов рублей – вселяют оптимизм. В текущей десятилетке флот должен получить около 100 новых кораблей и подводных лодок.

– В состоянии ли промышленность решить эти грандиозные задачи?
– Задачи действительно непростые. Трудностей много: кадры, кооперация, стабильность решений в области тактико-технических характеристик и типажа кораблей, соответствие темпов финансирования графику технологического процесса и т. д. Это текущие, но постоянно стоящие в повестке дня вопросы. Есть и другие, решение которых относится к уровню руководства.

– Не могли бы вы их обозначить?
– Прежде всего определение приоритетных задач флота. Не могут быть все задачи важными. Затем обоснование и принятие долгосрочной программы кораблестроения. На 30–40 лет. Решение о разработке такой программы неоднократно принималось руководством страны. Без нее мы имеем торжество сиюминутных решений над здравым смыслом. Отсюда многотипье, ставшее барьером эффективного использования выделяемых средств. Необходимо перейти от широкомасштабной разработки и постройки головных кораблей по статье ОКР с трудно прогнозируемой ценой и сроками сдачи заказчику к массовому строительству с твердо установленной ценой и по жесткому ТТЗ.

– На этом, судя по всему, перечень проблем не заканчивается?
– Не заканчивается. Нельзя заказывать корабли со стопроцентным набором комплексов радиоэлектронного вооружения и оружия. Необходима взаимная ответственность кораблестроителей и ВМФ. Недопустимо менять тактико-техническое задание в процессе проектирования и тем более при постройке. Требуется сделать обязательной технологическую экспертизу институтами промышленности проектов кораблей, ТТЗ, проектов государственной программы вооружения и гособоронзаказа. Я уже неоднократно и подробно высказывался на сей счет в прессе, в том числе и на страницах газеты «Военно-промышленный курьер».

– Но вместе с тем на очереди принятие на вооружение нескольких АПЛ, в том числе «Юрий Долгорукий» и «Александр Невский» с ракетным комплексом «Булава-30».
– Это, безусловно, радует. Будем надеяться, этот процесс не прервется. Как говорил неизменно дальновидный и системно оценивающий ситуацию конструктор-академик Сергей Никитич Ковалев в процессе обсуждения вопросов строительства ракетных подводных крейсеров стратегического назначения, при рассмотрении проблем подобной важности и многогранности нужна не только красивая решительность, но и осмотрительность…

Подобная осмотрительность в конце 90-х могла бы изменить представление об оптимальности решений по проектированию РПК СН. Возможно, тогда ВМФ не имел бы столь длительного перерыва в получении подобных АПЛ.

– Как же обстоят дела с надводным кораблестроением?
– За 20 лет для отечественного ВМФ не было построено ни одного надводного корабля. Достраивались «Петр Великий», «Адмирал Чебаненко» и «Ярослав Мудрый» – корабли, заложенные еще в советский период. Зато мы имеем в избытке типаж прибрежного «москитного» флота. Почему сразу после сдачи первых трех кораблей индийским ВМС не продолжили серию фрегатов 11356 для отечественного флота? Все технологии освоены, производство готово к крупносерийной постройке… Решение приняли спустя десять лет. Но снова вопрос: параллельно идет строительство фрегатов по новому проекту, а почему нужно одновременно строить фрегаты по двум проектам? По существу на этот вопрос никто не отвечает. Объяснение, что это связано с необходимостью ускорить ввод кораблей морской зоны, не вполне убедительно. Эту задачу можно было бы решить ускорением темпа постройки фрегатов нового проекта, в том числе и на нескольких заводах. Причина, видимо, кроется в другом.

Это один из примеров того, как рождается многотипье. Перечислять можно практически по всей номенклатуре кораблей и подводных лодок. Кстати, на это обращалось внимание в заключениях института имени Крылова. Требуется глубокий и беспристрастный анализ причин этого явления. Иначе будем строить в основном головные корабли.

– Что же в таком случае можно сказать о гражданском судостроении?
– Очень многое. Прежде всего России нужны новые верфи – чисто гражданского судостроения. Строить конкурентоспособную гражданскую технику на заводах военного кораблестроения невозможно. Противоположны цели менеджмента военного и гражданского судостроения. Различны составы производства и кадров. Примеры постройки гражданской техники на заводах военного кораблестроения тому подтверждение. Это проекты, либо имеющие целью социальную поддержку завода, либо косвенно дотируемые за счет других заказов.

К сожалению, вопрос создания чисто гражданских верфей решается недопустимо медленно. В то время как потребность в судах да и в другой морской технике достаточно высока. Они необходимы для внешних и внутренних перевозок, добычи рыбы и морепродуктов, разведки полезных ископаемых на шельфе, освоения ресурсов шельфа, реализации программ изучения океана и для других целей.


И еще. Россия существенно отстает от мировых лидеров по уровню технологий и организации работ. Удельная трудоемкость в три-пять раз выше, сроки постройки в два-три раза больше. Причины тому разнообразны. Многие из них коренятся в нашем советском прошлом.

– Что делать в этой ситуации?
– Думаю, мы не вполне осознали причины нашей технологической отсталости. Заботясь о сухих доках и большегрузном оборудовании – кранах, транспортерах и т. п., мы, безусловно, правы. Это дает возможность постройки крупнотоннажных судов, потребность в которых очевидна. Но ни сроки постройки, ни трудоемкость при этом существенно не снизятся. Нужны принципиально иные технологические процессы и организация производства. В первую очередь это касается точной сборки на основе современных цифровых технологий. Создание цифровых методов описания проектируемых объектов тормозилось прежде разрывом в уровнях возможностей компьютерной техники «у нас» и «у них». Еще более сложная ситуация со стыковкой проектных цифровых моделей с производственным процессом на заводе или верфи. То есть требуются соответствующие средства на модернизацию. Они предусмотрены различными федеральными программами. Таким образом, для преломления существующей ситуации нужны понимание, воля и решительные действия.

– Россия вступает в ВТО. Многие считают этот шаг убийственным для российской промышленности. Ваше мнение?
– Если исходить из очевидного факта, что перспективные технологии – благо, а рыночная конкурентная среда – мощный стимул для инноваций, то вступление России в ВТО в долгосрочном плане – определенно системообразующий фактор перспективного развития судостроения. Прямая конкуренция с ведущими игроками мирового судостроительного рынка потребует внедрения инновационных технологий. А это повлечет за собой и развитие науки, и всестороннюю модернизацию промышленности, и уникальную экспериментально-сертификационную базу.

Судостроение в рамках ВТО может занять лидирующие позиции в создании наукоемкой морской техники, в первую очередь предназначенной для эксплуатации в суровых арктических условиях. Именно в этой области Россия имеет несравнимо богатые знания, что подтверждается интересом многих зарубежных компаний к нашему опыту.

Конечно, при этом возникнут трудности, связанные с необходимостью выполнения условий Соглашения по субсидиям и компенсационным мерам. Преодолевать их можно за счет правильного использования возможностей льготного периода и грамотного применения так называемых правомочных субсидий, общих и специальных.

– Вы говорите о развитии науки, инновациях, новых технологиях. Но, по оценкам того же Минобрнауки, мы далеко не в первых рядах.
– Говоря о науке, авторы этой оценки имеют в виду университеты и РАН. Не надо отождествлять науку только с получением исходных фундаментальных знаний. Они крайне необходимы, но существенно недостаточны для реализации всей инновационной цепочки, которая замыкается опытно-конструкторскими работами, конкретными технологиями и производственными процессами. Этим занимаются отраслевые научно-исследовательские институты, конструкторские бюро, научно-производственные комплексы и другие структуры.

– Почему не идут инновации?
– Вижу три причины. Во-первых, бизнес не заинтересован вкладываться в инновации. Заработать можно и без риска использования инновационных решений. Например, за счет административного ресурса – ведь рыночная конкурентная среда пока еще не стала «движителем прогресса». Во-вторых, система федеральных органов исполнительной власти ориентирована на отдельные составляющие инновационной цепочки – образование, наука, технологии, промышленность курируются разными ведомствами. Третья причина кроется в неоптимальных принципах финансирования науки и технологий. Если фундаментальная наука финансируется по определению, то прикладная, имеющая дело с разработкой технологий, живет либо на вольных хлебах, либо на конкурсных началах да еще и в рамках известного 94ФЗ.

– Что же делать, по вашему мнению?
– Нужно признать необходимость создания целенаправленного научно-технического задела за счет бюджета страны, причем в справедливой форме для всех участников процесса. Накладнее, чем сейчас, не будет. Особенно если устранить кормушки по типу «рогов и копыт», успешно пользующиеся особенностями упомянутого федерального закона.

Может быть, целесообразно будет вернуться к такой федеральной структуре, как бывшее Министерство промышленности, науки и технологий РФ.

Необходимо узаконить понятие «инновация», которое сейчас является просто пропуском к бюджетным средствам. Понятие должно наполниться четким и обязательным содержанием: инновация – это исследование, опытно-конструкторские работы, технологии, производство, потребительский спрос на рынке. Соответственно финансовые вложения должны даваться только под цельный процесс.

В заключение хочу поздравить всех моряков и корабелов с Днем Военно-морского флота. Пожелать им побольше новых кораблей, счастливых ближних и дальних походов. А корабелам – новых заказов.

И всем семь футов под килем, как говорят на флоте!

Об этом сегодня сообщает Военное обозрение.

Игорь Пономарев о перспективах отечественного кораблестроения
Второй международный военно-технический форум «Армия-2016» стартует во вторник в военно-патриотическом парке «Патриот».

Корабли не выйдут в море. Отечественное судостроение пока развивается только на бумаге
Руководство страны решило кардинально изменить концепцию развития Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) в сторону централизации производственных мощностей.

Герой России Владимир Александров: «Переход верфей в частные руки едва не погубил отечественное судостроение»
Вопрос о приватизации утратит сегодняшнюю остроту не раньше, чем наш бизнес станет национально ориентированным и ответственным, утверждает легендарный инженер-конструктор, Герой России, почётный гражданин Санкт-Петербурга, доктор технических наук, профессор Владимир Александров.

Новости отечественных лазерных вооружений
В настоящее время в нашей стране разрабатывается значительное число перспективных вооружений и военной техники.


  • Корабль,
  • ФЛОТ,
  • Постройка,
  • ВМФ,
  • Технология
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: