Геополитика конфликта

Конфликт в Сирии длится с марта 2011 года.

Его жертвами стали, по данным представителей ООН, 16 тысяч человек. Западные страны и ряд арабских государств добиваются ухода президента Башара Асада, полагая, что это остановит насилие. Россия и Китай, напротив, опасаются, что внешнее вмешательство в Сирии и потеря государственности приведут к разрастанию конфликта. Власти Сирии в свою очередь заявляют, что сталкиваются с действиями хорошо вооружённых боевиков, поддержка которым оказывается извне. Как будут развиваться события дальше? Как этот конфликт может сказаться на ситуации в регионе? Какие последствия от него может иметь Россия? На эти и другие вопросы отвечает в интервью «Красной звезде» директор Российского института стратегических исследований (РИСИ) Леонид РЕШЕТНИКОВ.

— Итак, Леонид Петрович, что же следует ожидать от сирийского конфликта дальше?

— Гражданская война, а именно в эту фазу уже перерос данный конфликт, развивается по худшему из возможных сценариев: в отсутствие малейшего прогресса на дипломатическом фронте стороны сделали ставку на силовое решение проблемы. Прогремевший 18 июля взрыв в здании совета национальной безопасности, который лишил Башара Асада нескольких ближайших соратников, свидетельствует о том, что вооружённая оппозиция взяла курс на физическое устранение сирийского президента. Поэтому в ближайшее время следует ожидать её новых попыток «достать» Башара Асада, то есть повторения того, что мы уже наблюдали в Ливии, когда там охотились за Муаммаром Каддафи.

Не исключаю, что этот конфликт не обойдётся без прямого военного вмешательства извне. Косвенно оно ведётся с самого его начала — именно внешние силы разжигали конфликт, готовили, оснащали и финансировали боевиков оппозиции. При этом закрывали глаза на то, что среди них оказались исламисты и террористы всех мастей. Чего стоит, например, непосредственное участие в конфликте боевиков организации «Аль-Каиды», которая объявлена «злейшим врагом США». Однако, как говорят, для достижения цели все средства хороши.

Тем не менее поставленная задача — свергнуть режим Башара Асада — пока не решена. Инициаторы и вдохновители конфликта явно просчитались. С одной стороны, силы оппозиции оказались настолько разрозненны, что их не удаётся пока объединить в некое единое движение. А с другой — правительственные войска, особенно их алавийская часть, несмотря на распространяемые сообщения о массовом дезертирстве, сохраняют высокую боеспособность. Они даже проводят в условиях конфликта учения, как это имело место в начале июля, когда подразделения ВВС, ВМФ и пехотные части отрабатывали, как сообщили сирийские СМИ, «действия по отражению нападения с моря, воздуха и суши». Да и большинство населения страны, в отличие от тех же ливийцев, живших гораздо лучше сирийцев, поддерживает существующий режим. Особенно после того, как он пошёл на ряд политических реформ.

Однако средства, и немалые, в конфликт вложены. Поэтому следует, к сожалению, ожидать, что его попытаются довести до необходимого результата. В этой связи наши эксперты полагают, что в настоящее время идёт разработка прикрытых и полуприкрытых акций иностранного военного вмешательства. В частности, они отмечают, что на Западе участились заявления о необходимости обеспечения надёжной сохранности химического оружия Башара Асада, и не исключают возможности, что именно это может стать поводом для проведения военной операции против Сирии.

Вместе с тем следует подчеркнуть, что насильственное решение конфликта в Сирии станет не только трагедией для народа этой страны, но и серьёзной угрозой для мира в регионе.

— Вы сказали, что в конфликте не решена задача устранения режима Башара Асада. Но ведь это — далеко не единственная цель, которую поставили перед собой те, кто разжигал конфликт?

— Конечно же, нет. Конфликтом в Сирии, так и в целом «зачисткой» Ближнего Востока и Северной Африки их организаторы стремятся решить целый комплекс задач, как видимых, так и скрытых. К числу первых следует прежде всего отнести проблему Ирана. Уверен, что Запад уже давно пришёл к выводу, что её решить можно только силовым методом. Но при проведении военной операции против Тегерана ему вовсе не нужен «второй фронт» из сплочённых военной необходимостью арабских союзников Ирана. Поэтому была создана цепь «цветных революций» в арабских государствах, имеющих явный характер «зачистки тылов» перед началом крупной военной операции в регионе. Сирия — крайнее звено в этой цепи, причём очень важное, учитывая, что между Дамаском и Тегераном сложились особые отношения. Хотя я глубоко сомневаюсь, что Сирия Башара Асада при проведении силовой операции против Ирана начала бы какие-либо военные действия против своих соседей. Тем не менее было решено на всякий случай «зачистить» и её.

Вторая очевидная проблема — военизированная шиитская организация «Хизбаллах», стремящаяся создать в Ливане исламское государство по образцу Ирана. Она уже изрядно «достала» всех, особенно Израиль. Поэтому расчёт здесь такой, оставшись без финансовой и военной помощи Сирии и Ирана, «Хизбаллах» или совсем прекратит существование, или заметно снизит свою активность.

Что касается не столь заметных, но не менее или даже более значимых проблем, которые решаются этой «зачисткой», то среди них я на первое место поставил бы Китай. Эта стремительно растущая мировая держава, которая в скором времени наверняка захочет заявить о себе в новом статусе, по существу бросила исторический вызов Соединённым Штатам. И те лихорадочно ищут возможности, чтобы принять его, — заявляют о «своём возвращении» в Азиатско-Тихоокеанский регион, где расширяют военное присутствие на случай прямого противоборства с Китаем, готовят новый прорыв в промышленных и финансовых технологиях, стремятся перекрыть поставку в Поднебесную углеводородов, без которых её экономика задохнётся.

Последнее как раз и является одной из задач «арабских революций». Ведь при Каддафи Китай получал из Ливии до 13% всей необходимой ему нефти. А сейчас этот источник перекрыт. Второй — Иран, который обеспечивает своими поставками 26% всех необходимых экономике Китая энергоносителей, — как выше уже говорилось, на очереди. Решая проблему Тегерана, США тем самым убивают двух зайцев — устанавливают контроль над Ираном и «перекрывают кислород» Китаю.

По мнению наших экспертов, за «арабскими революциями» стоит и межцивилизационная борьба, которая сегодня всё больше вытесняет из международной практики традиционные формы конфликтов, построенные на столкновении интересов наций-государств. В данном случае происходит столкновение англосаксонской и ближневосточной моделей — у каждой собственная картина мира и система ценностей. Считается, что для ведущих мировых держав, стремящихся к глобальному лидерству, сегодня выгоднее сделать международный конфликт управляемым и затем использовать его в своих целях.

Другими словами, в стратегической комбинации, разыгрываемой в регионе, Сирия лишь промежуточное звено, ступень, от которой зависит развитие всей операции в целом. В этой связи и задумано переформатирование Сирии. На взгляд экспертов РИСИ, ей в этих условиях уготована судьба Ирака, который после американской агрессии по сути раскололся на несколько квазигосударств. Посмотрите на курские районы Сирии, они уже сейчас отгородились различными шлагбаумами от остальной территории страны и готовы в любой момент объявить о своей независимости.
— А Россия? Ведь то, что сегодня происходит в Сирии, направлено и против нашей страны...

— Вы абсолютно правы. Причём эта направленность носит многовекторный характер. Конфликт уже негативно сказывается на экономическом и военно-техническом сотрудничестве России и Сирии. В случае же насильственного свержения режима Башара Асада Россия не только потеряет в лице Сирии своего союзника в регионе, но и вынуждена будет уступить многие позиции на Ближнем Востоке, который служит для нашей страны в качестве, важнейшего узла пересечения мировых коммуникаций, ёмкого рынка сбыта товаров. России придётся закрыть пункт материально-технического обеспечения, дислоцированный в сирийском порту Тартус, что приведёт к снижению её присутствия в Средиземноморье и на Ближнем Востоке, на региональном рынке вооружений.
Но и это ещё не все. В средствах массовой информации появились сообщения о планах строительства на территории Сирии трубопроводов, по которым пойдет природный газ из Катара в Европу. А это сделает ненужным «Южный поток», над реализацией проекта которого Россия работает уже достаточно большое время, и снизит значения для Европы «Северного потока».

Достаточно много говорится и о том, что формирующиеся на Ближнем Востоке новые геополитические реалии непосредственным образом влияют на ситуацию самой России. В частности, эксперты отмечают, что в стране происходит радикализация части исламской уммы, активизируются сторонники тех же «братьев-мусульман», которые задавали тон в «арабских революциях» в Египте, Ливии и Тунисе, и чьи единомышленники сегодня сеют насилие в Сирии. Вы знаете, что, по обнародованным данным, в 49 регионах России, а также в странах СНГ выявлены структуры, созданные эмиссарами «братьев-мусульман». Основной их целью в России является разжигание сепаратистских настроений в «мусульманских регионах» и вброс в общественное сознание идеи создания на этом пространстве государственных образований исламского типа в составе так называемого «Великого исламского Халифата». Эмиссары «братьев-мусульман» оказывают идеологическую, военную и финансовую поддержку боевикам на Северном Кавказе.

Нельзя не отметить также, что все эти процессы ведут к выдавливанию России с юга, куда она появилась несколько столетий тому назад, стремясь обрести выход к южным морям. По большому счёту, от южных земель, принадлежавших России остался лишь некий выступ, похожий на полуостров, который охватывает территорию Северного Кавказа, а для выхода к морям — лишь единственный новороссийский порт.

— Чему, очевидно, радуются турецкие элиты, ведь Россия столетиями соперничала с Османской империей за влияние в этом регионе?

— Я бы так не сказал. Конечно же, Анкара заинтересована в проникновении на Северный Кавказ и мусульманские регионы России, но не такой ценой. Для неё насильственное решение сирийского конфликта означает возрастание опасности курдской проблемы, которая может серьёзно обострить ситуацию в Турции. Поэтому Анкара с самого начала не была заинтересована в падении режима Асада, высказывалась против военной интервенции в Сирии. Это, кстати говоря, в очередной раз подчеркнул, находясь в Москве премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Тем не менее в СМИ циркулирует немало сообщений о том, что на турецкой территории ведутся приготовления к военному вмешательству в сирийский конфликт.

Такую двойственность позиции Анкары можно объяснить спецификой её отношений с Тегераном. С одной стороны, Иран входит в десятку крупнейших торгово-экономических партнёров Турции, в прошлом году товарооборот между двумя странами составил свыше 10 млрд. долларов. С другой — Турция при Эрдогане взяла курс на достижение лидерства в исламском мире. Но на этом её пути стоит Иран, потенциал которого также позволяет ему претендовать на роль регионального лидера.

— Похожую турецкой позицию в сирийском конфликте занимает и Израиль...

— В какой-то мере это так. Израиль имеет довольно прочные рабочие отношения с сирийцами. Для израильтян Сирия — «дьявол, которого они знают». Идея суннитского правительства, контролируемого «братьями-мусульманами» на их северо-восточной границе, пугает Израиль. Поэтому он с самого начала сопротивлялся свержению Асада. Однако под давлением вдохновителей «арабских революций» и возможности усиления иранского присутствия на северной границе Израиль стал менять свою позицию. В частности, министр обороны Эхуд Барак заявил, что «хотят видеть ускорение падения режима».

— В разговоре вы всё время используете выражения «организаторы конфликта», «вдохновители революций», однако при этом не называете конкретных стран. Можно было бы предположить, что это Соединённые Штаты. Однако если проанализировать итоги тех же «арабских революций» или учесть опасность прихода к власти в Сирии «братьев-мусульман» и даже «Аль-Каиды», то получается, что всё происходящее сегодня на Ближнем Востоке и в Северной Африке невыгодно Соединённым Штатам...

— Вы затронули очень серьёзную проблему, требующую глубокого изучения. Я отнюдь не приверженец пресловутой теории заговора, но рискну предположить, что существуют надциональные структуры, которые занимаются во имя собственных интересов изменением конфигурации мира. Причём их деятельность проявляется не только в арабском мире.

Взять, к примеру, Евросоюз. Что там не знали, как живёт Греция? Знали, однако её приняли в европейское сообщество и нормально существовали вместе. Но, вот Евросоюз окреп и стал проявлять самостоятельность в некоторых вопросах внешней и военной политики. И тогда вдруг стало формироваться мнение, что Греция оказалась слабым звеном, которое может развалить весь Евросоюз. В частности, уже появились заявления, что вместо него будет создан новый союз из 5 — 6 ведущих европейских стран.

А Соединённые Штаты. Думаю, что не случайно уже два подряд срока демократы и республиканцы выдвигают неравнозначных претендентов на пост президента страны, заранее обрекая на победу одного из них. Ведь что-то и кто-то за этим стоит.

Хотя, возможно, наднациональные и национальные интересы истеблишмента Запада настолько тесно переплелись, что их трудно различить. В общем, этот вопрос требует дополнительного изучения. Как и то, что будет дальше с Сирией.

Об этом сегодня сообщает Военное обозрение.

Пётр Козьма. Китай выходит в Индийский океан: геополитика конфликта в Мьянме
Вооруженные столкновения на северо-востоке Мьянмы, в населенной этническими китайцами самоуправляемой территории Кокан (по другой транскрипции — Коканг, китайское название — Гогань), выглядят довольно незначительными на фоне других масштабных конфликтов в Азии.

«При возобновлении боевых действий закончится украинская государственнность»
Президент РФ Владимир Путин заявил, что официальный Киев отказывается идти по пути мирного урегулирования конфликта в Донбассе и использовал мирную передышку для перегруппировки сил.

Карабахский конфликт решит новая геополитика
На днях заместитель главы администрации президента Азербайджана, заведующий отделом внешних связей Новруз Мамедов высказал в интервью журналу Caucasus International суждение, которое невозможно оспаривать.

Foreign Policy: Протесты В Молдове идут не из-за геополитики, а из-за тотальной коррупции
Запад может в ближайшем будущем потерять Молдову. Об этом пишет авторитетное американское издание Foreign Policy, которое проанализировало ход молдавских акции протеста и реакцию на них со стороны властей.


  • Сирия,
  • АСАД,
  • Башар,
  • Страна,
  • Конфликт
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: